Что не так с политическим анализом Сержа Саргсяна? - исправления от Совести Пропагандиста

На днях Старина Серж опубликовал собственную статью, в которой он переосмысливает итоги переговоров в Казани и процесс мирного урегулирования конфликта 10 лет спустя.

Вкратце, вся суть этой статьи состоит в том, что армяне виноваты в свержении Саргсяна, который был в шаге от урегулирования карабахского конфликта в пользу Армении. Пашинян же уничтожил этот переговорный процесс своим желанием привлечь сепаратистов к переговорному процессу. (При этом идея подключить к международным переговорам карабахских сецессионистов была актуальна и ранее, сам Кочарян заявлял о важности такого формата)

Серж Азатович аргументирует, что отказ азербайджанской стороны от Казанских принципов, предусматривавших проведение плебисцита в Нагорном Карабахе, вверг Баку в международную изоляцию, в то время как риторика Армении и абстрактного «международного сообщества» на тот момент совпадала. В результате, Азербайджану ничего не оставалось делать, кроме как срывать переговорный процесс военными провокациями, как убеждён третий президент страны.

Экс-президент убеждён, что ему не дали довести дело до конца (вернее насладиться иллюзией совпадения риторики Армении и международного сообщества при полном провале переговорного процесса), и пришедший к власти Пашинян отказался от «трёх главных принципов» международного права, предусмотренных Мадридскими принципами: от территориальной целостности, права на самоопределение и неприменения силы.

Здесь Сержу Саргсян стоит задать вопрос: а предшествовавшее Пашиняну руководство Армении само хоть следовало этим принципам? Если с правом на самоопределение все предельно ясно - все правительства Еревана отстаивали идею, что армянская община Карабаха не желает быть в составе Азербайджана, то в принципе эти же правительства не уважали территориальную целостность Азербайджана.

Большинство кейсов в международной политике, касающихся территориальных конфликтов, демонстрируют, что право на самоопределение и принцип территориальной целостности чаще всего противоречат друг другу. Соответственно, следовать обоим понятиям в полной мере было бы невозможно в карабахском процессе: каждое из них в определённой степени нарушалось. Что же касается неприменения силы, то здесь Саргсяну можно только позавидовать. За спиной этого человека опыт вооружённых столкновений в 2008, 2010, 2012, 2014, крупномасштабные боевые действия в 2016, в ходе которых были утрачены некоторые стратегические высоты, а также ежедневные нарушения режима прекращения огня на линии соприкосновения.

О каких вообще прорывах в карабахском урегулировании в свой срок президентства может говорить Саргсян, когда не было сделано ни одного серьезного шага к имплементации достигнутых предварительных соглашений, а переговорный процесс с каждым годом становился все более пассивным и бессмысленным. Наиболее плодотворный период мирного процесса, при котором Азербайджан и Армения были в шаге от прекращения конфликта был в 1996-1997 гг. Тогда первый президент РА Левон Тер-Петросян был согласен на условия, обозначенные во "Всеобъемлющем соглашении по урегулированию нагорно-карабахского конфликта" 1997 года, которое предусматривало включение Нагорного Карабаха в состав Азербайджана на правах широкой автономии. Иронично, что приближающийся компромисс был сорван пришедшим к власти карабахским кланом, выходцами из которого были и Кочарян, и Саргсян.

Тупиковое состояние переговоров и неконструктивная позиция армянского руководства как раз во многом и спровоцировала боевые действия 2016 года. Останься Саргсян у власти до сентября 2020 года, ничего бы существенно не изменилось, и боевые действия закончились бы аналогично, поскольку армянская армия и ее офицерский состав уже давно деградировали, а Азербайджан уже как больше десяти лет модернизировал свои войска и готовился к ожесточенной войне, не желая соглашаться на территориальные уступки. Мирное урегулирование всегда интересовало Баку только как способ возвращения территорий без людских потерь.

Военные расходы Азербайджана и Армении в период 1998-2016 гг.

Теории заговора о про-западном Николе, который «своим предательством» вынудил Россию поддержать Азербайджан и Турцию в новой войне не имеют под собой серьёзных оснований. Если бы это было действительно так, то мы бы не наблюдали на Flightradar24 ежедневные военные поставки из России в Армению и не видели, в основном, про-армянское освещение войны в российских СМИ. Не говоря уже о том, что к концу октября в район армяно-азербайджанской границы на зангеланско-губадлинском участке прибыли российские войска из 102-й базы, что позволило армянам перетянуть резервы с гос.границы в Карабах.

Более того, Москва пыталась несколько раз остановить боевые действия без существенных условий для спасения армянской армии от краха, о чем свидетельствуют долгие переговоры министров иностранных дел в начале октября. Россия поддерживала своего союзника по ОДКБ настолько, насколько это было возможно, стараясь не нарушать международное право и вторгаться на территорию Азербайджана, независимо от того, кто сидит во власти в Ереване и что несёт. Точно так же, "деструктивная риторика Пашиняна" не отвернула от Армении то самое «международное сообщество», которое в понимании Сержа ограничивается Францией и США. Напротив, эти страны со всех трибун особенно оказывали дипломатическую поддержку Армении и ее попыткам сохранить status quo.

Резюмируя, статья Саргсяна не является реальным анализом предшествовавшего войне переговорного процесса и допущенных в нем ошибок. Всего лишь очередная пиар-акция Саргсяна, направленная на внутреннюю политическую борьбу.

Говоря о поражении в войне, этот вопрос нужно рассматривать через «коллективную ответственность» в понимании Ханны Арендт, а не сводить все к одной персоне. Что общество, что истеблишмент Армении все последние 28 лет шли на поводу у агрессивного шовинизма и ирредентизма, не осознавая негативные последствия такого мировосприятия для собственной страны и региона. Точно так же, все руководители страны, понимая невозможность международного признания т.н. НКР делали ставку на сохранение status quo в своих интересах, что делало повторную войну в Карабахе неизбежной - Ultima Ratio Regum.