Ронин.

Глава 1.

"Раскаты грома
Бьют с силой неведомой
С силой Бога."

Раскат грома прервал песнь одинокого ночного ветра. Проливной ливень вместе с грозой делали эту ночь еще ужасней, чем она должна была быть. Мы остались одни, хоть он и привел с собой целый отряд. Его воины были слабы, как юнцы, только взявшие в руку боккэн. Легким взмахом руки я стряхнул кровь со своей катаны, чтобы отчистить лезвие своего клинка. Мой отец учил меня, что оружие всегда должно быть чистым.
-Жалкий трус, ты только и можешь убегать! -прокричал он мне, пытаясь меня спровоцировать. Жалкая попытка. Забавно, это больше было похоже на отчаянный крик, будто он понимал, что живым отсюда не уйдет.
-Капитан, у вас был благородный учитель. Я до последнего верил, что он взрастит из вас воина, а не труса. -с легкой ухмылкой и смешком в голосе ответил ему я. - Или для вас нападение отрядом из десяти человек на одного путника - честный бой?
-Я не хотел устраивать дуэлей! Я хотел схватить человека, предавшего свою родину, свою семью, свой клан и своего даймё! -он был явно зол. Не хочу с ним затягивать.
-Не вам меня судить. Вы слишком глупы, чтобы понять все мои мотивы. -ответил я, вставая в боевую позу. Одно движение. Я прерву его жизнь за одно движение.
-Хватит разговор! Умри! -размахивая своей катаной из стороны в сторону, он помчался на меня как ветер. Хоть капитан и был селен, но его физическая сила шла вразрез с силой его духа.Я знал, что этот глупец допустит ошибку. Именно этого я и жду. Ярость ослепила его, он уже не понимал, как нанести удар. Его движение выдают его. Он растерян, напуган, а дух его окончательно сломлен. Чего же ты так боишься? Неужели тебя пугает моё спокойствие? Хотя, мне это безразлично. Я вижу тебя на сквозь. Я могу предугадать каждое твое движение.
-Умри!
А вот и ошибка. Легким движением катаны я парирую его удар, плавно всаживая клинок ему в грудь. Он повержен.
-У вас был хороший учитель. Жаль, что вы ужасный ученик. Прощайте, Капитан Иори. -прошептал я ему прежде, чем его тело, медленно скользя по лезвию моего меча, упало на землю.

Очередная резня позади. Очередные идиоты повержены. Очередная деревня покинута. Прошло семь лет с того момента, как я покинул место, которое раньше называл домом. Теперь я блуждаю по миру, пытаясь снова найти гармонию с собой. Но призраки прошлого не дают мне покоя, преследуя меня на протяжении всего моего пути. И здесь нет ничего удивительного, ведь за мою голову была назначена награда. Знаете, порой один плохой день может изменить нашу жизнь до неузнаваемости. Я часто размышляю о том, что сделало мою жизнь именно такой, какая она есть сейчас. И за все семь лет раздумий я пришел лишь к одному выводу: если бы была возможность вернуться назад и все исправить, то я бы ей не воспользовался.

Меня часто посещают эти мысли во время ночных путешествиях. Освещаемый звездами и луной, я не спеша бреду по этому миру, который с особым усердием пытается меня убить. Спустя несколько часов блужданий среди лесов и полей я наконец набрел на маленькую деревушку, где могу остановиться. Лишь за одно я люблю стычки с армией и охотниками за головами: с них можно поживиться парой-другой монет, ведь эти идиоты всегда таскают с собой свои деньги. Бывали дни, когда у моих, только что живых, врагов при себе не было и гроша; тогда я зарабатывал за счет продажи их амуниции.

Зайдя в деревню и пройдя несколько домов я все-таки наткнулся на ночлежку. Это был внушительных размеров дом, вокруг которого был загон для лошадей. Возле этого самого загона справлял нужду какой-то пьяница, что-то напевая себе под нос на языке, понятным лишь ему. Зайдя внутрь моему взору предстала следующая картина: прилавок возле двери, за которым стоит старик, стол с другими пьяницами напротив прилавка, а позади стола находилась лестница, ведущая в комнаты для ночлега. Лицо старика было изрезано морщинами, а выражение этого лица кричало о ненависти ко всему миру. Он пристально меня осмотрел, проведя свой взгляд от кончиков моих пальцев до макушки моей шляпы.
-Чего угодно? -с презрительным хрипением спросил меня этот старик.
- Комнату на ночь. -спокойно ответил я.
-5 серебряных.
Я положил пять серебряных монет на стол. Старик неторопливо сложил их в сундчок и вышел из-за прилавка.
-Иди за мной. -сказал он мне, будто он тюремный надзиратель, ведущий заключенного в камеру. Мы прошли пьяниц, которые смотрели мне вслед, поднялись на второй этаж по лестнице и пошли к комнате, которая находилась в самом углу дома. Открыв мне дверь и отдав ключи, старик неторопливо пошел назад на свое место.

К этой комнате нельзя было применить слово "комфортная", но мне много и не нужно. Я снял шляпу и аккуратно положил её на тумбочку рядом с кроватью, свой клинок я бережно протер тряпкой и положил рядом с той же кроватью, а сам принялся готовиться ко сну. Сняв кимоно, я лег в свое ложе и, сам того не заметив, заснул. Такие дни очень выматывают. Утром спрошу у старика, есть ли тут горячие источники.