«МОНДРАГОН»: Как создать национальное бизнес-объединение

«Те, кто предпочитают делать историю, и самим менять ход событий имеют преимущество над теми, кто решает пассивно ждать результатов перемен». Дон Хосе Мария Арисменди

Главной причиной, собравшей нас вместе было желание придумать эффективный и действенный способ обретения бурятским народом политической и культурной субъектности. Очевидно, что ключевым фактором обретения такой субъектности является наличие национального капитала, проще говоря, денег. Откуда их взять? А давайте обратимся к опыту басков и их корпорации “Мондрагон”.

На данный момент (цифры с официального сайта Корпорации за 2016-2017 годы) Мондрагонская кооперативная корпорация (именно таково её официальное наименование) - это целая федерация кооперативов работников, имеющая общую годовую выручку свыше 12 миллиардов евро, число сотрудников свыше 80 тысяч человек. Отрасли в которых представлены все 266 предприятий Корпорации простираются от массового ритейла и сельского хозяйства до финансовых и страховых услуг, от производства бытовых холодильников и стиральных машин до сложного станкостроительного, робототехнического и электронного оборудования. Ряд специализированных организаций занимаются консалтингом и разработкой программного обеспечения. На всех предприятиях используются новейшие технологии, а заработная плата работников страны Басков - одна из самых высоких в регионе.

У Корпорации есть собственный Банк, университет, научно-исследовательские институты, технологические центры. Это все не говоря о развитой социальной инфраструктуре, включающей собственные учреждения здравоохранения, культуры и отдыха, детские сады и школы. Филиалы Корпорации работают в 27 странах мира. Корпорация занимает первое место в экономике Страны Басков и восьмое в экономике всей Испании.

Как же баскам при чрезвычайно трудных начальных условиях удалось создать такое успешное предприятие? Обратимся к истории.

Предыстория

Благодаря естественным природным преградам Страна Басков всю историю развивалась автономно, но в то же время была включена в торговую жизнь Испании. Возле городка баскского Мондрагон делалась знаменитая сталь для толедских клинков, в прибрежных соседних городах строились корабли, которым предстояло отправиться на завоевание Нового Света. Бойцовский нрав народа басков в сочетании с трудолюбием обеспечили достаточную автономию внутри страны при достаточно широком участии в экономике Испании и испанской империи. Уже к началу 20 века Баскония имела достаточно развитую систему профессиональных объединений, выросших из средневековых гильдий.

В годы Гражданской войны баски, как и многие нацменьшинства, воевали на стороне республиканцев. За что и поплатились после победы франкистов. До 1968 года баскский язык, баскская национальная символика и баскские национальные праздники и ритуалы были запрещены законом. В целом, центральное правительство проводило агрессивную политику ассимиляции по отношению к баскскому меньшинству. Также, правительство проводило жесткую политику по отношению к трудящимся, профсоюзы и забастовки были запрещены. Размер заработной платы устанавливался через Министерство труда. Коллективные решения разрешили только в 1958 году, когда на предприятиях разрешили консультативные органы, председателя которого выбирало руководство предприятия.

Когда в 1940-х годах были заложены основы Корпорации, выбор городка Мондрагон в качестве её базы не казался удачным. Малонаселенный (всего 7 тысяч человек), находившийся далеко от основных экономических центров (до столицы Бильбао - 50 км, до Сан-Себастьяна - 100 км), имевший доступ к внутреннему рынку Испании через город Витория в 25 км по бездорожью и горные преграды. Типичный провинциальный городок пораженный послевоенной депрессией, в котором царят нищета, голод, заброшенность и социальная напряженность. А также, что намного хуже, в городе доминировали социалистические настроения и даже во время Гражданской войны город потрясали столкновения на классовой почве.

Но отец Хосе Мария Аризмендариетта решил все иначе.

