«Всех не убьёшь». Коронавирус и пермские безнадзорные животные

В разгар эпидемии коронавирусной инфекции волонтёров перестали пускать в пермский муниципальный приют на ул. Соликамской, 271. Отловленных животных много, обратной связи о состоянии собак и кошек почти нет, разрешения на уход за четвероногими получили только четверо волонтёров.

Ещё в начале апреля директор приюта Жанна Рэдлер, назначенная на должность совсем недавно — в январе 2020 — закрыла организацию от сторонних посетителей. Однако собственных сил и рук четырёх волонтёров оказалось недостаточно. Дело в том, что, судя по сообщениям СМИ, «самоизоляция» людей привела к резкому росту числа агрессивных бездомных собак на улицах Перми. Властям пришлось активизировать мероприятия по отлову животных и передаче их в муниципальные приюты. То есть число собак в месте государственной «передержки» за последние три недели увеличилось, а число сотрудников и волонтёров при этом – сократилось до минимума.

«Я знаю о ситуации со слов волонтёров. Они рассказывают, что собак сейчас в приюте очень много, людей при этом там почти нет. Есть сведения, что в приют за это время попало много домашних собак, которые не едят сухой корм (не понимают, что это такое), голодают, а директор организации не разрешает волонтёрам привозить каши и супы для тех, кто не ест «сушку». Катастрофически не хватает помощи ветеринаров – уже зафиксированы смертельные случаи», — рассказывает биолог, руководитель проекта по воспитанию ответственного отношения к животным клуб «Дом Найды» Елена Плешкова.

Об этом же изо дня в день под постами губернатора Дмитрия Махонина в Instagram пишут зоозащитники и пермяки, переживающие за жизнь животных. Все они просят об одном — позволить волонтёрам посещать муниципальный приют, чтобы не оставлять животных в опасном положении.

Мы попытались дозвониться до муниципального приюта, чтобы разобраться в происходящем. Однако единственный номер телефона +7 342 263-14-94, указанный как официальный способ связи с приютом, не отвечает. Как и все звонящие в организацию горожане, в том числе волонтёры, мы услышали лишь запись: «Вас приветствует пермская городская служба по регулированию численности безнадзорных собак и кошек. В настоящее время по техническим причинам информацию можно оставить по отловам собак на электронную почту otlov.perm@mail.ru, также по номеру телефона: 8-952-33-21-220. Нужно указать ФИО, контактный телефон, место обитания собак, наличие бирки, по возможности дать описание животного, проявляющего немотивированную агрессивность».

Сейчас пермские зоозащитники, активисты и волонтёры готовят коллективное обращение к первым лицам города и края с просьбой открыть муниципальный приют для волонтёров. Ранее письма в адрес главы региона Дмитрия Махонина отправляла руководитель благотворительного фонда защиты животных «Верность» Элла Кадырова и председатель благотворительного фонда «Добрый мир» Галя Море. Письмо на имя мэра города Дмитрия Самойлова — высылала волонтёр Елена Авербух. Однако ответы на свои обращения зоозащитники так и не получили.


Комментарий пермской зоозащитницы, создательницы приюта для бездомных кошек «Матроскин» Гали Море:

«На самом деле это очень странная, страшная и тяжёлая ситуация. Насколько я знаю, сейчас только четыре волонтёра могут посещать муниципальный приют, эти пропуска, наверное, выдавала администрации города, как собственник приюта. Понятно, что такого числа помощников недостаточно. Это похоже на продолжение сопротивления администрации и волонтёров – неразрешимый конфликт в вопросах содержания безнадзорных животных, и он просто обострился из-за эпидемии. Волонтёры могут и готовы осуществлять уход за животными, помогать сотрудникам, штат которых сейчас сократился, судя по слухам. А администрация по какой-то причине всячески это избегает. Может быть дело отчасти в том, что в муниципальном приюте огромное количество добровольцев, которые между собой разрознены. Есть одна группка волонтёров, вторая, третья, четвёртая… и все они враждуют между собой. И всем желающим, конечно, невозможно выдать пропуска. Видимо в администрации решили идти по простому пути – игнорировать всех.

Как разрешить эту ситуацию — я не знаю. Нам очень сложно что-то предпринимать сейчас в защиту животных. Что касается работы в нашем приюте — в частном порядке мы выдаём пропуска волонтёрам, но только тем, кто работает у нас. Выдать пропуск добровольцу муниципального приюта мы не можем – это не в нашей компетенции. Но мы готовы оказать волонтёрам других приютов для животных правовую помощь, попытаться совместными усилиями повлиять на региональный Оперативный штаб и добиться разрешения действовать добровольцам в вопросах помощи животным. Со своей стороны мы уже обращались с такой просьбой в администрацию города и к губернатору Пермского края. Ответ до сих пор не получили.

Уверена, что если бы директор муниципального приюта обратилась в администрацию с просьбой выдать разрешения волонтёрам своей организации, ей бы не отказали. Как мы, например, подавали заявление в ПТПП о том, что не можем прекратить свою деятельность, просили отнести нас к непрерывно действующим организациям. И наш фонд внесли в этот список. Нам было важно иметь этот юридический статус, чтобы волонтёров не оштрафовали. Поэтому считаю, что всё решаемо.

Есть ещё опасение, что под шумок животных будут убивать и по обычной своей схеме работать — скрывать эти данные. Сейчас это проще делать, потому что контроля никакого нет. Но убийство собак это не решение проблемы, всех не убьёшь…

С муниципальным приютом очень важно адекватно оценивать ситуацию, потому что волонтёры всегда пишут, что это кошмар и ужас, администрация пишет — всё хорошо, а правда – где-то посередине».