Как инвестор-сыровар получил доходность в 4144% на обвале рынка

Трансформатор

Либертарианец Марк Шпицнагель разработал одну из самых гениальных стратегий в истории Уолл-стрит. Свой звездный час финансист ждал 12 лет, с прошлого мирового кризиса. Он настал в этом году, когда уханьский коронавирус обернулся «черным лебедем», обвалившим фондовый рынок. С начала года хедж-фонд бывшего ученика Нассима Талеба принес своим инвесторам доходность в 4144%.

Инвестор Марк Шпицнагель решил переждать пандемию коронавируса на своей ферме, расположенной на вершине холма неподалеку от озера Мичиган. Живописное место напоминает одну из работ американского пейзажиста Уинслоу Хомера. Там в самоизоляции основатель хедж-фонда Universa Investments смакует свой недавний успех, который можно назвать одним из самых гениальных тактических ходов в истории Уолл-стрит.

Совсем скоро на ферме Шпицнагеля Idyll Farms появится 400 новорожденных альпийских коз, которые вместе с остальным стадом будут пастись на лугах площадью более 800 000 кв. м. Из козьего молока на ферме делает пикантный сыр с ароматами трав и меда. «Мы достигли максимального уровня вертикальной интеграции», — с гордостью рассказывает Шпицнагель. Тем не менее, разведение коз и производство сыра — это лишь хобби 49-летнего американского инвестора. На финансовом рынке его знают как одного из самых смелых игроков и эксперта по рискованным сделкам.

Под управлением хедж-фонда Universa Investments сейчас находятся активы на $4,3 млрд. В команде Шпицнагеля — почти дюжина кандидатов наук, математиков и опытных трейдеров. Все они зарабатывают деньги, совершая сделки, которые почти всегда приносят небольшие убытки и крайне редко — космическую доходность. Хедж-фонд Шпицнагеля скупает краткосрочные опционные контракты, которые можно назвать своего рода защитой от резкого всплеска волатильности или обвала фондовых рынков. Чтобы сделки Universa Investments окупились, должно произойти что-то совершенно непредсказуемое, что приведет к внезапному спаду мировой экономики. В обычное время инвесторы со всего мира каждый день с легкостью зарабатывают деньги, продавая Шпицнагелю и его команде краткосрочные опционы (так называют контракт, по которому покупатель приобретает право продать базовый актив продавцу по фиксированной цене в течение срока действия опциона).

Но все меняется, когда раз в пять или десять лет на горизонте появляется какой-нибудь «черный лебедь», будь то теракты 11 сентября 2001 года или начало глобальной пандемии коронавируса, которая повлекла за собой обвал мировой экономики. Благодаря таким событиям Universa Investments может заработать астрономическую сумму, которой будет более чем достаточно, чтобы компенсировать все его многочисленные убытки. Все трейдеры, попавшиеся на приманку Шпицнагеля, оказываются в коварной ловушке, выбраться из которой порой бывает невозможно. Одни из них несут огромные убытки, а другие — полностью разоряются.

В марте 2020 года фондовый индекс S&P 500 упал почти на 30% от своего максимума. Американский рынок потерял несколько триллионов долларов капитализации. Предвидев подобное, Шпицнагель купил пут-опционы по цене сильно ниже рыночной. В результате март стал лучшим месяцем в истории его хедж-фонда.

В прошлом месяце базовый фонд Universa Investments под названием Black Swan Protection Protocol принес своим инвесторам доходность в 3612%. С начала 2020 года доходность фонда составила 4144%. 7 апреля Шпицнагель из своей самоизоляции отправил двум десяткам инвесторов Universa Investments письмо с поздравлениями, которое вскоре облетело весь мир. «Скорее всего, за все то время, что вы работаете с нами, вы никогда не видели такой доходности от инвестиций. Поздравляю вас с тем, что когда-то вы приняли столь разумное тактическое решение инвестировать в Universa Investments», — написал Шпицнагель.

Построить успешную карьеру Шпицнагелю помогла алчность трейдеров, которые предпочли легкий доход обдуманному принятию рискованных решений. Чтобы быстро и легко заработать деньги, трейдеры с готовностью идут на продажу опционных контрактов, которые могут разорить их в случае неожиданного обвала рынков. Однако подписывая контракт, трейдеры чаще всего думают, что подобный исход маловероятен. В конце концов, кто-то из них попадает в ловушку Шпицнагеля. Когда на фондовых рынках начинается паника из-за какого-то непредсказуемого события, вроде коронавируса, хедж-фонд Universa Investments в мгновение ока превращается из своего рода «благотворительной организации» в одного из самых влиятельных игроков на рынке. Затем Шпицнагель удовлетворяет новые сиюминутные запросы трейдеров, обусловленные их паникой.