Дон Хосе Аризменди

Дон Хосе, как его позже стали называть в Стране Басков, родился в 1915 году в семье фермера, в 50 километрах от Мондрагона. Хотя он был старшим сыном в семье (а значит, должен был унаследовать состояние и обязанности отца), в 12 лет он выбрал церковную карьеру и поступил в семинарию. Однако, хоть и «нет в христианстве ни эллина, ни иудея», дон Хосе стал баскским националистом и проявлял большой интерес к баскской культуре и истории. В годы Гражданской войны он не смог участвовать в ней как солдат (из-за несчастного случая, имевшего место в детстве, он был слеп на левый глаз), но выступал как журналист и писал довольно объективные и пессимистичные сводки о состоянии дел, общая суть которых сводилась к тому, что «войну выиграют капиталисты и военные, как бы вы тут ни старались». Дальнейшие события показали, что он был прав. В 1937-м дон Хосе был арестован и приговорен к расстрелу. Потом начались странности.

По официальной версии, он избежал расстрела, когда соврал, что был солдатом (!), благодаря чему его судили как военнопленного (!!), в то время как его коллега-журналист был расстрелян (!!!) как идеологически опасный тип. Но есть документ, на котором его имя внесено в расстрельные списки, и есть легенда, согласно которой, его от смерти спасла бюрократическая неразбериха. Вообще это несколько выходит за рамки нашей истории, но так как не хотелось бы оставлять такие прорехи в повествовании, разъясним этот вопрос.

В годы Гражданской войны в Испании католическая церковь заняла вполне определенную позицию, поддержав франкистов, что и обеспечило банкротство левой идеи в глазах басков, ярых католиков. Тот факт, что Аризмендариетта не был расстрелян, может говорить лишь о том, что он изначально работал на церковь/фалангистов как агент влияния в стане республиканцев. В противном случае если бы его не расстреляли, то совершенно точно лишили бы сана. Особенно странно его судьба смотрится на фоне сотен расстрелянных и заключённых баскских священников, которым сотрудничество с республиканцами не простили.

Но, как бы то ни было, после крайне непродолжительного заключения (1 месяц) и освобождения дон Хосе совершенно спокойно продолжил своё обучение, стал священником и в 1941-м году был отправлен своим церковным руководством в Мондрагон в качестве советника местного отделения социальной католической организации «Accion Catolica», где вёл катехизис и преподавал студентам Социальное учение Католической церкви.

Примечательно, что католическое социальное учение которое, короче говоря, представляет собой корпус доктринальных текстов католической церкви, по вопросам социальной справедливости, включая бедность и богатство, экономики, социальной организации и роль государства является основой идеи дистрибутизма, которая в свою очередь, легла в основу создания кооперативов.

Молодой падре поначалу не произвёл впечатления на свой приход: потерявший в детстве один глаз, косноязычный, нескладный, он так монотонно читал проповеди, что горожане даже просили епископа заменить его. К счастью для них, этого не произошло. И падре упорно продолжал работать со своей паствой через решение его повседневных проблем. Дон Хосе был одарен необычной смесью идеализма и прагматизма, результатом которой в первое время стали достижения: реорганизация работы двух местных благотворительных церковных организаций, он помог построить спортплощадку и основать местный футбольный клуб, на его счету и открытие медицинской клиники. Все эти социальные начинания обеспечили крепкую социальную базу для основания корпорации «Мондрагон»: так дон Хосе повысил свою узнаваемость среди граждан и завоевал их уважение.

Вскоре падре понял, как именно помочь своей пастве: ключом к решению проблем города должно было стать создание новых рабочих мест, и святой отец решительно принялся за дело. Лучшим способом достижения этой цели были кооперативы, как потребительские, так и производственные – форма не новая для Страны Басков, но угасшая было за годы гражданской войны.

Вскоре пришло время для серьёзной работы.

