Татьяна де Ронэ "Ключ Сары"

Описание книги

Париж, июль 1942 года: Саре Старзински десять лет. Вместе с родителями и младшим братом она живет в квартале Марэ. Мать нашивает ей на пальто желтую звезду, что означает проклятие и гибель. Ночью за ними приходят полиция. В панике Сара запирает младшего брата в стенном шкафу, пообещав вскоре вернуться.

Париж, май 2002 г ода: Джулии Джармонд, американской журналистке, вышедшей замуж за француза, поручено написать об очередной годовщине облавы на евреев, которых нацисты собрали на стадионе Вель д'Ив. И вот ее путь пересекается с историей Сары, девочки, которая до самой смерти хранила таинственный ключ, и это навсегда изменит жизнь Джулии. Куда же приведет долг памяти эту молодую женщину, нечаянно разворошившую темные страницы нацистской оккупации?

Моё впечатление от книги

Я даже не помню когда и почему книга попала в мой список на прочтение. Видимо привлекло множество восторженных отзывов. Скажу только, что она была там довольно долго. Все потому, что не удавалось найти аудиоверсию. И вот свершилось, ни на что особо не надеясь я в очередной раз вбила в поиск "Ключ Сары" и замерла в удивлении. Конечно же я немедленно приступила к прослушиванию. Сюжет в аннотации обещал погрузить в события второй мировой войны. Трагическая история в масштабах семьи и целого народа. Это уже далеко не первая для меня книга о нацизме, о том что происходило во Франции в то время я тоже читала. Не знаю как выразить свое впечатление о книге. Это и не лёгкий романчик, но и не история с надрывом. Это половинка на серединку. Возможно виноваты мои завышенные ожидания или уже ранее прочитанное, но "Ключ Сары" показался мне несколько слабым. Не хватило сюжетных ходов, надлома и трагичности, глубины и печали, да и эмоционально не затянуло. Сама тема оккупации раскрыта как то однобоко, а ведь столько можно было рассказать. Журналистское расследование оказалось "притянуто за уши", какая то надуманная причина, ненормальная одержимость заставила беременную женщину облететь несколько континентов в поисках неизвестно чего или кого. Эта параллельная современная история об американской журналистке страшно мешала сосредоточиться на рассказе о Саре. Она практически перетянула сюжетную линию от военной темы в роман о проблемах супружеской пары как-будто из-за кризиса среднего возраста у мужа.

Холокост, геноцид, война - об этом нужно писать так, чтоб рвало сердце, либо не писать вовсе. Сама описываемая история облавы Вель д'Ив, крупнейшей серии массовых арестов евреев во Франции в 1942 году, очень важна с точки зрения знания исторических событий. Оказывается, что об облаве довольно долго умалчивалось, не все жители Франции и сейчас об этом знают и помнят. Больно узнавать о детях с желтыми звёздами, которые терпели столько унижений и боли только за то, что они евреи. Об отвратительных условиях, в которых французские власти держали своих же граждан на велодроме. Автор осветила эту мрачную страницу в истории Франции - за это ей спасибо. И хоть она права: нельзя забывать, нельзя перекладывать ответственность и делать вид, что ничего и не было. Надо помнить, надо признавать ошибки. Но действует она при этом от лица журналистки Джулии с изяществом слона в посудной лавке. Эта "святая" спасительница, несущая добро и свет, кинулась причинять добро, ворошить запрятанные поглубже воспоминания, сыпать соль на раны и оттаптывать больные мозоли. Она не думает о тех, кому хочет "сделать добро", не задумывается, хотят ли они этого.

Советовать книгу не могу. Решайте сами интересно ли вам такое повествование.

Цитаты

"С парижанкой не здороваются за руку, даже если вы видите её в первый раз. Её следует расцеловать в обе щёки."

"Французы предпочитали жить в своём замкнутом мирке, как улитки. Ничего нельзя демонстрировать посторонним. Никто и ни о чём не должен догадываться. Всегда следовало помнить о приличиях. Так было всегда."

" — А знаете, что потрясло меня больше всего в событиях на «Вель д'Ив»? — спросил Гийом. — Кодовое название операции. Благодаря упорным поискам ответ на этот вопрос был мне известен.— Операция «Весенний ветер», — пробормотала я.— Не правда ли, очень милое название для таких кошмарных событий? — сказал Гийом. — Гестапо попросило французскую полицию «предоставить» им определенное количество евреев в возрасте от шестнадцати до пятидесяти лет. Но полиция вознамерилась депортировать их как можно больше, и власти решили подкорректировать полученный приказ, так что они арестовали и маленьких детей, которые родились уже во Франции. Французских детей и французских граждан."

" — А потом настал день, — продолжал он, — когда лагерь опустел. Я подумал: «Евреи ушли». Я не знал, куда. И перестал ломать себе голову над этим. Как и все мы. Мы не разговаривали об этом. И сейчас не хотим вспоминать. А кое-кто здесь даже не знает о том, что случилось."