Домашнее насилие в Казахстане: Насколько всё плохо?

Авторы: Камшат Акмуратова и Гульнур Сергалиевна

Каждая третья женщина на протяжении жизни становится жертвой физического или сексуального насилия со стороны интимного партнера. Подобного рода насилие, именуемое домашним или бытовым, также является причиной 38% убийств женщин во всем мире. Всплеск домашнего насилия в период пандемии является угрозой не только для женщин, но и для всего общества, особенно если в стране высокий уровень гендерного неравенства. В период с 2003 года по 2018 год Казахстан опустился на 28 позиций, заняв 60-е место по индексу гендерного разрыва, что наглядно показывает насколько ситуация в стране ухудшается год за годом.

Массовый марш за права женщин в Алмате, 2020 год. Источник: informburo.kz

Что подразумевает собой домашнее насилие?

Домашнее или бытовое насилие - это насильственные действия, дурное обращение одного человека по отношению к другому, с которым он состоит в сожительстве или в браке. Важно отличать домашнее насилие и “семейный конфликт”. Первое, в отличии от семейного конфликта, совершается с целью унижения, получения власти и контроля над жизнью жертвы, для достижения которой агрессор может использовать манипуляции, пренебрегать своим физическим и/или социальным превосходством. Эксперты выделяют 4 самых распространенных видов проявления насилия: физическое, сексуальное, психологическое и экономическое. Даже если упомянутые виды насилия проявляются по-разному, они все пагубно влияют на здоровье жертвы. Помимо физических увечий, у потерпевших часто наблюдаются психические расстройства, такие как стокгольмский синдром, посттравматическое стрессовое расстройство, что, в свою очередь, становится причиной появления склонности к суициду, алкоголизму, патологическому накопительству и т.д. Немалому стрессу подвергаются и свидетели насильственных действий, которыми обычно становятся несовершеннолетние дети. Ребенок, в силу своей неокрепшей психики, может перенять на себя агрессивную модель поведения, тем самым продолжая цепочку насилия.

Домашнее насилие в Казахстане. На чьей стороне закон?

По данным ООН, в Казахстане ежегодно в результате бытового насилия погибают 400 женщин, но, по мнению активистов фонда «Не молчи», число жертв доходит до 500, а в период пандемии данный показатель вырос на 23,6%. Согласно статистике за 2019 год, больше 2-х миллионов женщин страдают от бытового насилия, 45% подвергались психологическому насилию, а 20% физическому. Лишь 7% жертв обратились в полицию.

Одним из факторов подобной пассивности относительно бытового насилия является общественные предубеждения и предрассудки. Гендерный разрыв в стране увеличивается с каждым годом, что напрямую влияет на неуважительное отношение общества к женщинами. Виктимблейминг (“обвинение жертвы”) - довольно распространенный в Казахстане феномен, чаще всего проявляющийся в преступлениях, где жертвами становятся женщины: изнасилования, домогательства, домашнее насилие, т.д. Существующие в обществе стереотипы и понятие “ұят” не позволяют потерпевшим сообщать о фактах насилия правоохранительным органам, иногда даже близким друзьям или родственникам из-за боязни осуждения с их стороны. Подобные общественные предубеждения проявляются не только у жертв, но и у людей, в чьи обязанности входят защита и помощь потерпевшим. По данным международной правозащитной организации Human Rights Watch (далее HRW), известны случаи, когда прибывшие на место преступления сотрудники полиции воспринимали насилие как “семейный конфликт” и пытались отговорить женщину писать заявление. Подобная тенденция наблюдается и в государственной политике, которая направлена на “сохранение института семьи”.

Массовый марш за права женщин в Алмате, 2020 год. Источник: Радио Азаттык

Помимо общественных стереотипов, государственное законодательство - еще один немаловажный фактор, влияющий на распространение бытового насилия в Казахстане. До 2017 года домашнее насилие преследовалось в уголовном порядке по статьям “побои” и “умышленное причинение легкого вреда здоровью” с наказанием в виде штрафа (от 230 000 до 454 000 тг) и ареста на 2 месяца. Однако в июле того же года первый президент страны Нурсултан Назарбаев внес поправки о переводе вышеперечисленных статей из разряда уголовных правонарушений в административные, что уменьшило размер штрафа (от 25 250 до 101 000 тг) и количество дней пребывание под арестом (не более 20 суток). Правительство объясняют это решение тем, что в Казахстане уголовное преследование по этим статьям была возможна только в условиях частного обвинения. Частное обвинение возбуждалось только в случае заявления со стороны потерпевшего, который, помимо этого, должен заниматься сбором доказательств для судебного преследования и взять на себя большую часть расходов. Внеся поправки, правительство стремилось снять с женщин бремя сбора доказательств, но на деле исключило единственную возможность уголовного преследования по делам бытового насилия. Международное право обязывает страны позиционировать бытовое насилие как уголовное преступление, при котором возбуждением дела и сбором доказательств занимаются государственные органы, а не пострадавшие.

Наличие штрафа и ареста также подверглись критике со стороны правозащитников, юристов и потерпевших. Многие женщины отмечали, что мужчины после пребывания под арестом становились более агрессивно-настроенными, что, наоборот, усугубляло ситуацию с насилием. Штраф, который обязан выплатить виновник преступления, чаще всего идет из общего семейного бюджета, поэтому многие женщины, в силу финансового положения, не обращались в полицию.

