The Rolling Stones

У нас в гостях, расположившись за дальним столиком, не нуждающиеся в представлении группа The Rolling Stones и её бессменный лидер Мик Джаггер, раскрыл секреты своего успеха — диск 1972 года "Exile on Main St", повторно выпущенный коллективом в мае 2010, ставший одним из самых продаваемых в Европе и США.  О секретах творческого долголетия, несправедливом налогообложении Англии и аресте за хранение марихуаны, поговорим с бессменным лидером «Роллинг Стоунз» в большом интервью для HardRockCoffeeShop. 

«Оказаться в шоу-бизнесе наверху — это еще не все. Сложнее удержаться там»

HRCS: Добрый вечер, Мик! Для меня большая честь видеть тебя сегодня здесь. Фрэнк Синатра как-то сказал мне: «Говорить о долголетии нужно по-настоящему долго!

Мик Джаггер: Мне нравится (смеется).

HRCS: Почему «Роллинг Стоунз» так долго остаются на вершине?

Джаггер: Думаю, нам просто повезло. Мы оказались в нужном месте в нужное время. Можно тяжело трудиться, но без везения не добьешься ничего. Особенно в шоу-бизнесе. Но оказаться наверху — это еще не все. Гораздо сложнее там удержаться. Вот здесь уже нужна правильная тактика. Если сравнивать с футболом, даже самым талантливым игрокам следует играть с умом. И чем старше ты становишься, тем изощреннее должна быть тактика.

HRCS: Переиздание старых альбомов тоже тактика?

Джаггер: В каком-то смысле. Но в данном случае мне захотелось порадовать наших поклонников чем-то особенным.

HRCS: Новыми песнями?

Джаггер: Их нельзя назвать новыми. Они были написаны или задуманы нами еще тогда — 40 лет назад. Ведь работа над «Ссылкой» велась не месяц и не два. Сейчас скажу точно — с 1968 по 1972 год. Когда мы определились с первым вариантом альбома, песен хватало на двойной виниловый диск. Почему-то мы решили, что это многовато. Начался еще один отсев. Песни, не попавшие в окончательный вариант, остались в архивах. А сколько было еще набросков, мелодий без слов. И вот теперь, переработав весь этот огромный материал, я выбрал еще десять песен, которые и были включены в издание 2010 года.

HRCS: А ведь тебе и твоим товарищам по группе действительно пришлось покинуть на долгие годы родную Британию и отправиться в ссылку во Францию из-за английской прогрессивной шкалы налогообложения? С определенных доходов приходилось платить 90 процентов в казну…

Джаггер: Да. Понимаешь, мы были молоды, занимались любимым делом. Ты можешь не поверить, но деньги нас тогда интересовали мало.

HRCS: Мне трудно в это поверить! Вы продали более 200 миллионов дисков во всем мире, только на этом заработали около полутора миллиардов долларов, а ты утверждаешь, что деньги вас не интересовали.

Джаггер: Во всяком случае, мы играли не ради них. Скажу больше, мы были счастливы тем, что получили возможность выступать перед десятками тысяч зрителей, петь для них. Вот что было главным для нас. В финансовые вопросы мы тогда вообще не вникали. А те, кто вел наши финансовые дела, оказались, мягко говоря, никудышными специалистами. В результате мы задолжали государству большие деньги. От погашения долга перед казной не отказывались, но выплатить все сразу были не в состоянии. Попытка это сделать могла привести к концу «Роллинг Стоунз». И мы приняли решение уехать из страны. Это позволило нам получать из эмм например 100 заработанных фунтов чуть больше половины. Так мы ликвидировали свою задолженность и сохранили группу.

HRCS: Как вам жилось за границей? Я знаю, что многие творческие люди вдали от родины испытывают ностальгию, которая мешает им работать…

Джаггер: Ну, Францию вряд ли можно считать для британца дальним зарубежьем. Англичане привыкли ездить туда в отпуск. Мы возим своих детей на каникулы то на Лазурный берег, то в Альпы, то в Париж. Мы же соседи. Это во-первых. А во-вторых, рок-музыканты привыкли к кочевому образу жизни. Не следует забывать, что тогда мы были молоды. Это с возрастом человека тянет в родные края. Поэтому в то время я лично относился к нашей, как ты выразился, ссылке во Францию, как Сомерсет Моэм. Он однажды сказал, что Франция для англичан — это солнечное место для людей, живущих в тени. А вот сейчас, когда нам приходится надолго уезжать, я уже чувствую себя словно растение, вырванное с корнем. Нет, я не скучаю по английской кухне или лондонской сырости. Это что-то гораздо глубже…«


40 лет назад меня арестовали в США за хранение марихуаны»-

HRCS: Во Франции тебе нравится, как я понял. А в Америке? Ты же часто бываешь в стране больших возможностей?

