«Всё обман, всё мечта, всё не то, чем кажется!»

Вам нравятся красивые стихи и цитаты о том, какими люди стали плохими? Любите порицать общество? Конечно, все любят, и я не исключение. Виной всему наша человеческая натура, из-за которой мы, пусть и бессознательно, всегда хотим найти в окружающих массу недостатков, чтобы самоутвердиться самим. В результате может получиться так, что, найдя целую кучу отрицательных качеств в других, человек становится высокомерным и начинает считать себя лучшим среди всех остальных. И уже даже не смотрит на себя, не сравнивает себя с другими, а просто глубоко убежден: «Я живу среди пустых отбросов без души, которые даже частички, даже крохотной песчинки меня в себе не содержат. Наверное, поэтому они со мной и не общаются, а вовсе не потому, что я злобный гад». Так было со мной, когда я, начитавшись классики, возомнил себя мудрецом этого мира, что возвысился над простыми смертными школьниками восьмого класса и может считать их за пыль. Итак, порицание часто приводит к самоутверждению, самоутверждение рождает манию величия, а доказательством служу я. Хорошо, каким же все-таки может быть порицание?

Я уверен, что в наше время абсолютно каждый, кто не первый и не второй день как вышел в Интернет, мог наблюдать такие красивые высказывания: «Ах, в человеке важна душа, а не внешность! Почему современные люди так ценят внешность, а не душу? Ах, Боже мой, какими же поверхностными и приземленными мы стали...» Конечно, читать такое бывает смешно хотя бы потому, что примерно те же фразы звучали, наверное, с тех пор, как человек научился говорить; другими словами, пороки человечества всегда порицаются и будут порицаться, причем независимо от того, какое ныне сегодня и какая современность. Доказательством этому может служить тот факт, что не только Сеть, но и наша русская классика полна примерами осуждения тех же самых пороков — взять хотя бы «Петербургские повести» Н. В. Гоголя, а именно — «Невский проспект».

В повести «Невский проспект» невероятно ярко описан этот самый проспект. Точнее, описан не сам проспект, а люди, что гуляют по нему и тем самым составляют его. Если уж совсем точно, то описывает Гоголь даже не самих людей, а их характерные внешние черты: «А какие встретите вы дамские рукава на Невском проспекте!» Или еще: «Здесь вы встретите такие талии, какие даже вам не снились никогда...» Прием, которым пользуется Гоголь в описаниях проспекта, называется синекдохой, и им писатель как бы хочет сказать нам: «По проспекту гуляют не люди, а вещи». Это должно, по мнению Гоголя, означать, что люди прячут свое настоящее я за своей одеждой и аксессуарами, выдают себя не за тех, кто они есть, а за тех, кем они хотят казаться. Сам рассказчик в конце повести говорит: «О, не верьте этому Невскому проспекту! Я всегда закутываюсь покрепче плащом своим, когда иду по нем, и стараюсь вовсе не глядеть на встречающиеся предметы. Всё обман, всё мечта, всё не то, чем кажется! Вы думаете, что этот господин, который гуляет в отлично сшитом сюртучке, очень богат? Ничуть не бывало: он весь состоит из своего сюртучка». Знаете, я очень сомневаюсь, что рассказчик хоть раз заговорил с тем господином в сюртучке, чтобы утверждать, из чего тот состоит. Да этот порицатель общества сам нам говорит: «Как ни развевайся вдали плащ красавицы, я ни за что не пойду за нею любопытствовать». Переводя с высокомерного на русский: «Я живу среди пустых отбросов без души, которые даже частички, даже крохотной песчинки меня в себе не содержат. Почему я решил так? Да просто потому что так оно и есть». И он уже даже не смотрит на людей, не хочет разбираться в них, а просто клеймит их, называет вещами и глубоко убежден в этом.

Вы видите параллели? Да, это то же самое высокомерие, о котором я говорил в начале. Оно захватывает человека и заставляет его a priori считать всех окружающих чуть ли не примитивными животными, для которых не существует ничего возвышенного, а лишь только что-то низменное и приземленное, как та же одежда или, может быть, еда. А кто хуже — мирные дамы и господа, что гуляют по Невскому проспекту в своих красивых нарядах, ни к кому не испытывают зла и наслаждаются жизнью; или такие высокомерные «рассказчики», которые во всех хотят увидеть что-то плохое, цепляются к костюмам, приравнивая самих людей к их вещам, недовольно кутаются в плащ при виде красивых девушек?

Что касается моего мнения, то я уже почти все высказал. Я не считаю, что вообще резонно разграничивать человека на "духовную" и "материальную" части. Ведь все мы — не просто какие-то эфемерные души без тел. Каждый человек по определению — личность, и проявляться его индивидуальность может в чем угодно, даже в том, какие наряды он предпочитает, или в том, какую прическу носит, и даже в том, какие тортики ему нравятся. А что касается поставленного мной ранее вопроса, то здесь, конечно, для меня все просто. Мне больше нравятся простые, но добрые и открытые люди, чем озлобленные, вечно недовольные, вечно брюзжащие и осуждающие.

Я не вижу никакого обмана на Невском проспекте. Я могу чувствовать мечту рассказчика — мечту быть лучше и выше, которую он пытается осуществить путем самовнушения, уходя от реальности примерно так же, как это делает тот же Пискарев. И я знаю, что рассказчик совсем не тот, кем хочет казаться.