October 7, 2020

"ИРАН оказался между молотом и наковальней в Карабахе"

Проблема конфликта в Нагорном Карабахе (далее сокращаем - "НК") для Ирана является стратегически важной. Настолько важной, что по приоритетности она выше для Тегерана, чем даже проблема Сирии или нормализации отношений некоторых арабских стран с Израилем. Все отошло на второй план, включая вопрос Палестины, потому что здесь, в Карабахе, существует реальная угроза национальной безопасности для иранцев.

Чтобы понять, почему для Ирана конфликт в Нагорном Карабахе столь важен - обратимся к истории, которую мы разобьем на несколько составляющих.

Прежде всего конфликт происходит между двумя народами-этносами - армянами и азербайджанцами. Эти два этноса исторически живут очень компактно на территории Ирана.

Обратимся к армянам.

Они, представляют религиозное меньшинство в Иране, но при этом, по языку, - родственны иранцам, поскольку армянский относится к индоевропейской семье языков. Состав имеет арийские (персидские) слова и имена: "Ануш", "Тигран", "Ара", "Джегяр" и т.д. Это все исконно древнеперсидские слова. Итак, на территории территории Ирана они проживают компактно, без каких-либо ущемлений, поражений в правах.

Словом, чувствуют себя, как свободные граждане Исламской Республики Иран. Армяне проживали до 1979 года (СП: Исламская революция), в шахские времена, и проживают сейчас, после революции. У них есть своя религиозная община, свои представители в Меджлисе (СП: парламент Ирана).

Более того, на территории этого государства проживают армяне, которые, возможно, уже утеряли родной язык. Их еще называют "отюреченными армянами". Таких армян легко определить по фамилиям, но это уже те, кто приняли ислам. Кстати, и они часто занимают высокие посты. Большинство из них является мусульманами - шиитами. Они также, соответственно, вполне полноправные граждане своей республики.

Обратимся к азербайджанцам.

Представителей этого народа достаточно много на территории Ирана (СП: по разным оценкам, от 15 до 35 млн. человек). Скажу больше.
После этнических "персов-фарсов" (СП: титульная нация) - это вторая группа, которая составляет население страны!

Тем не менее, это тюркоязычный народ. Он имеет очень большой вес, множество представителей азербайджанского этноса являются высокопоставленными чиновниками в политической системе Ирана. Достаточно сказать, что Верховный духовный лидер "Рахбар" Исламской Республики Иран - Аятолла Али Хаменеи (СП: в иерархической системе ИРИ эта фигура стоит над всеми) - это этнический азербайджанец. Его второй родной язык - азербайджанский. Он даже читает лекции на нём.

Но на территории того Азербайджана, который остался в составе Ирана, по-прежнему проживает огромное количество азербайджанцев. Вместе с тем в 90-х годах многие политические и общественные деятели в бывшем советском Азербайджане (тот же президент Абульфаз Эльчибей) высказывались за объединение южного и северного Азербайджана. Соответственно, периодически такие призывы юнионистов звучат в Республике Азербайджан.

Аналогичные пожелания периодически звучат и в политических кругах Ирана. При президенте Ахмадинежаде (2013) был очень консервативный состав иранского парламента. В нем имели большой политический вес, соответственно, консервативные азербайджанцы - шииты.

Так вот: они даже подготовили законопроект, который давал бы право Тегерану настаивать на объединении всех азербайджанских земель, вплоть до аннексии северного Азербайджана. То есть той территории, в которую входит и Нагорный Карабах. Но этот законопроект хода не получил.

Эти исторические и лингвистические ремарки говорят о том, что для Ирана - проблема Карабаха более, чем важна. Естественно, Иран формально, в рамках четырех резолюций ООН, высказывает свою поддержку именно Баку. Но, у Тегерана нет настолько стратегически крепких отношений с нынешним Азербайджаном в виду территориального спора по поводу провинций на территории Ирана и территорий, которые входят в нынешнюю Республику Азербайджан.

В этом плане у Ирана есть претензии и амбиции на объединение, и Тегеран боится того, что на фоне этого конфликта, (если Баку сможет переломить ситуацию в военном смысле) могут усилится тенденции к азербайджанскому сепаратизму в Исламской Республике Иран. Между прочим, такое уже было и в шахское время. Потому, что до 1979 года многие жители азербайджанского происхождения в Западном и Восточном Азербайджане (СП: так называются провинции на территории Ирана) вдохновлялись идеями коммунизма.

Следовательно, шах преследовал их, поскольку не без оснований опасался роста популярности коммунистических идей на территории Персии. Все эти тенденции, конечно, исходили от связей с Советской Социалистической Республикой Азербайджан. Вот почему для иранцев проблема сепаратизма, равно, как и вопрос аннексии нынешнего тюркоязычного Азербайджана - жизненно важны. Тегерану все это категорически не нужно.