Развитие Корпорации

Чтобы выстроить материальную основу для баскского национального движения, он решил создать школу, где молодых людей в возрасте от 14 до 16 лет обучали бы ремеслам и навыкам, необходимым для работы в промышленности. Деньги и персонал для организации школы набирали «краудфаундинговым» путём: на главной площади Мондрагона был установлен ящик, куда любой житель мог скинуть бумажку со своим именем и адресом проживания, а также указать, как именно он может помочь в деле создания учебного заведения (как строитель, учитель или просто пожертвовать деньги). Откликнулись 600 человек (или 15% взрослого населения Мондрагона), затею поддержал почти весь малый и средний бизнес, и общими усилиями в 1943-м школа была создана (в первом наборе обучались 20 юношей).

Для того чтобы руководить этой школой (а также создавать другие школы и координировать их работу), была создана Лига за образование и культуру. В первые десятилетия после победы Франко любая инициатива снизу встречалась с большим подозрением и вполне могла быть зарублена.

Но, как католический священник, дон Хосе был достаточно образован и сумел, опираясь на один закон XIX века, вполне легально зарегистрировать эту организацию в 1948-м году. Все члены Лиги делились на 4 категории: те, кто просто хотел вступить; те, кто готов был жертвовать деньгами и временем (например, учить); те, кто готов был платить ежегодные взносы в размере 1000 песет ($89 в ценах 1948-го); почётные члены (местные чиновники, они по закону обязаны были состоять в любой ассоциации). Каждая из четырёх групп поставляла 10 представителей в генеральное собрание Лиги, там избирался совет директоров школы из 14 человек (6 обычно были представителями 6 предприятий, вложившихся в создание школы, и один был мэром Мондрагона). Школа уже официально называлась «Escuela Politecnica Profesional» и была вполне легальным учебным заведением.

Первые 11 выпускников после окончания школы пошли учиться на инженеров и к середине 1950-х годов были вполне состоявшимися и успешными людьми. К этому моменту у дона Хосе созрела идея создания предприятия. Он и его птенцы были уже хорошо известны среди басков, и за относительно небольшой срок они смогли собрать в форме займов солидную сумму в размере 11 миллионов песет ($361 тысяча в ценах 1955-го).

На эти деньги они выкупили обанкротившееся предприятие по производству электрических и других изделий для домашнего хозяйства. Первый кооператив, «Ульгор» (названный так по фамилиям пятёрки основателей: Усаторре, Ларранага, Горроногоития, Ормехея и Оррубай), был основан 12 ноября 1956-го года, и именно этот день официально считается днём рождения корпорации «Мондрагон».

Как вы уже поняли, дон Хосе и друзья ходили по очень тонкому льду. Дело происходило в Испании эпохи фалангистов, они обладали всеми необходимыми характеристиками, чтобы угодить в тюрьму: баски, рабочее прошлое, намерение организовать трудящихся в нечто большее, чем команда по футболу. Однако созданный кооператив (и сотни кооперативов, появившихся в последующие годы) не был профсоюзом.

В 1964-м было уже четыре кооператива и все они занимались сложной бытовой электротехникой, причём к этому моменту они обладали достаточными финансовыми средствами, чтобы приобретать патенты и технологии за пределами Испании (в том числе в Бельгии и ФРГ). В этом 1964 году, накопив знаний, денег и компетенций, они создали кооперативы, занимающиеся сложной промышленной техникой.

В день основания первого кооператива в 1956-м году там состояли всего 23 человека, за три десятилетия число самих кооперативов выросло до 103. Они демонстрировали завидную жизнеспособность — только три из них было закрыто за этот период. Если в США только 20% компаний остаются на плаву в течение пяти лет, то у «Мондрагона» за всё время его существования лишь 3% предприятий были закрыты. Когда в 1985-м показатели безработицы в Стране Басков находились на уровне 26%, безработица среди членов «Мондрагона» составляла всего 0,6%.

