Про свечной бизнес...

Данным материалом, ни в коем случае не хочу обидеть чувства верующих, но факт остается фактом…

Цены на церковную атрибутику определяет самостоятельно каждый приход, об этом говорят священники. Парадокс в том, что цифра, нарисованная на бумажке, по факту – ценник, фиксированный прайс, но церковь считает это пожертвованием. Как говорят священники, храм – не магазин. И это так: РПЦ не платит никаких налогов в государственную казну со своих доходов – то есть пожертвований.

Отец Федор Востриков из «12 стульев» не зря лелеял мечту о свечном заводике в Самаре. Дело это суперприбыльное. Себестоимость трехграммовой свечи примерно 20–40 копеек. Ведь этот товар состоит не из чистого воска (самый дорогой при свечном производстве материал закупается у пасечников по 250 рублей за килограмм), его там может быть всего несколько процентов. Нам их продают в храмах по 20–40 рублей. Как вам такая накрутка?

Большинство свечей изготовлено на заводе «Софрино». В России есть и другие производства. Но духовенство обязывают закупаться именно у «Софрино», которое принадлежит РПЦ, чтобы деньги не утекали из церковного кармана в чужой.

Это крупнейшее производство находится в одноименном поселке в Пушкинском районе Подмосковья. На заводе изготавливают иконы, храмовую мебель, церковную одежду, киоты, ювелирные изделия, печатную продукцию и многое другое. Духовенство закупает там свечки оптом. Набор из 100 маленьких свечей стоит 630 рублей, то есть по 6 рублей 30 копеек за штуку (значит, средняя прибыль – 300%). Своими пожертвованиями храмы обязаны делиться с епархиями (от 50 до 70 процентов), а те в свою очередь делают отчисления в патриархию.

Судить о прибыли «Софрино» можно по размаху, с которым несколько лет назад праздновали день рождения его директора Евгения Пархаева. Начался он со службы, которую возглавил Патриарх Кирилл, и банкета в храме Христа Спасителя, продолжился в ресторане «Европейский» и закончился фейерверком на даче у виновника торжества.

Кроме «Софрино», есть также небольшие мастерские, где свечи отливают из огарков. По идее свеча должна сгорать до конца, символизируя тем самым жертву, но это не дают им делать милые бабушки-служительницы – гасят раньше. Эти остатки отправляют в мастерские, в которых себестоимость свечей еще меньше.

Свечи – это, конечно, главный заработок церкви, но есть еще иконы, книги, благовония, крестики, и они тоже стоят недешево. В Греции икона ручной работы (10–12 сантиметров высотой), вырезанная на куске дерева, стоит 10–12 евро, в России за эти же деньги можно купить только наклеенное на деревяшку цветное изображение. Даже на святой воде в наших храмах делают деньги. Сама по себе она бесплатная, но если нужна бутылка, извольте поделиться рублями. Скажем, в Ново-иерусалимском монастыре придется отдать 30 рублей за литровую тару, которая после использования полетит в ведро. И попробуйте спросить: а можно принести жертву поменьше? Дай бог всем здоровья!