По словам Шпицнагеля, его хедж-фонд занимается скупкой опционов, «на которые годами никто не обращает внимания». В переломный момент Universa Investments может продать ценные бумаги, которые в обычное время обошлись бы совсем недорого, за довольно круглую сумму. «Ликвидность — это цена за возможность как можно быстрее продать тот или иной актив. При купле-продаже активов мы полностью осознаем этот факт», — говорит Шпицнагель.

По оценкам Forbes, в марте краткосрочные опционные контракты, которые стоили меньше $100 млн, принесли клиентам Universa Investments как минимум $3 млрд, которые они могут вложить в подешевевшие акции или оставить под матрасом. В отчетах, которые Universa Investments предоставляет регуляторам, мелким шрифтом написано, что под управлением хедж-фонда находятся активы на $4,3 млрд. Тем не менее, на самом деле команда Universa Investments работает с гораздо меньшими суммами, которые составляют примерно от 2% до 3% от тех $4,3 млрд. Именно поэтому в марте мы не услышали о новых «триллионерах».

Чтобы получить такую доходность, инвесторы ежегодно платили Universa Investments примерно 1% от инвестированной суммы в качестве платы за обслуживание, выяснил Forbes, изучив вышеупомянутые отчеты. Если ориентироваться на конец марта 2020 года, фонд Black Swan Protection Protocol с момента своего создания в 2008 году обеспечивал клиентам Universa Investments среднегодовую доходность на инвестированный капитал в 76%. Это отличный показатель, но если вернуться к 31 декабря 2019 года, то можно увидеть, что совокупная доходность хедж-фонда на тот момент была не сильно выше, чем у фондового индекса S&P 500 за тот же период времени. Кроме того, в настоящее время «силы добра» на рынке, например, Федрезерв США, пытаются свести на нет деятельность фонда Шпицнагеля.

Ученик Талеба

Марк Шпицнагель вырос в небольшой деревушке Нортпорт в штате Мичиган. Его отец был священнослужителем в местной протестантской церкви. В 16 лет Шпицнагель посетил Чикагскую торговую палату, где познакомился с успешным трейдером по имени Эверетт Клипп, который занимался торговлей фьючерсами. Это была судьбоносная встреча. Шпицнагель был очарован «замысловатой системой взаимодействия на рынках и синхронной работой трейдеров». Каждое лето во время школьных каникул он приезжал в Чикаго, чтобы работать на Клиппа. Он тщательно изучал цены на зерно и отчетность сельскохозяйственных предприятий.

Клипп объяснил впечатлительному подростку, как важно смириться с неизбежностью небольших убытков. «Раньше я мог прийти в кабинет Эверетта с кипой бумаг, чтобы представить свой новый отчет по урожаю зерна. Обычно он просто смеялся надо мной и говорил, что все это чушь», — вспоминает Шпицнагель. По словам инвестора, его наставник всегда подчеркивал, что «главное в этом бизнесе — умение смириться с потерями». Шпицнагель видел, как трейдеры один за другим разорялись после маржин-коллов. Все это напоминало финальную сцену из культового фильма 1980-х «Поменяться местами», что только укрепляло веру подростка в правоту Клиппа.

В 1993 году Шпицнагель закончил частный колледж в мичиганском городе Каламазу. В 22 года он купил место в Чикагской торговой палате и начал заниматься куплей-продажей фьючерсов на казначейские облигации и на валютную пару EUR/USD. Чикагская торговая палата, в которой всегда царил хаос из-за активного ведения открытых торгов с помощью выкриков, была передовой линией развития мирового капитализма. Это приводило в восторг юного либертарианца. По сей день на одной из стен в офисе Шпицнагеля в рамке висит его «трейдерская униформа» — «переживший кровопролитие» пиджак цвета морской волны и галстук с портретом Адама Смита.

Тяжелым испытанием для Шпицнагеля стал 1994 год, когда Федеральная резервная система США неожиданно повысила процентные ставки, что привело не только к падению рынка фьючерсов на казначейские облигации, но и к банкротству многих трейдеров. «Этот период определенно оказал на меня значительное влияние. Я видел, как трейдеры, которых я считал героями, лишились всего», — вспоминает инвестор. Ему удалось преодолеть кризис только благодаря наставлениям старого учителя. Шпицнагель полностью смирился с неизбежностью мелких потерь. «Если ты похож на осла, то и ощущаешь себя соответствующе», — подчеркивает инвестор.

