The Velvet Underground.

Полностью понять творчество группы The Velvet Underground может лишь их заядлый поклонник. Все же о чем рассказывают альбомы группы - о метамфетамине, героине, или о чём-то более глубоком?

HRCS: Интересно то, что вы издаете свои альбомы на "мейджоре" - огромной звукозаписывающей фирме.

Лу Рид: Мне и самому это кажется странным. Я не знаю, почему со мной до сих пор подписывают контракты на запись пластинок. Наверное, потому, что на моих альбомах, по крайней мере, не потеряешь деньги. А я думаю, что уж пару баксов эти ребята всегда заработают. Я - культовый персонаж, моя музыка востребована.

HRCS: В 1979 году вы во время концерта в Bottom Line в Нью-Йорке указали пальцем на директора вашей звукозаписывающей фирмы Клайва Дэвиса, сидящего в зале, и спросили: "Где мои деньги, Клайв"?

Рид: Я был пьян и до сих пор сожалею о той выходке. С другой стороны, я был в бешенстве, поскольку по городу уже должны были висеть афиши, а я подумал, что меня с ними просто кинули. Меня толкнули, я толкнул в ответ. Таков уж Лу Рид!

HRCS: Лу. Говорят, что вы сложный человек.

Рид: Я просто классный парень. Это правда. Может, излишне темпераментный, но на то есть причины. Иногда темперамент ошибочно принимают за сложный характер. Я не люблю, когда у меня берут интервью, а кому это может нравиться, если только вы не эгоист и не самовлюбленный идиот?

HRCS: В одной из версий песни "Dirty Boulevards" с альбома "New York" вы заменили несколько нецензурных предложений в тексте на гитарный проигрыш. Почему вы пошли на такой компромисс?

Рид: Меня бы беспокоил этот поступок, если бы других версий этой композиции не существовало. "Dirty Boulevards" представляла весь альбом, а я не хотел усложнять жизнь ни себе, ни другим. Я не был готов вступать в битву с цензурой из-за двух строчек текста. Я принял решение. Надеюсь, что люди помнят, кто я такой и откуда взялся.

HRCS: Давайте поговорим о ваших современниках, как насчет Джона Леннона? Он в своих песнях тоже честно говорил о жизни.

Рид: Он написал песню, которая называется "Mother". Наверное, это - одна из моих самых любимых вещей, хотя еще очень нравится "Jealous Guy". Мне по душе то, что он делал после распада The Beatles. Но когда группы пытались сделать нечто «с претензией на художественность» — это выглядело даже хуже, чем тупой рок-н-ролл. Говоря «тупой», я имею в виду что-то вроде The Doors. Мне никогда не нравились The Beatles. Мне они казались мусором. Если вы спросите, кто мне нравился, я скажу, что никто.

HRCS: Какая поп-музыка интересует вас сейчас?

Рид: Такой нет. Я не слушаю радио, не слежу за тем, что происходит вокруг. Конечно, прежде всего меня интересуют тексты, а они удаются не многим.

HRCS: Что вы хотели донести до слушателя своим скандальным треком «Heroin»?

Рид: Такими сентенциями я намеревался открыть людям глаза на некоторые вещи, чего поп-музыка не способна сделать в принципе. Я всегда хотел писать рок-н-ролл, который можно слушать в любом возрасте, ничего не теряя. Рок-н-ролл, который бы находился вне времени, который бы освещал важные вещи и обладал грамотными текстами.

HRCS: И всё таки почему вы решили заниматься поэзией?

Лу Рид: Не знаю. Однажды я даже получил премию, победив в конкурсе стихов. Биограф Velvets, послал мои стихи в один из маленьких литературных журнальчиков. Его редактор, Юджин Маккарти, наградил меня премией. Что-то вроде "Один из пяти лучших поэтов этого маленького литературного издания". Я был крайне зол, поскольку мне не нравилось опубликованное стихотворение. И наплевать, что кто-то посчитал его хорошим, ведь я-то знал, что оно было ужасным. Я думаю, что тексты моих песен были куда лучше, чем некоторые стихотворения.

Стремление ныне покойного Лу Рида подорвать устои поп-музыки раз за разом, увенчались оглушительным успехом.За его богатое музыкальное наследие, рокер удостоился чести дважды быть введеным в зал славы Рок-н-ролла - в 1996 год ещё при жизни, в составе The Velvet Underground и посмертно в 2015 году в качестве сольного исполнителя.

Всем РОК!!!