Чем больше новых кооперативов появлялось, тем в большее количество отраслей проникал «Мондрагон». Показателен один пример: только в период 1940-1970 годов население самого Мондрагона увеличилось в три раза благодаря масштабной внутренней миграции внутри Испании (вызванной экономическими успехами корпорации), что вызвало спрос на доступное жильё. Так у корпорации появились строительные кооперативы: 5 кооперативов (1511 человек) в 1982-м, через два года их было уже 70. Потребительские кооперативы сначала не были приоритетом корпорации, но когда в 1970-х началось замедление роста промышленных кооперативов, сеть магазинов «Eroski» (появившаяся как объединение девяти потребительских кооперативов в 1968-м) превратилась в огромных размеров сеть супермаркетов всего за десять лет. Первый фермерский кооператив появился в Мондрагоне в далёком 1960-м — сегодня корпорация владеет обширными сельскохозяйственными угодьями.

После смерти Франко стало возможным достаточно открыто заниматься образованием молодёжи - уже к началу 1980-х «Мондрагон» управлял 36-ю школами, где обучаются 26 тысяч учеников и работают 1159 учителей. Выросло это, конечно, из сети образовательных кооперативов и читательских кружков, создаваемых при предприятиях. Там есть всё: курсы по уходу за детьми, баскский язык и культура, техническое и инженерное образование. Кстати, «Escuela Politecnica Profesional», где всё началось, к 1971-му стала единственным техническим училищем в Мондрагоне, и даже предприятия, не входившие в корпорацию, перестали спонсировать собственные курсы и начали отправлять людей на подготовку в школу, основанную доном Хосе. А само учебное заведение заметно «прибавило в весе», пристроив себе новые корпуса, библиотеки и спортзалы. В 1976-м году Министерство образования официально признало школу как политехнический институт.

Всего через несколько лет после создания первого кооператива появилась нужда в создании кооперативного банка, который будет обслуживать членов кооператива на льготных условиях, а также проводить финансовые операции «Мондрагона». Что интересно, практически все руководители кооперативов были против этого решения (ввиду ряда организационных проблем), и дон Хосе подделал (!) их подписи — так в сентябре 1959-го появился «Caja Laboral» («Трудовой Банк»), впоследствии ставший одним из наиболее успешных финансовых учреждений в Испании.

В том же 1959-м году было создано «Lagun Aro» - собственная страховая компания для членов Корпорации и их семей. Ее деятельность была направлена на решение проблем здравоохранения, страхования и безработицы, поскольку, согласно испанскому законодательству, члены кооперативов не имели права на получение социальной помощи от государства.

Эти два учреждения сыграли ключевую роль в развитии Корпорации.

С 1965-го по 1975-й годы «Мондрагон» переживал сложный и важный период превращения из свободной федерации формально независимых кооперативов в, по сути, единую группу, в которой при необходимости можно было включить режим «вертикального управления», при этом все кооперативы постоянно обмениваются информацией и все знают, что происходит у коллег. Многие кооперативы напоминают подразделения одной единой корпорации: большая часть членов одного кооператива может спокойно перейти и создать новый кооператив, если в этом возникла необходимость.

В 1991 году кооперативы Мондрагон были реорганизованы в Корпорацию: региональное деление было заменено на секторально-дивизионное по видам деятельности и создана соответствующая структура корпоративного управления.

Корпорация не остается в стороне и от современных трендов глобализации. Поэтому, как и полагается настоящей корпорации, наращивает активную экспансию, открывая производственные мощности в ряде стран.

Справедливо отметить, что в 2013-м году во время мирового кризиса, старейший кооператив Fagor оказался на грани банкротства и был реструктурирован.

Как работает Корпорация

В начале, каждый, кто становится членом Корпорации, должен внести первоначальный паевый взнос в размере 14 тысяч евро. При этом допускается рассрочка платежа на 3-7 лет. Более того, сама Корпорация может предоставить займ на такой паевый взнос. Когда кооператив получает прибыль, пайщики могут заработать 7,5% в виде дивидендов на свои паевые взносы. Для повышения заинтересованности работников во внесении столь значительных паевых взносов, Корпорация дает гарантию пожизненного трудоустройства.

