Продолжаем о наболевшем

Массовая истерия всегда показательна, она обнажает проблемы и социальные течения и заставляет порой задуматься о скрытых мотивах в обществе.

Вот например, в последнее время, на волне разных событий, начиная с выборов президента РФ и заканчивая событиями на Украине, стало широко популярно мнение о том, что «журналистика нынче не та», что «российские СМИ — сплошная пропаганда и фальшивка», что «нет ни слова правды», что «задавили свободу слова». Ну и в лучших традициях советского диссидентства: «Вот на Западе...».

Раньше нам так долго и упорно вдалбливали, что капитализм, это зло, что загнивающий запад катится в тартарары, что буржуазный империализм угнетает рабочий класс и так далее. Нам говорили, что западная пресса врёт, чтобы очернить нашу дружную и счастливую страну, преследуя свои политические и экономические интересы.

Нам так долго это внушали, что когда железный занавес рухнул и все мы, как слепые котята ухнули в кипящий котёл свободы слова и мировых источников информации, получили возможность самим получать новости из первых рук, не пропущенные через призму коммунистической идеологии и партийной цензуры, что это вызвало совершенно обратный эффект.

Усомнившись хоть раз в словах бывших вождей о «загнивающем западе», мы вдруг слепо уверовали в то, что и всё остальное про капиталистические страны было гнусной ложью.

Мы верим и поныне, что США — оплот демократии, что Евросоюз — экономический рай на территории старого света, что капитализм — единственно верный путь, ибо «каждому по способностям», что безграничная свобода слова — краеугольный камень западного цивилизованного мира. Мы верим в это фанатично, неистово. И верим мы в это не благодаря, а вопреки. Назло.

Причём, верит в это в основном далеко не самый проблемный пласт российского общества, так сказать интеллигенция: образованные и вполне преуспевающие люди. Оно и понятно: рыночные отношения дали им вполне благодатные всходы, что в свою очередь позволило им приобрести уверенность в себе и в своей правоте, сделав их, как им кажется, экспертами в совершенно различных сферах социальной, политической, экономической и прочих проблематиках. Опираясь, конечно, на западный опыт.

Вот и получается, что когда они сравнивают российские СМИ и западные, каждый из них считает своим долгом сделать вывод о тенденциозности и фальшивости российской прессы.

И весь вопрос для думающего человека не в том, так это или не так. Вопрос в осознании заблуждения о том, что «на западе такого быть не может». «Западные издания не подтасовывают факты, не выдирают из контекста». «Они говорят людям только правду, не преследуют политических целей». «Там не увольняют и не сажают тех, кто говорит то, что думает».

Но не надо далеко ходить, чтобы понять, что это не так. Там так же печатают тенденциозные материалы, не утруждая себя проверкой фактов (см. заголовки иностранной прессы на соедующее утро после крушения MH17, например), так же выдёргивают из контекста (см. освещение в западной прессе открытого письма отца девушки, погибшей на рейсе MH17), точно так же преследуют разоблачителей (например, Сноуден и Ассанж) и точно так же там на выбор материалов, подачу и прочие аспекты влияют советы директоров (если сомневаетесь, обратите внимание на схожесть редакционной политики и риторики таких известных изданий, как The Sun и Wall Street Journal, а так же на их владельцев).

Новости, как и информация, это продукт, коль скоро мы попали в капитализм. Это продукт, который хорошо продаётся. Но чтобы он хорошо продавался, он должен нравится потребителю, отвечать его массовым постоянно меняющимся интересам и ожиданиям. В противном случае, никто не станет потреблять этот продукт.

Что ж, на мой взгляд, всё честно. И с российскими СМИ произошло то же самое. Они попросту эволюционировали, стали в значительной степени более коммерческими. И никакие цензура и гнёт не угрожают свободе слова в России. Угрожают низкие рейтинги и нежелание играть по этим правилам. Стало совсем как «на западе». Разве не этого мы все так хотели?