Законопроект о просветительской деятельности: взгляд научного и студенческого сообщества

Фото: Олег Семёнов

23 декабря Госдума в первом чтении приняла законопроект о внесении изменений в Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации». Эта новость не прошла незамеченной в научной среде. И недаром, ведь после принятия законопроекта государство сможет регулировать прежде независимую просветительскую деятельность и жестче контролировать международные контакты университетов. Нелишним будет заметить, что еще до первого чтения одна из инициаторов законопроекта (Н.В.Поклонская) сняла свою фамилию с него.

Текст законопроекта

Просветительская деятельность

«Просветительская деятельность – осуществляемая вне рамок образовательных программ деятельность, направленная на распространение знаний, умений, навыков, ценностных установок, опыта и компетенции в целях интеллектуального, духовно-нравственного, творческого, физического и (или) профессионального развития человека, удовлетворения его образовательных потребностей и интересов, и затрагивающая отношения, регулируемые настоящим Федеральным законом и иными законодательными актами Российской Федерации.»

В целом, формулировка у определения очень неконкретная. Под него можно подвести, кажется, любое взаимодействие: от обсуждений между преподавателями и студентами после занятий, лабораторных семинаров в НИИ и мастер-классов по дизайну ногтей до политической агитации. Да, конечно, здравый смысл подсказывает, что речь идет о научно-популярных лекциях, но не всегда закон применяется в соответствии с логикой. Более того, в пояснительной записке напрямую пишут, что законопроект направлен против «бесконтрольной реализации антироссийскими силами в школьной и студенческой среде под видом просветительской деятельности широкого круга пропагандистских мероприятий».

Закон «Об образовании», также собираются дополнить статьей 12.2.

«Статья 12.2. Общие требования к организации просветительской деятельности

Просветительскую деятельность вправе осуществлять физические лица, индивидуальные предприниматели и (или) юридические лица при соблюдении требований, предусмотренных настоящим Федеральным законом, а также иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Не допускается использование просветительской деятельности для разжигания социальной, расовой, национальной или религиозной розни, для агитации, пропагандирующей исключительность, превосходство либо неполноценность граждан по признаку социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности, их отношения к религии, в том числе посредством сообщения недостоверных сведений об исторических, о национальных, религиозных и культурных традициях народов, а также для побуждения к действиям, противоречащим Конституции Российской Федерации. Порядок, условия и формы ведения просветительской деятельности, а также контроля за ней устанавливаются Правительством Российской Федерации.»

По ней все просветительские мероприятия будут контролироваться в соответствии с решением профильных министерств (в основном Минобра).

По сути, поправки позволяют контролировать и запрещать любые мероприятия.

Международное сотрудничество

Документ, хоть его и неофициально называют «законопроектом о просветительской деятельности», содержит поправки и в статьи о международном сотрудничестве.

Авторы предлагают возложить на федеральные органы государственной власти «координацию участия образовательных организаций в международном сотрудничестве». Формулировка, опять же, очень общая, под нее можно подвести практически что угодно, вплоть до соавторства в статьях.

Статью 105 (она регулирует международное сотрудничество) собираются дополнить еще одной частью.

«4. Подписание образовательными организациями договоров, предусмотренных частью 3 настоящей статьи, за исключением договоров об оказании образовательных услуг иностранным гражданам, осуществляется при наличии заключения федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере высшего образования, или федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере общего образования. Порядок получения указанного заключения устанавливается Правительством Российской Федерации.»

Любое взаимодействие с иностранными университетами, начиная от создания программ двух дипломов, заканчивая участием в конференциях, нужно будет получить разрешение от федеральных исполнительных органов.

Мнение и аргументация авторов

В пояснительной записке инициаторы объясняют необходимость в законе пропагандой антироссийски настроенных сил под прикрытием просветительства. Сенатор Климов в интервью «Коммерсанту» пояснил, что запрещенное в России ИГ и подобные ему организации тоже считают свою деятельность просветительской.

Контроль за международным сотрудничеством авторы мотивируют необходимостью блокировать «негативное иностранноое вмешательство в образовательный процесс».

На претензии к формулировкам Климов ответил, что с антироссийской деятельностью пока не удается бороться «прямыми четкими, прозрачными способами».

По его же мнению большая часть критики «нагоняется точно не из России».

Реакция научного сообщества

В конце декабря против законопроекта выступила комиссия поп популяризации науки РАН.

12 января направлено открытое письмо в Госдуму. В нем популяризаторы науки и ученые выступили против законопроекта, указав на оскорбительность для научного попытки регламентировать просветительскую деятельность.

Астрофизик Сергей Попов опубликовал петицию на Change.org.

Против закона высказывались также и отдельные популяризаторы, например еще 24 ноября в программе «Статус» Эха Москвы его осудила кандидат политических наук Екатерина Шульман.

Без восторга приняли законопроект и правозащитники. Аналитик Агоры Станислав Селезнев в интервью газете DOXA указал на чрезмерную ширину определения просветительства в поправках.

Основные претензии сообщества связаны с усложнением просветительства из-за бюрократических преград. Они могут почти полностью свести на нет деятельность, которая в большинстве случаев держится исключительно на энтузиазме лекторов и организаторов.

«Международная» часть поправок сильно усложнит сотрудничество с иностранными вузами, что повлияет не только на качество исследований, но и на положение российских университетов в международных рейтингах.