О чувстве интернационализма

Корейская баня под Вашингтоном. В одной из комнат где народ греется закопавшись в толстый-толстый слой горячего керамзита, лежали Вячеславович, на четверть армянин, Владимировна, армянка наполовину, и Давид, целиком армянин, лениво переговариваясь о жизни по-русски. Вдруг в комнату врывается какой-то весьма загорелый и энергичный гражданин. Шумно устраивается, потом пытается встрять в разговор, понимает что ничего не понимает и на некоторое время умолкает. Но внутреннее шило, видимо, не даёт ему покоя и в итоге, покрутившись немного в своём керамзитовом лежбище, он заходит с другой стороны:
- Вы по-русски говорите? А я из Турции!
Давид даже голову повернул к Вячеславовичу от неожиданности и спросил:
- Может мы его прямо здесь и закопаем?