Мик Джаггер: Да, в США мне вполне комфортно, но есть один неприятный для меня момент.

HRCS: Какой, если не секрет?

Джаггер: Марихуана.

HRCS: Объясни…

Джаггер: Примерно лет 40 назад меня арестовали в Штатах за хранение марихуаны. Суд признал меня виновным. И хотя эта история приключилась давно, я до сих пор состою в Америке на учете. То есть мое имя в компьютере. И всякий раз, как я прилетаю в США, мне приходится общаться с полицией. У вас в каждом международном аэропорту есть специальная комната, где проводятся беседы с такими, как я. Хорошо хоть без досконального обыска. (Смеется)

HRCS: Очень многие думают, что марихуану следует легализовать.

Джаггер: Я знаю. В США есть даже анекдот на эту тему.

HRCS: Расскажи!

Джаггер: Однажды марихуану сделают законной, потому что каждый юрист курил ее в студенческие годы! Но этого никогда не произойдет, если говорить серьезно.

HRCS:;А ты как думаешь, ее нужно легализовать?

Джаггер: Это интересный вопрос. Человек на протяжении всей своей истории придумывал все новые и новые наркотики. Согласись, алкоголь, табак — это тоже наркотики. А ведь их начали употреблять еще до Рождества Христова! У меня по этому поводу свое мнение. Вряд ли кто-то рискнет сейчас предсказать, каковы будут последствия разрешения употребления марихуаны. Поэтому необходимо провести эксперимент. В Великобритании есть остров Мэн. Так вот, на нем постоянно что-то испытывают. Скажем, новые мобильные телефоны. Местным жителям дают возможность бесплатно пользоваться ими какое-то время, потом делают выводы. Так давайте попробуем разрешить курить марихуану в пределах ограниченного пространства. Думаю, на острове Мэн мало кто будет возражать! (Смеется. )

HRCS: Скажи, а ты и другие члены группы пробовали разные наркотики? Это влияло на ваши выступления?

Джаггер: Врать бессмысленно. Да, мы это делали. И не только наркотики, но и алкоголь. И порой в больших количествах. Но у нас было одно жесткое правило: ничего такого перед концертом или во время его. В противном случае ты теряешь контроль над происходящим на сцене и в зале. Но теперь я уверен, что мы зря все это поглощали. Это было безрассудно, но все же весело.

HRCS: Давай вернемся во Францию, когда вы работали над «Ссылкой». Я где-то читал, что вы записывали этот великолепный альбом в весьма странных и неподходящих местах…

Джаггер: Да, у нас не было студии в полном смысле слова. Мы установили аппаратуру в подвале дома, который Кит Ричардс сни��ал на юге Франции. Сейчас мы вряд ли смогли бы творить в подобных условиях. Акустика ужасная. Но главное — атмосфера, царившая в том подвале!

HRCS: Почему же вы не арендовали профессиональную студию? Деньги?

Джаггер: Нет, не в этом дело. Трудно поверить, но тогда на юге Франции просто не было студий звукозаписи.

HRCS: И вы все записали в подвале?

Джагер: Не совсем так. Мы же еще гастролировали. У нас был грузовик со звукозаписывающей аппаратурой. Многое записывали прямо в нем, переезжая из города в город. Порой трясло так, что у ребят пальцы не попадали по струнам и клавишам.

HRCS: Современная техника весь этот процесс делает гораздо проще…

Джаггер: Это правда. Грузовик нам теперь точно не нужен!

HRCS: Ты помнишь, как и почему вы придумали такое название для своей группы?

Джаггер: Нам всем очень нравился музыкант Мадди Уотерс. У него была песня «Роллинг Стоун Блюз». Мы ее часто играли в пабах, а потом решили использовать в названии своей группы.

HRCS: Критики до сих пор сравнивают вас и «Битлз». Как ты относишься к Полу, Джону, Джорджу и Ринго?

Джаггер: Восхищаюсь ими! Да, когда-то мы были соперниками. Но в то же время «Битлз» помогли нам добиться успеха. Они проложили для всех остальных дорогу. Они были первыми. Даже в Америку прилетели раньше нас. А тогда это многое значило, ведь весь мир слушал американскую музыку. Английские музыканты до «Битлз» не добивались признания за пределами своей страны. А они покорили не только Европу, но и саму Америку! Мы уже шли по проторенной дороге…

Пластинка 1972 года "Exile on Main St" сразу привела в восторг поклонников рок-музыки и критиков. Со временем альбом стали называть настоящим шедевром. В 2003 году был включён в первую десятку «500 величайших альбомов всех времён» по версии журнала Rolling Stone. 

Всем Рок!!!