"Вращающееся колесо"

Божественный голос строго вопрошал:

-Кто следующий?

Распорядитель – худой мужчина невысокого роста с рыжей бородкой, маясь подошёл к белому алтарю.

-Семья Муравиных, господин Бог.

В этой комнате все было белым, кристально-чистым, стерильно прозрачным. В этой комнате, где нет стен и есть только алтарь, свершалось чудо. Таинство распределения.

Бог был задумчив.

-А куда делось прошлое дитя?

-Господин Бог, так не уберегли, не спасли, дитя вернулось к вам.

В комнате без стен вдруг возникло эхо-движение, эхо-шебуршенье, а следом чьи-то тяжёлые шаркающие шаги, ближе и ещё ближе. Бумага зашелестела.

-А, нашел. Вот же оно, - приглушённо пробормотал Бог.

-Что будем делать, господин Бог, удовлетворим ли ходатайство? – рыжебородый поторапливал.

-У меня каждая душа на счету, их мало, а люди долго живут и души не возвращаются ко мне так скоро, к тому же люди все больше сходятся. Нет, ты посмотри! Семья Муравиных обвиняется в плохом обращении с ребенком! Они не поили его, не кормили, он был бит и дважды забыт, они отвергали его, не ласкали, казнили и изводили, - голос становился все громче и взволнованнее, -не сметь! – пророкотал Бог.

Распределитель дрожал, вместе с бородкой тряслось и его тщедушное тело, а Господин Бог все более гневался. Не защитили и не взрастили. Самое ценное доверили, а они ломали и коверкали. Лишить их любви. Велел Бог. Лишить их любви!

Да они раскаиваются. Иначе бы прошение не дошло до него. Затерялось бы в Темной Канцелярии, а если оно тут, в Бюро Распределения, в высшей инстанции, то раскаяние их искреннее. Решено. Дитя они получат, но и наказания им не избежать.

-Пошлите им душу из 12-го звена, - прозвучал в тишине удовлетворённый голос Бога.

-Из 12-го? – с ужасом переспросил рыжий, - хоорр-оо-шшо.

В 12-ом звене жили души всем хорошие, да неумевшие любить. Цикл должен быть завершен.

-Следующий, - сказал господин Бог.