Марина Степнова "Хирург"

Описание книги

В романе «Хирург» история гениального пластического хирурга Аркадия Хрипунова переплетена с рассказом о жизни Хасана ибн Саббаха — пророка и основателя государства исламитов-низаритов ХI века, хозяина неприступной крепости Аламут. Хрипунов изменяет человеческие тела, а значит и судьбы. Даруя людям новые лица, он видит перед собой просто материал — хрящи да кожу. Ибн Саббах требует от своего материала беспрекословного повиновения и собственноручно убивает неугодных. Оба чувствуют себя существами высшего порядка, человеческие страсти их не трогают, единственное, что способно поразить избранных Богом, — земная красота...

Моё впечатление от книги

Последние несколько месяцев везде встречала отзывы на Степнову, ее книги попадают в топ 2020 года у многих книжных блогеров. И вот я решила приобщиться, начала, как мне показалось правильным, с первой книги условного цикла "Странные женщины". Она же дебютная работа автора.

"Хирург" - роман о мире абсолютной нелюбви. (М.Степнова)

"Хирург" - история мрачная, тяжёлая, гнетущая, но притягивающая своей необычностью. Есть в ней что-то по атмосфере напоминающее "Парфюмера" Зюскинда. Только главный герой стремится создать не аромат, а лицо с таким же сильным воздействием. А слог у Степновой потрясающий - вкусный, яркий, живой, образный. Только от процесса чтения получаешь огромное удовольствие. Но я всё ждала, что вот-вот откроется этот тайный подтекст повествования, который словно витал в воздухе с первых страниц - зачем всё это? Может современный герой это реинкарнация или потомок героя из древней Персии, но автор так и не объяснила и не подтвердила предположения. Поэтому в остатке сложная смесь впечатлений и от сюжета, и от героев. Наверное, так и должно быть, неоднозначность – это тоже неплохо.

Замечу еще, что пока слушала, для меня плохо понятными были постоянные перечисления хирургических инструментов для разделения глав. Сейчас, размышляя, до меня доходит - "инструменты для разделения" - тонкая игра слов, не всем понятная задумка. Поначалу, когда читаешь лишь о детстве главного героя, вообще не понятно, как они к делу относятся. Оказалось и в дальнейшем на сюжет они не влияют, только нагоняют напряжение и холодок брезгливого ужаса.

Однозначно советовать "Хирурга" к прочтению нельзя, несмотря на неповторимый авторский стиль. Тем не менее, книга заслуживает внимания — это неоднозначная, очень жесткая и вместе с тем завораживающая проза.

Цитаты

"... а от детских волос — даже сквозь теплые кухонные запахи — доносится отчетливый аромат солнца и теплых птичьих гнезд. Запах, который лучше любой метрики скажет женщине, что ребенку еще не исполнилось пяти лет. И что он пока весь-весь — от завитка на макушке до аппетитной складочки под жирными ягодичками — мамин. Мамина игрушка."

" И потом, Хрипунов прекрасно знал, что в смерти человек все равно беспросветно и совершенно одинок, собери вокруг хоть сотню гениальных врачей, - в сущности, в человеческой жизни есть только два момента такого великого, абсолютного одиночества - рождение и смерть."

" ... жизнь встала, наконец, на пуанты, дрожа напряженными икрами и растерянно улыбаясь. И лучше даже не думать, насколько ей хватит сил."

" Чем реже общаешься с людьми, тем проще совершать человеческие поступки."

" ... не бояться смерти – еще не значит хотеть умереть прямо сейчас."

" ...что, скажите на милость, могла знать о любви хрипуновская мама? А сам старший Хрипунов? А тысячи, миллионы им подобных — все эти толпы с лицами, наспех вылепленными из хлебного мякиша, и крошечным зародышем души, едва пульсирующим в области желудочно-кишечного тракта? Что им было в этих абсолютно не эргономичных и утомительных исканиях и порывах, в этом надуманном самоуничтожении одной личности ради другой, еще более ни в чем не повинной?"

" Хрипунову плевать было на людей. Хрипунов хотел стать Богом. Что нужно человеку, решившему стать Богом? Имя. Промысел. Деяние. Жертва. Все это было у Хрипунова. И он стал Богом. Он. Им. Стал."

" <...> дядя Саша как-то сказал, что единственное, к чему невозможно привыкнуть — это трупный запах. Амундсен говорил то же самое про холод. Хрипунов уже в двенадцать лет знал, что единственное к чему невозможно привыкнуть никогда — это сама жизнь."

" ...энергичное давление в течение двух-трех минут на правый нижний угол ногтевой пластинки мизинца левой руки при сердечных недомоганиях вполне способно заменить таблетку валидола..."