Спустя некоторое время Шпицнагель начал работать в трейдерском подразделении одного японского банка. Он стал свидетелем зарождения финансового кризиса 1997 года в Азии и дефолта 1998 года в России, которые послужили одной из причин краха знаменитого хедж-фонда Long Term Capital Management. В совет директоров хедж-фонда входили лауреаты Нобелевской премии по экономике, но даже им не удалось предотвратить потерю $4,6 млрд. Эти события убедили Шпицнагеля выработать собственную инвестиционную стратегию и особый подход к управлению рыночными рисками. Он решил, что в следующий раз сможет заработать на панике на рынках. В 1999 году Шпицнагель поступил в Курантовский институт математических наук Нью-Йоркского университета, где он учился у известного экономиста и автора теории «черного лебедя» Нассима Талеба. В том же году они вместе открыли хедж-фонд Empirica Capital. Шпицнагель и Талеб делали ставку на извлечение максимальной прибыли из маловероятных событий, которые могли бы существенно сказаться на мировой экономике. После ликвидации хедж-фонда в 2005 году Шпицнагель еще пару лет проработал в Morgan Stanley. В 2008 году, буквально за несколько месяцев до начала финансового кризиса, он основал Universa Investments.

Доходность хедж-фонда в 2008 году составила 115%. Шпицнагель потратил часть заработанных денег на покупку особняка в престижном районе Бель-Эйр у певицы Дженнифер Лопес. Дом трейдера находился буквально в квартале от резиденции его кумира и бывшего президента США Рональда Рейгана. Спустя пять лет Шпицнагель написал книгу «Дао капитала» (The Dao of Capital) — 368-страничный либертарианский экономический трактат, в котором он критиковал центральные банки за то, что они допустили финансовый кризис. В отличие от большинства инвесторов, играющих на понижение и пытающихся угадать момент начала «сдувания» экономического пузыря, Шпицнагель придерживается другой стратегии. Невзирая на обстоятельства, он изо дня в день несет некритичные убытки, чтобы собрать арсенал опционов и фьючерсов, которые могут озолотить его, если на рынке начнется паника.

«Если люди думают, что сейчас рынок просел, то они обманывают себя. Они просто обманывают самих себя!» — говорит Шпицнагель. У многих может сложиться впечатление, что он вечно чем-то недоволен. Тем не менее, из-за своего математического взгляда на мир Шпицнагель даже чем-то напоминает вечного оптимиста Уоррена Баффета. Шпицнагель искусно заманивает трейдеров в ловушку, суля им легкие деньги за краткосрочные опционные контракты. Сам же он ждет начала экономического кризиса и обвала фондового рынка, чтобы извлечь максимальную выгоду из ситуации. Это похоже на инвестиционную стратегию Баффета, который в течение длительного периода накапливает денежный резерв, чтобы выгодно покупать подешевевшие активы на падении фондового рынка. Шпицнагель отмечает, что его ловушка для трейдеров — это своего рода «гарпун» из сказки американского детского писателя Доктора Сьюза. Баффет также давно использует в этом контексте охотничьи метафоры — он говорит о том, что «его ружье для охоты на слонов заряжено», имея в виду под «слоном» крупную сделку. У Баффета и Шпицнагеля есть еще одна общая черта — они оба часто прельщают инвесторов огромной доходностью. «В конечном итоге всю статистику портят именно большие убытки», — отмечает Шпицнагель.

Стратегия Шпицнагеля сработала не только в 2008 году. Она обеспечила Universa Investments высокую доходность как во время кризиса 2011 года, обусловленного повышением максимального уровня госдолга США в целях предотвращения технического дефолта, так и во время обвала китайского фондового рынка в августе 2015 года. После очередных мер правительства США по увеличению лимита государственного долга в конце 2017 года и в начале 2018 года Universa Investments также удалось извлечь выгоду из резкого всплеска волатильности, который привел к обвалу американского рынка. Следующий шанс сыграть на понижение представился Шпицнагелю лишь в 2020 году. Главный «черный лебедь» современности, пандемия COVID-19, быстро охватила весь мир, что привело к обвалу мировых рынков буквально за пару недель.

Шпицнагель — основный инвестор Universa Investments, и Forbes оценивает его состояние в $250 млн. Множество инвесторов с Уолл-стрит и представителей различных средств массовой информации уже обратили на внимание на трейдера. Могут ли другие хедж-фонды взять на вооружение его выигрышную стратегию? «Скорее всего, так и будет. Будет ли это мучить меня по ночам? Едва ли. Стадный инстинкт работает и на фондовых рынках», — отмечает Шпицнагель.

Его также не волнует подход Федрезерва США, который стремится любой ценой сохранить американский фондовый рынок и экономику. Регулятор уже вложил $6 трлн в множество различных инструментов.«У уровня государственного долга есть лимит. Это касается и балансов центральных банков. Когда я благодарю центробанки мира за успех моего бизнеса, я не шучу», — добавляет Шпицнагель самоуверенным тоном профессионального игрока в покер.

Источник