Система оплаты труда в кооперативах построена таким образом, что в экономической эффективности производства заинтересованы не только сами производственники, но и все связанные с ними работники. Расчёты по оплате труда производятся только в конце года, но каждый работник может получить аванс в размере 50-70 % из своего лицевого счёта от дохода в текущем году. На лицевой счёт работника начисляются вознаграждения по итогам труда текущего года и дивиденды от пая в основном капитале.

Размер заработной платы работников зависит от их квалификации и часовой выработки. Обычно самая высокая зарплата не превышает самую низкую более чем в 4,5 раза. Менеджеры крупных кооперативов получают заработную плату в 6 раз превышающую самую низкую. Менеджер в корпоративном банке “Caja Laboral” получает в 8 раз большую зарплату, директоры в штаб-квартире - в 9 раз. 98% всех менеджеров продвинулись по службе в Корпорации “снизу”. Такое продвижение и такая политика в отношении заработной платы происходит в рамках политики, разработанной самой Корпорацией. К примеру, разница в зарплатах в Роснефти и Газпроме может достигать 300-400 порядков.

Управляющий совет кооператива (junta rectora) избирается всеми работниками кооператива (один человек — один голос; срок исполнения обязанностей — четыре года), у менеджера большая власть, но он не имеет права голоса при голосовании и при принятии решений часто консультируется с главами отделов. В принципе, это было и остаётся частнокапиталистическим предприятием, принадлежащим тем, кто в нём работает.

Управление кооперативами производится на демократической основе.

Менеджеры высшего звена подотчётны Постоянному комитету и Генеральному совету в период между заседанием Ассамблеи. Фактически, пайщики являются верховным звеном в управлении организацией, при этом участие пайщиков в общем собрании не только право, но и обязанность. Каждый кооператив выдвигает своих представителей, из которых состоит Постоянный Комитет и Генеральный Совет.

Высший орган управления - Общее собрание пайщиков - собирается не реже одного раза в год. Собрание решает ключевые вопросы производственной деятельности, социального развития, а также выбирает Правление организации. К управляющим органам можно также отнести Аудиторский комитет, избираемый общим собранием. Общее собрание избирает Социальный совет, члены которого делегируются работниками подразделений организации. Социальный совет исполняет функции профсоюза, защищая интересы работников перед работодателем (да, все же в этом есть необходимость). Правление, в свою очередь, назначает на четыре года Генерального директора.

Система управления Корпорацией построена как дивизионная структура управления, в которой чётко разделены управление отдельными продуктами и отдельными функциями. Ключевыми фигурами в управлении организациями становятся топ-менеджеры, возглавляющие производственные подразделения. Данная структура позволяет отдельным кооперативам быстро реагировать на изменения в условиях рынка, быстро принимать жизненно важные решения.

Каждый отдельный кооператив Мондрагона обладает хозяйственной самостоятельностью.

Таким образом, работники избирают Совет Директоров, которые нанимают менеджеров высшего звена. Это является положительным явлением для работников, которые фактически выбирают тех, кто затем нанимает супервайзеров. Если работники не довольны системой управления, то они могут высказать его на Общем собрании Корпорации.

Большого внимания заслуживает инновационная политика Корпорации. Инновационная деятельность Мондрагона повышает стоимость промышленной продукции в среднем на 5 %. Об уровне инновационности Корпорации может свидетельствовать хотя бы факт участия исследовательских кооперативов Мондрагона в разработках НАСА и в европейской космической программе.

