«Главное — работать по-честному»

Максим Верников

Тимофей Жуков. Фото: «Урал. МБХ медиа»

Сегодня стало известно о смене президента знаменитого антинаркотического фонда «Город без наркотиков». Новым руководителем стал 25-летний депутат Екатеринбургской городской Думы от партии «Единая Россия» Тимофей Жуков. Он сменил на этом посту одного из основателей организации Андрея Кабанова, который теперь будет занимать должность советника президента.

В интервью корреспонденту «Урал. МБХ медиа» Максиму Верникову новый и бывший президенты фонда рассказали, чем вызваны кадровые перестановки, каким они запомнили фонд времен Евгения Ройзмана и что готовы привнести в его работу на новых должностях.

— Что произошло? Почему президентом такой известной организации становится именно Тимофей Жуков?

Андрей Кабанов: Пришло время приходить новым руководителям — молодым, интенсивным, дерзким ребятам. Тем, кто идет в ногу со временем и делает огромную работу. К таким, безусловно, относится Тимофей.

Время меняется. Когда мы начинали, мне было 38 лет, сейчас мне 59. Мы раньше писали записки и звонили другу другу, а сейчас все делается через гаджеты, которые я до сих пор не понимаю.

Тимофей Жуков: Фонд, как и многие вещи, требует своевременности. Андрей был одним из создателей фонда, вложил в него огромную часть жизни. Сейчас он остается в Фонде советником президента. Помогает мне не допускать ошибок. Фонд сейчас не политизирован, из него ушли все конфликты, которые возникали из-за Ройзмана. От этого стало лучше нам всем.

Я каждый день веду приемы. Кто-то делится чем-то, переживает, предлагает свои проекты. Хочется доверия, развития.

Андрей Кабанов. Фото: eanews

— Тимофей, а как давно ты в Фонде? Чем занимался раньше и приходилось ли работать с Евгением Ройзманом?

— Ройзман, кстати, вопреки расхожему мнению, появился в фонде отнюдь не сразу, а гораздо позже [по данным «Википедии», Евгений Ройзман — один из четырех сооснователей «Города без наркотиков» — прим. ред.]. Он просто в какой-то момент возглавил фонд, когда Андрей Кабанов ушел оттуда. Я в «Городе без наркотиков» с 2012 года, когда пришел сюда волонтером. Причиной стала трагедия в моей семье, связанная как раз с наркотиками. Я тогда помогал чем мог. В то время я с огромным уважением относился к Евгению Вадимовичу, я им восхищался. Но в 2014-2015 годах я служил в армии, и за это время как раз в фонде произошли серьезные реформации. Вернувшись из армии, я узнал о ряде очень некрасивых поступков Евгения Вадимовича, очень сильно разочаровался в нем и честно сказал в личном разговоре, что больше не буду с ним взаимодействовать. Так, с 2015 года больше не общаемся.

После этого я остался с фондом как с народной организацией. Он всегда был именно народным. Политизированность была лишь у Ройзмана. Сейчас мы работаем совместно с правоохранителями и нам удалось в три раза увеличить количество успешных операций. Сейчас у нас 40-50 успешных операций в месяц по выявлению притонов, наркоторговцев и так далее.

Главное для меня это честно работать. У нас бывало, что сотрудника задерживали вместе с правоохранителями за сбыт наркотиков. Мы не стали отнекиваться, в семье не без урода, как говорится.

— Как думаешь, надолго тут задержишься?

Я берусь за какое-то дело, когда знаю, что даже если один останусь, то смогу продолжать его. Думаю, до последнего дня жизни буду связан с нашим фондом. Как и Андрей Кабанов. Он также будет рядом. Какие-то тренды и акценты буду задавать я, наверно, но общая работа никуда не денется.

— Андрей, а что для вас стало основной тенденцией в работе фонда за прошедшие 20 лет?

— Главное звено во всей цепи нашей работы — это недопустимость употребления наркотиков. Мы в свое время сломали стереотип, что употреблять наркотики это модно. В 90-е годы ведь как зачастую называли тех, кто наркотики распространяет: не барыга, мразь или людоед — а наркодилер, наркоторговец и прочими красивыми словами. Мы добились, чтобы эти люди слышали в свой адрес то, что они заслуживают. Это касается и наркоманов. Мы ввели в сленг понятие «наркоман — чухан». Это дало свои плоды. Сегодня уже совершенно не в моде наркотики. Наоборот молодежь стремится к здоровому образу жизни. Тимофей как раз олицетворяет собой современного здорового молодого человека: он, на минуточку, спортсмен, футболист, детей тренирует — здоровых и даунов. Наша задача, чтобы из него вырос государственный деятель; как депутат он себя отлично показывает. Он становится президентом «Города без наркотиков», объединяя несколько направлений.

У меня же появится больше времени на службу в храме Святого Праведного Симеона Верхотурского, где я уже более 10 лет состою.

Фото: eanews

— А кто в основном спонсировал «Город без наркотиков» в прошедшие 20 лет? Были ли среди спонсоров олигархи Алтушкин и Козицын?

Тимофей Жуков: Нам помогают попечители, которые с нами были с самого начала. Люди большие усилия прикладывали к созданию фонда. Мы не богатеем здесь, получаем столько, сколько нужно для работы

— Андрей Кабанов: Что касается названных фамилий, то Козицын раньше нам помогал. Алтушкин же вообще был в попечителях Фонда. Но дело не только в них. Помогал весь город, очень много людей. Сейчас Алтушкин и Козицын «Город без наркотиков» не спонсируют.

[на последующие вопросы отвечает только Тимофей Жуков]

— Как сейчас выглядит реабилитация наркозависимых, вызывавшая много споров в былые годы?

Мы с наркозависимыми выстраиваем два этапа доверия друг другу: заключаем договор с близким родственником человека и затем с ним самим. Впоследствии он может всегда прийти и сказать, что хочет уйти. Тогда мы с ним разговариваем и узнаем у его родственника, что он об этом думает. Если видим, что человек адекватно воспринимает реальность, и рецидив маловероятен, мы его отпускаем. Если нет, то пытаемся убедить остаться. При этом каждому родственнику реабилитанта выдается персональный ключ доступа через специальный сайт либо приложение, чтобы всегда можно было в онлайн-режиме видеть, что происходит сблизким человеком.

— Сколько человек сегодня входит в команду «Города без наркотиков»?

Оперативно в работе участвуют 12 человек, 2 руководителя и 1 помощник находятся в реабилитационных центрах. Также великое множество людей нам помогают время от времени. Много людей есть как в проектах фонда, так и в любых наших начинаниях. Помогают в основном физическим участием в наших делах.