В конце 2019 года нынешний президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев поручил ужесточить наказание за домашнее насилие и педофилию, внеся изменения в статьи 73, 73-1 и 73-2 административного кодекса. Наказание предусматривает только вынесение предупреждения или арест на срок до 20 суток. По словам законодателей, штраф был исключен в финансовых интересах семей, ведь деньги идут из общего счета. Таким образом, домашнее насилие, преследуемое в развитых странах как уголовное преступление, подверглось декриминализации в Казахстане, при которых административные санкции не обеспечивают достаточную защиту, а правоохранительные органы выражают пассивность в решении проблемы.

Помогают ли кризисные центры?

По разным оценкам в Казахстане от 30 до 40 кризисных центров, большинство которых являются некоммерческими. Для страны с населением более 18 миллионов человек данное количество недостаточно, а учитывая, что все центры находятся в городах, жителям пригородов и аулов труднее обратиться за помощью, особенно в период пандемии. Исследования HRW показали, что некоторые потерпевшие даже и не знали о существовании подобных организаций, а сотрудники полиции не информируют об имеющихся социальных услугах и защите.

Многие негосударственные центры не финансируются должным образом, что приводит к проблемам, связанным с размещением людей в убежищах и обеспечением им всем необходимым. По словам Зульфии Байсаковой, возглавляющей “Союз кризисных центров в Казахстане”(союз 18 организации из 12 регионов), разные источники финансирования напрямую влияют на качество оказываемых услуг и подобная система очень неудобна в рамках развития кризисных центров. Единственные организации, которые получают постоянное финансирование, являются правительственными.

Зульфия Байсакова, председатель "Союза кризисных центров". Источник: Экспресс К

Согласно HRW, во многих центрах не соблюдены все меры безопасности. Жертвы насилия отмечали, что сотрудники относились к ним халатно, иногда даже обвиняя самих пострадавших в “провоцировании” своих партнеров на агрессию. Некоторые работники убеждали женщин помириться со своими мужьями, “подумать о детях”, а в некоторых случаях приглашали агрессоров в кризисные центры с целью “профилактической беседы”, тем самым выдавая местонахождение потерпевших.

Кризисные центры в Казахстане обеспечивают временное убежище на 6 месяцев, но этот срок может варьироваться в зависимости от возможностей организации, а также предоставляют психологическую и юридическую консультацию. Законодательство обязывает жертв сообщать в полицию об актах домашнего насилия, независимо от того, будет ли пострадавшая писать заявление или нет, но при этом сохранять конфиденциальность данных. Подобная система давно практикуется в США и в странах Европы, отличие Казахстана состоит лишь в реализации данных действий. По словам Дины Смаиловой, основательницы фонда “Не молчи”, кризисные центры в Казахстане не решают проблему бытового насилия, а являются временными приютами. Женщина несколько месяцев живет в подобном убежище, но в силу экономической или психологической зависимости, снова возвращаются к партнеру-тирану. Помимо этого, сами правоохранительные органы и психологи вместо того, чтобы оказать надлежащую помощь, советуют пострадавшим возвращаться к мужьям и “не делать детей сиротами”. Конфиденциальность данных тоже не всегда соблюдается, передача полиции личных сведений чаще всего является обязательным действием. Если говорить о кризисных центрах США и Европы, женщина не остается там надолго, обычно от 3-х дней до недели. За это время ей предоставляют необходимую психологическую и медицинскую помощь, нанимают адвоката и готовят к судебным процедурам. В Казахстане подобные действия редко приводятся к исполнению, чаще всего женщина возвращается к своему обидчику или переселяется к друзьям, родственникам, не доводя дело до суда.

Кризисный центр в Алмате. Источник: informburo.kz

На сегодняшний день бытовое насилие является одной из самых острых социальных проблем в Казахстане, масштабы которой постепенно возрастают. Гендерное неравенство, имеющее место быть почти в каждой сфере казахстанского общества, является одной из причин развития данного феномена. Правительство не финансирует большинство кризисных центров, не информирует граждан об их праве на получение социальных услуг и защиты. Помимо этого, сотрудники центров, власти, правоохранительных органов не были обучены оказывать какую-либо помощь пострадавшим людям, многие до сих пор подвержены общественным предрассудкам. Закон в этих вопросах не на стороне женщин, не на стороне людей. Однако с появлением организаций, продвигающих идеи гендерного равенства, неравнодушных становится все больше.

Если вас не защитит закон, защитят неравнодушные люди с добрым сердцем.

Контакты всех известных кризисных центров в Казахстане:

https://otyrar.kz/2018/07/krizisnye-centry-v-kazaxstane/ - новостной портал “Otyrar”.

Источники:

https://www.hrw.org/news/2019/10/17/kazakhstan-little-help-domestic-violence-survivors

https://iwpr.net/global-voices/kazakstan-domestic-violence-soars-under

https://kazakhstan.unfpa.org/sites/default/files/pub-pdf/Kazakhstan%20VAW%20report_final%2031-10-2017.pdf

https://www.the-village.kz/village/people/experience/9011-menya-izbival-moy-muzh

https://cabar.asia/ru/chto-ne-tak-s-krizisnymi-tsentrami-dlya-zhenshhin-v-kazahstane/#

https://news.un.org/ru/interview/2020/05/1377672

https://www.womensaid.ie/ru/whatisdomesticvru.html

https://informburo.kz/stati/v-kazahstane-vsplesk-bytovogo-nasiliya-vo-vremya-karantina-kuda-zhalovatsya-na-semeynogo-deboshira.html

https://www.the-village.kz/village/city/situation/8965-chto-ne-tak-s-popravkami-v-zakone-o-domashnem-nasilii

http://www.mcrb.by/index.php/novosti/338-nasilie-v-seme-prichiny-i-posledstviya

https://www.who.int/ru/news-room/fact-sheets/detail/violence-against-women