Кооперативы Мондрагона распределяют прибыль таким образом, чтобы она поступила обратно в кооперативный сектор. Кооперативы могут распределять денежные средства в резервный фонд промышленной группы (примерно 20 %) и в фонд Инвестиций в новую продукцию, создание новых кооперативов, Резервный фонд группы Мондрагон и Мондрагонский университет (14 %) от прибыли до налогообложения. Кооперативы облагаются налогом на прибыль в размере 10 % (для сравнения, налог на прибыль для коммерческих организаций составляет 35 %), что позволяет дополнительно отчислять 10 % от чистой прибыли в Фонд социальной и образовательной поддержки, а также до 30% сверх уставного уровня в неделимый резервный фонд. Неделимый резервный фонд предназначен для государственного сектора, а не для пайщиков, и распределяется в случае ликвидации кооператива. Фактически, кооперативы Мондрагона вкладывают большие средства в образование сотрудников и пополнение резервных фондов кооперативов.

Испанская система налогообложения кооперативов предоставляет огромные налоговые скидки, но только при условии, что кооперативы будут вкладывать существенные суммы в социальную поддержку и в развитие кооперативов. Мондрагонская корпорация многократно превышает требования законодательства об инвестировании высвобождающихся средств.

Мондрагонские кооперативы оказывают поддержку друг другу в трудной ситуации. Каждый из 11 промышленных кооперативных групп вкладывает часть средств из прибыли для покрытия возможных убытков кооперативов группы. Обычно фонд покрывает 50 % убытков. Кооперативы Мондрагона отчисляют в фонд в среднем 2 % от прибыли, затем данный фонд финансирует 1/3 оставшихся убытков отдельного кооператива. При этом финансируется только остаток (около 1/3 всех убытков), финансирование происходит отчислением части средств из фонда каждого кооператива в зависимости от суммы активов отдельного кооператива и суммы паевого фонда. Данный процесс не может продолжаться бесконечно, но поддержка убыточной организации может длиться в течение 2-3 лет, до тех пор пока она не станет приносить прибыль или не начнёт процесс реструктуризации. С учётом того факта, что каждый кооператив отчисляет в среднем 45 % в неделимые резервы, можно понять, почему за всю историю существования Федерации обанкротилось только три кооператива.

Два раза в год работники в зависимости от трудового вклада, получают свою долю из фонда потребления. Капитал организации является неделимым, за исключением прироста капитала. На лицевой счёт работника производится процентное отчисление дивидендов из фонда накопления. При увольнении или выходе на пенсию работник получает свою долю прибыли из фонда накопления за время работы в Федерации, а также паевой взнос. В случае смерти работника всю сумму получают его наследники.

"Каха Лабораль" - Банк Корпорации

Как мы уже сказали выше, с момента создания собственного банка "Каха Лабораль" (“Рабочая Касса”) развитие федерации пошло с увеличивающейся скоростью.

Деятельность банка осуществляется на основе анализа рыночной конъюнктуры, посредством которого Банк финансирует строительство новых перспективных предприятий, а затем - продает их по себестоимости и в рассрочку трудовым коллективам, помогая формированию таких коллективов (или они формируются сами), Т.е., созданные предприятия становятся независимыми от Кассы и принадлежат исключительно работникам, до тех пор, пока предприятие не окупится. В Совет директоров предприятия входят представители Банка, специалисты по налаживанию прибыльной работы. По мере окупаемости предприятия их число в Совете уменьшается. Оплата работы этих экспертов также осуществляется предприятиями в рассрочку.

Банк покрывает своими ссудами лишь 60 % стоимости создания промышленных и прочих объектов. 20 % покрывается за счет вступительных кооперативных взносов работников. Причем новые работники могут получать ссуду для оплаты этих взносов опять же в Банке Корпорации на беспроцентной основе и выплачивать ссуду в рассрочку. Оставшиеся 20 % стоимости создания предприятий предоставляет испанское государство в рамках политики борьбы с безработицей. В первые годы существования федерации и Банка, государство этого не делало, но убедившись в жизнеспособности федерации, стала помогать ее расширению.

