May 14, 2019

Уездная жуть.

Восьмидесятые годы уже прошлого века. В городке N был медицинский институт с кафедрой хирургии, на которой на практических занятиях использовались медицинские препараты.

Мед.препараты, к слову, представляют собой настоящие органы и части тел трупов. Вопрос с наличием необходимых препаратов решался просто: в морг местной городской больницы оформляли необходимые бумаги и посылали пару экспедиторов с чемоданом за грузом. Размер и вес препаратов внушали уважение, чемодан был им под стать, а потому перевозку этого добра через весь город на городском транспорте поручали двум самым здоровым хирургам.

В истории института случилось знаменательное событие - на кафедру хирургии с курсом лекций прибыло столичное светило от медицины, которому для практической демонстрации понадобились определённые мед.препараты. Нужных препаратов не оказалось и начальство под страхом репрессий приказало всё организовать.

С моргом договорились быстро, мигом подписали бумажки, а с экспедиторами случилась накладка. Сопровождающего специфического груза отыскали только одного, да и тот был не в нужной кондиции. Не в смысле пьян, а в смысле отработал ночное дежурство врачом на скорой помощи, с утра прочитал студентам лекции на кафедре и собирался убегать домой отсыпаться. Убежать он не успел, начальство вовремя заметило незаменимого работника и срочно отправило его в морг за препаратами.

Невыспавшийся и злой как чёрт хирург повозмущался, выслушал ответные матюки, впечатлился и отправился в морг. На месте получил полный список препаратов и потащил тяжеленный чемодан на остановку, где кое-как погрузился в забитый автобус.

Для полноты картины, медик был весьма колоритный: детина под два метра ростом, небритый, опухший, глаза с недосыпу красные, в наличии запах алкоголя (успел принять на грудь спирта ещё на скорой после дежурства), плюс к этому надорвал спину, пока тащил чемодан в одиночку, что отразилось на зверском выражении лица. Короче, типичный хирург.

Ситуация развивалась, граждане ехали в автобусе по своим рабочим делам, пихали друг друга локтями. И тут одна гражданка, всю дорогу опасливо косившаяся на злобного бугая, завизжала, тыча пальцем в его чемодан. Рядом стоящие проследили за указующим перстом и заметили, что из чемодана сочится нечто, напоминающее кровь. Тётка, взяв на себя груз гражданской ответственности и видя общественную солидарность, начала выпытывать:

- А что у вас, собственно, в чемодане, мужчина?

Доктор не стал вдаваться в подробности и буркнул, что везёт мясо с рынка. Сознательная тётенька не унималась, на её счастье рядом стоял курсант школы милиции, которого она и привлекла в качестве властной инстанции:

- Хватайте бандита, товарищ милиционер! Наши люди на рынок за мясом с чемоданом не ездят!

Курсантик был ещё совсем молодой и предпочёл бы остаться непричастным, но форма обязывала, тем более из чемодана текла вроде как натуральная кровь. Курсант расправил узкие плечи и срывающимся голосом грозно скомандовал:

- Милиция! Предъявите чемодан к осмотру!

Доктор, проклиная всё на свете и стараясь загородить содержимое от остальных пассажиров, приоткрыл чемодан для проверки. Взорам будущего милиционера и присоединившейся к нему вредной тётки предстали страшные вещи. А именно упакованные в целлофан человеческие части: внутренние органы, конечности и даже вполне созревший эмбрион, уже похожий на младенца. Все мед.препараты были щедро залиты кровью, санитар в морге, видимо, не сильно старался при их упаковке.

Сознательная общественница без лишних слов побледнела и в обмороке затаилась на полу. Курсант оказался покрепче и ограничился обильной рвотой на распростёртое тело. Остальные пассажиры, успевшие мельком увидеть кровавую расчленёнку, замерли в ступоре, успев однако выйти из зоны поражения блюющего курсанта.

Представитель закона, справившись наконец с взбунтовавшимся желудком, прохрипел:

- Ваши документы.

Доктор, обескураженный происходящим безумием, внезапно решил, что у него требуют сопроводительные документы из морга. Искомые документы были похоронены где-то на дне чемодана. Хирург, кривясь от боли в спине, снова открыл чемодан, пошарил рукой среди кишок и конечностей и вытащил пропитанные кровью бумажки. Курсант, вторично увидев содержимое чемодана и узрев перед носом какие-то кровавые лохмотья, заново залил блевотой всё вокруг.

В этот момент массовый ступор закончился, мужики повисли на руках у доктора, завизжали женщины. Перепуганный водитель под дикие вопли остановил автобус, кто-то рванул в милицию, благо отделение было недалеко. Наряд во главе с лейтенантом прибежал быстро, открывшееся зрелище по своей экспрессии было достойно пера великого художника. Масса мужчин около автобуса прыгала на здоровенного детину и пыталась его скрутить. Детина легко отмахивался и свирепо орал: «Отстаньте, сволочи, я врач!» Рядом кучка женщин взволнованно суетилась над неподвижным телом, почему-то заблёванном. В стороне отрешённо стоял курсант с зелёным лицом и в грязной рубашке. Чуть дальше валялся огромный чемодан.

Лейтенант решил прояснить обстановку и решительно подошёл к курсанту:

- Товарищ курсант, доложите обстановку!

Усилием воли сосредоточившись от начальственного окрика, курсант начал беззвучно шевелить губами, показал пальцем на дерущихся, скосил глаза на чемодан, резко побледнел, отвернулся и начал корчиться в болезненных спазмах.

Тем не менее закончилось всё хорошо: драку разняли, отличившихся задержали, в ситуации разобрались, обморочную гражданку привели в чувство, доктора вместе с его кровавым чемоданом на ГАЗике подбросили в институт. Столичное светило получило необходимые для демонстрации препараты, руководство института получило по шапке за нарушение правил транспортировки. А в спокойном городке N ещё несколько лет ходили жуткие слухи то о пойманном в автобусе маньяке, расчленявшем беременных женщин и пившем кровь их младенцев, то о врачах-людоедах, возящих в чемоданах человечину из морга на рынок для продажи.