При этом у Ирана очень хорошие отношения с Республикой Армения. Особенно речь идет о торговых, энергетических проектах. Не надо забывать, что Иран весьма надеется на Ереван в том плане, что армянская сторона выступила инициатором вступления Тегерана в ЕАЭС. В условиях санкций - это крайне важно. Поэтому Иран никак не может разорвать свои отношения с Арменией, и выступить только на стороне Азербайджана в карабахском конфликте.

Иран без преувеличения оказался между молотом и наковальней.

Это нельзя сравнить с теми этническими конфликтами, которые происходили у нас в августе на территории Москвы, когда были погромы на дорогах, происходили автомобильные стычки, когда на рынках Москвы азербайджанцы досаждали армянам или, наоборот, когда на территории столицы армяне врывались в азербайджанские кафе. Таких всплесков было приличное количество в России. На территории Ирана ничего подобного не случалось. В этой связи для Ирана проблема межэтнических столкновений неактуальна.

Но, повторюсь: для Тегерана жизненно важна проблема территориальной целостности в виду происходящего в Карабахе. В частности, речь идет об угрозе попадания ракет. Уже несколько ракет попали на территорию ИРИ во время обстрелов между армянской и азербайджанской сторонами. Несмотря на это, Иран на данный момент сохраняет нейтралитет, проявляет максимальную выдержку. Официальные лица Ирана заявляют, что для них это не является прямой агрессией с той или иной стороны военного конфликта в НК.

При этом можно не сомневаться в том, что Тегеран предпримет все необходимые военные меры в рамках обеспечения своей национальной, территориальной безопасности. Вероятно, в ближайшее время будет проведена мобилизация сил и средств на своей границе. Однако напрямую Иран не станет вмешиваться в конфликт.

Теперь что касается поставки вооружения из Ирана в Армению, о чём периодически говорят и пишут. Это опять же слухи, не соответствующие действительности.

Во-первых, у Тегерана до сих пор действует оружейное эмбарго. До тех пор, пока 18 октября не наступило, когда с Ирана по резолюции СБ ООН снимается оружейное эмбарго, - иранцы не могут поставлять оружие куда-либо. Неофициально в том числе. Единственное исключение, о котором может идти речь в сложившихся условиях - это неофициальная поставка вооружений в Ливан, в Сирию, поскольку он законно присутствует на сирийской территории (для своих военных).

Исключение составляет также поставка вооружения в Палестину, поскольку Тегеран официально поддерживает её в борьбе за освобождение своих территорий. Помимо этих трех фронтов иных быть не может.

Во-вторых, поскольку Армения это бывшая советская социалистическая республика и вооружения на её территории, во многом, превосходят те возможности, которые есть в этом отношении у Ирана (Армения же в принципе не ограничена каким-либо оружейным эмбарго: она могла купить любые современные вооружения у России, Израиля, США) говорить при всем при этом о поставках вооружений туда иранцами - нелогично. К тому же это просто нерентабельно.

Иран заявляет о "третьей силе", "третьем факторе". Мы знаем, что Россия, Франция и США являются сопредседателями в Минской группе ОБСЕ, на которую была возложена миссия урегулирования конфликта в Нагорном Карабахе. При этом, если Москва хотя бы постаралась выполнить свою часть этой работы, добилась хотя бы на время прекращения огня, то Вашингтон в данном случае здесь не выполнил никаких обязательств.

Более того, угроза со стороны США через раскручивание конфликта в НК - то есть их деструктивная роль, - здесь объективно присутствует. Потому, что нынешнее руководство Армении является проамериканским. И для США очень выгодно снова будировать вопрос "геноцида армян", снова столкнуть лбами Армению и Турцию, втянуть в это Россию и Иран.

Тегеран не зря предлагал Турции и России совместными усилиями решить проблему НК дипломатическим путем. Вместе с тем у всех разная позиция. У Анкары очень сложная позиция, потому что она не может выступать потенциальным модератором этого конфликта или медиатором в переговорах. Ведь Турция поддерживает исключительно азербайджанскую сторону. Россия и Иран в этом смысле имеют шансы, поскольку у Москвы и Тегерана свои общие интересы: для обоих игроков и Армения, и Азербайджан это два равнозначных экономических и политических партнера.

Именно в этой связи Иран и говорит об этой "третьей силе" - США. Последние хотят всеми способами очернить имидж Исламской Республики Иран. Они распространяют информацию о том, что якобы Иран поддерживает исключительно Баку, о поставках вооружения в Азербайджан, врут о межэтнических стычках, которых нет в этой стране между армянами и азербайджанцами на самом деле.

Задача американцев -показать Иран, как страну агрессора, сформировать у всех восприятие Тегерана. как деструктивного элемента в этой конструкции. Да, это доктрина США, которую они активно продвигают в информационном пространстве.

Разумеется, это не соответствует действительности по ряду уже озвученных причин.