Созданные предприятия начинают ежегодно отчислять в “Кассу” 10-12 % своих прибылей, становятся пайщиками этой "Кассы". И "Касса" за счет этих взносов не только финансирует строительство новых предприятий, но и предоставляет уже работающим предприятиям-пайщикам беспроцентные кредиты для модернизации оборудования и улучшения условий труда.

По мере увеличения числа предприятий-пайщиков растет и оборотный капитал "Кассы", и она получает возможность интенсивнее вести расширенное воспроизводство и совершенствовать социальную инфраструктуру федерации: строить дома, детские сады, технические училища, создавать медицинские и прикладные научные учреждения. Они имеют в федерации статус "кооперативов второго ряда", не получающих прибыли от своей работы, как и сама "Рабочая касса".

Управление Банком осуществляется пайщиками, имеющих большинство голосов в Наблюдательном Совете Банка, контроль за деятельностью банка осуществляет наблюдательный совет.

В период между общими собраниями, управление Банка ведет Совет директоров, состоящий из четырёх директоров, избираемых на общем собрании и восьми директоров, представляющих интересы кооперативов Федерации. Совет директоров избирает Председателя, выполняющего функции советника. Председатель не имеет право голоса.

Благодаря созданию кооперативного банка, Мондрагонская Корпорация обеспечивает себя оборотным капиталом, вся инвестиционная политика проводится через собственный Банк. Кроме того, кооперативный банк обслуживает работников Федерации, осуществляя ведение лицевых счетов, начисление на них зарплаты и процентов по вкладам. Все работники в обязательном порядке должны обслуживаться в банке, открыть сберегательный вклад и пенсионные накопления. На сберегательный вклад начисляются проценты, которые переносятся на пенсионные накопления, а последние, в свою очередь могут быть сняты при условии выходя на пенсию.

В рамках Кооперативного Банка также получила развитие система подготовки, планирования и финансирования создания новых кооперативов. Участники инициативной группы, предполагающие создание нового кооператива, получают ставку в Банке и затем, при помощи его специалистов и за его счет, проводятся беспрецедентные по длительности (два - два с половиной года) и по сложности исследования рынка для нового кооператива. По завершении этих исследований составляется детальный бизнес-план, который, после экспертизы Банка, дает основания для получения в первый год работы кооператива беспроцентного, а в последующие два года - льготного кредита на его развитие. Если новый кооператив, как в большинстве случаев, выделяется из уже существующего (“почкование” кооперативов), он получает поддержку (кадровую, финансовую и т.д.) и от него.

Таким образом, Мондрагон использует Банк как инструмент "самокапитализации", накапливая оборотные средства для реализации планов по проведению инвестиционной политики. Помимо реализации инвестиционных программ внутри Корпорации, Банк финансирует создание малых и средний предприятий вне Корпорации. Стоит подчеркнуть, что 80 % всех новых малых фирм, открытых благодаря поддержке кооперативного банка, оказались рентабельными.

Уроки для нас

«Войны начинаются и заканчиваются, а жить нужно здесь и сейчас». Дон Хосе понимал, что начинать вооружённую борьбу за освобождение баскского народа бессмысленно: Испания большая и победить её не получится при всём желании. Выбор у него был невелик — легко было скатиться в фольклор и «буузный национализм». Вместо этого он решил научить басков работать — можно без всякого преувеличения сказать, что ему баскский народ обязан появлением национального среднего класса. Культура, язык, национальная гордость — многого ли это стоит, когда приходится беспокоиться о куске хлеба? Зачем говорить на баскском, если это язык низов и маргиналов? Дон Хосе сделал баскский языком успешных и трудолюбивых людей, в результате из драчливого буйного народа (кстати, в генетическом и языковом плане чрезвычайно близкого к нашим кавказцам) получились такие «немцы, только испанские».

«Хорошими делами прославиться можно». Дон Хосе также понимал и важность работы с обществом: его социальные проекты обеспечили дальнейшую поддержку всем его начинаниям, без спортивной площадки и больницы просто не было бы «Ульгора» и других кооперативов.

