Про эмбарго

Даже в критических ситуациях политики не могут не думать о выборах. Таковы реалии демократии.

Вот и сейчас, когда любой житель Латвии, маломальски обученный грамоте и арифметике, в состоянии понять, что для нашей маленькой, но гордой страны ничем хорошим не закончатся эти игры в большую политику, что урон от эмбарго для нашей экономики будет как минимум сопоставим с кризисом 2008 года, даже не смотря на всё это, наши политики не перестают последовательно и целенаправленно врать и извиваться, чтобы только дотянуть кота до осенних выборов.

«Санкции больнее ударят по самой России», «Латвийскому сельскому хозяйству и рыбной промышленности нечего бояться», «Латвийским производителям теперь открыт весь мир», «Росту экономики ничто не угрожает». Звучит как мантра, призванная успокоить избирателя. Конечно, ведь если избиратель запаникует, то акурат перед выборами может припомнить правящей коалиции всю ту внутреннюю и внешнюю политики, которые привели страну к сложившейся ситуации. И кто знает каким будет их выбор тогда.

Наиболее предприимчивые политики тут же «нашли выход из ситуации». Пообещали для производителей ввести «налоговые каникулы» на год, чтобы предприятия смогли переориентироваться на другие рынки. Это подразумевает отсрочку в выплатах подоходного налога, налога на рабочую силу и т.д.

Во-первых, такие заявления выглядят не только странно, но и лицемерно от правительства, которое уже около года всячески противится понижению НДС на продукты питания, вопреки всем петициям, дискуссиям с представителями производственной и торговой отраслей. Более того, правительства, которое последние полгода неоднократно намекает на недостаточное наполнение бюджета и необходимость поднятия налогов, хотя в преддверии выборов, регулярно бьёт себя за это по губам. Получается, либо государство вполне может отказаться от части налоговых сборов, либо «каникулы» будут за счёт остального населения, что всё равно приведёт к росту инфляции, либо всё это просто слова, чтобы заручиться перед выборами поддержкой бизнеса. Думается, последнее.

Во-вторых, что такое год на поиски новых рынков сбыта? В ЕС плановая экономика. Да, да, то, что так нас всех раздражало в СССР, пышным цветом расцвело в самом сердце Европы. На протяжении последних 10 лет, то немногое, что осталось от Латвийской промышленности и сельского хозяйства, подверглось такому жёсткому квотированию, что многие фермы у нас получают деньги из еврофондов только за то, что ничего не производят. Производство сахара уничтожено в угоду Датчанам, добыча рыбы фактически принесена в жертву норвежцам, многие предприятия давно и безвозвратно принадлежат иностранным компаниям, которым проще закрыть тут производство и открыть новое в другой стране. Да и конкуренция среди стран ЕС в производстве того, что ещё разрешено, видна на примере наших магазинов. Фрукты из Испании и Польши, мясо и молочка из Литвы, эстонские сладости давно уже по популярности обогнали местные. Да и самих латвийских магазинов давно уже почти не осталось.

Зато у нес был хоть какой экспорт. И главным экспортёром шпрот в масле, конфет, рижского бальзама, сыров и прочего, нравится вам или нет, были страны бывшего союза, и в первую очередь Россия. Нет, не потому, что очень качественная продукция или что дешевле, чем из Франции. Просто это единственное место на земле, где многие ещё с детства знают про шпроты, пробовали в студенческие годы кильку в томате. Считайте это ностальгией.

Так как наши господа министры хотят, закрыв такой рынок, чтобы наши производители за год, нашли новые рынки сбыта там, где не то что не знают наших продуктов, но вообще слабо представляют где находится наша страна? Как они представляют себе перепрофилирование производства за год? Ведь не секрет, что многие наши продукты просто не пройдут соответствующую аттестацию во многих странах «по вредности» в том виде, в котором они выпускаются сейчас.

Или же это всего лишь отговорки, и главная задача дотянуть до осени? Кажется так.