«Трудовая этика превыше всего». Хотя леваки часто ошибочно приводят корпорацию в пример как образец защиты прав трудящихся, плюрализма и солидарности на предприятии, на самом деле это вполне себе частнокапиталистическое предприятие, где владение «распределено» между многими людьми. В этом кроется незаметное, на первый взгляд, но важное отличие кооперативов от профсоюзов: первые кровно заинтересованы в успешности предприятия (которое даёт им работу и деньги, только пока его продукция востребована и обладает высоким качеством), вторые существуют для торга с работодателем. Стоит отметить, что радикалы вроде ЭТА «Мондрагон» недолюбливали именно по этой причине: там совершенно отсутствовали левые настроения, в изобилии присутствующие среди мейнстримных баскских националистов. Сам дон Хосе профсоюзное движение недолюбливал. А прекрасное здравоохранение и высокие зарплаты для членов корпорации не появились сами по себе — это результат упорной работы.

«Любому хорошему начинанию нужна хорошая крыша». Аризмендариетта был католическим священником и, как мы поняли из его биографии, с очень хорошими связями и чрезвычайно образованный. Связи и образование — вот что необходимо любому честолюбивому националисту.

«Кооператив — значит постоянное сотрудничество». «Мондрагон» устроен так, что все кооперативы находятся в состоянии постоянного обмена информацией, технологиями и людьми. Конференции, стажировки, круглые столы, совместные праздники — пресловутый «командный дух» баски в своей «кооперативной корпорации» начали строить задолго до того, как это стало модным в Первом мире. Цель тут вполне понятная: все 80 тысяч «мондрагонцев» должны помнить, частью чего они являются.

«Знание — сила». Руководство корпорации с самого начала было озабочено образовательным вопросом: сегодня школы и кружки там находятся на самообеспечении, но все 1970-е они поглощали миллионы долларов, которые дон Хосе не жалел, поскольку прекрасно понимал, что вкладывается в будущее баскского народа. Важность этих школ и учебных заведений сегодня трудно переоценить: это настоящие бастионы баскской культуры и языка, которые благодаря своему высокому уровню (особенно в технических училищах) обеспечивают небольшому (и, откровенно говоря, приговорённому историей и географией к прозябанию) народу место в дивном новом мире XXI века. А без училища, созданного в 1943-м, сейчас не было бы ничего.

«Необязательно вмешиваться в политику, чтобы развивать реальность в правильном направлении». За почти 60 лет существования «Мондрагон» не выступал открыто на стороне политических партий, не вмешивался в выборы и вообще не делал ничего, кроме зарабатывания денег, продвижения своей продукции и баскской культуры.

«Трудящийся — часть паствы твоей и не дай ему заплутать». Хотя дона Хосе часто упрекали в социалистических мировоззрениях и даже называли «красным священником», по своим действиям он таковым не был. Напротив, все его действия были направлены на одно: приподнять пролетариат до уровня среднего класса и привить ему ценности этого среднего класса. Что «Мондрагон» с блеском и осуществил.

«У руля должен стоять человек, не боящийся принимать решения». Все мы за демократию, но иногда кто-то должен нести бремя принятия экстренных и важных решений — таким человеком и был дон Хосе. Вспомните, как он подделал подписи своих строптивых последователей, чтобы создать банк, который принёс выгоду всей корпорации и помог увеличить её возможности. Всякие спорные инициативы (вроде первых школ и финансирования культурной деятельности) также продавливал он — и в перспективе это возвращалось корпорации сторицей и увеличивало её влияние в регионе.

Сегодня невидимая империя «Мондрагона» покрывает всю Страну Басков и служит экономическим хребтом баскской нации. Несомненно, что «Мондрагон» успешно продолжит свою деятельность и получит новое влияние и новые возможности по мере исчезновения классических национальных государств, став своеобразным баскским «ковчегом завета».

Успех «Мондрагона» должен быть тщательно изучен всеми бурятскими патриотами.