Гендерная чехарда

Существует ли гендерная социализация? Можно ли на нее повлиять? Является ли она абсолютным злом? Стоит ли вообще обращать на нее внимание?

Да. Да. Нет. Да.

Точнее, все несколько более сложно. Чтобы ответить на вопросы о ГС, нужно сначала разобрать явление социализации в целом. Понять, насколько реальны социальные роли, как они формируются и можно ли их изменить. Ну, и заодно развеять несколько очень вредных мифов.

Готовы к жестокости?

Социализация — мираж миража

Человек не способен выжить вне социума. Точнее, взрослый человек, конечно, может выжить наедине с собой, но это ему будет стоить огромных усилий. Вероятно, психике это тоже сильно повредит. Вспомните «Изгоя» с Томом Хэнксом, и для вас эта мысль станет очевидной.

Даже чучело из воллейбольного мяча, лучше, чем полное одиночество. На чучело можно орать.

Но вот маленький человек, ребенок или подросток, позаботиться о себе сам не может вообще. Ни добыть еду, ни получить нужные для выживания навыки, ни обрести опыт, который отделяет жизнь от смерти. Дети вообще существа крайне беззащитные, по меркам млекопитающих. Им нужно общество, чтобы стать дееспособными.

Если мы все живы — значит, мы выросли в социуме.

Это затрудняет исследование социализации. Если мы имеем дело со зрелым человеком — значит, на нем оставило отпечаток некое общество. Даже если это было общество выкормивших его волка, пантеры и поющего медведя.

Или все же не оставило?

Зачистка поляны

В философии есть давний спор о том, является человек «чистым листом», или «чистой доской» — tabula rasa. Если человек от природы не имеет никаких склонностей, то он бесконечно податлив и его можно приучить к чему угодно. Если же какая-то биологическая программа у него есть, то выковывание «нового человека» обречено однажды зайти в тупик. По понятным причинам это многих огорчает.

Социум возникает из взаимодействия множества людей. А значит устройство социума напрямую зависит от податливости человека. От «чистоты» его программы поведения. На этот счет мнения есть разные. В первую очередь, разберем крайности.

Биодетерминисты склонны считать, что природа человека неизменна. Если же человек идет против своей природы под давлением, то это окажется для него пагубным, а изменение социальной нормы приведет к упадку общества.

Эти ребята разрушают вашу семью.

Социальные конструкционисты часто верят в «нового человека», даже если они этого не осознают и не признают открыто. Нормы они воспринимают как социальный конструкт: продукт некого консенсуса, который существует лишь в воображении людей и может изменяться бесконечно, без каких-либо пределов.

Эти ребята отнимают вашу индивидуальность.

Такие радикальные взгляды выглядят карикатурными, хоть некоторые люди их и придерживаются. Но нам они важны, потому что показывают ошибочность обеих крайностей.

К примеру, если природа человека неизменна, то социальный прогресс невозможен. При этом мы видим, что социальные нормы меняются постоянно, радикально и стремительно. Иногда это происходит буквально за один день, под влиянием внешних факторов — например, изобретения контрацепции. Или пороха. Никому ведь не нужно доказывать, что это изменило общество?

Еще одно хорошо известное явление — это "нравственная дуга Вселенной", тренд на постепенное уменьшение насилия и увеличение эмпатии. Об этом в своих книгах писали Стивен Пинкер и Майкл Шермер.

Говоря, что прогресса не существует, люди традиционных взглядов лукавят: они говорят что не существует "прогресса" в том виде, который чудится лично им. Воюют с ветряными мельницами, игнорируя формы прогресса, которые можно потрогать руками и подтвердить статистическими данными.

eppur si mouve

Конструкционизм также разбивается об очевидное: между людьми существуют наблюдаемые врожденные отличия и сходства. К примеру, мужчины и женщины отличаются своей физиологией, в том числе гормонами, которые регулируют эмоциональное состояние человека. Врожденная вариативность в психологии людей одного пола также наблюдается — как минимум в форме различных расстройств и отклонений.

Здесь нужно вспомнить о наблюдении за близнецами. Скандальный опыт Петера Нойбауэра с разделении близнецов показал наличие некоторого поведенческого сходства между ними, несмотря на то, что близнецы росли в радикально разных условиях, никогда не встречаясь друг с другом. Роберт Пломин также пишет о существенном влиянии генетики на поведение человека.

В то же время, любой родитель знает, что даже выросшие в одной семье и получившие идентичную социализацию дети-близнецы в итоге формируются очень по-разному, приобретая различные черты характера и предпочтения.

What the fuck did I just read?

Истина, как это часто бывает, находится где-то посередине. Проблема в том, что мы до сих пор не можем точно сказать, где именно. Человеческая природа действительно невероятно гибкая, и может изменяться под воздействием общества. Но у этих изменений все-же есть рамки. Конверсионная терапия, к примеру, не работает и никогда не работала. Куда же подевался конструкт?

Это не мем.

Дебаты на тему nature vs. nurture не утихают до сих пор. И они никогда не утихнут, потому что из научного или философского этот спор давно превратился в политический.

С момента, когда в популистской политике возник тренд на сциентизм, публикация научного доказательства непогрешимости своей доктрины стала обязательным условием для изображения превосходства. Если же непогрешимость обнаружить не удалось — ее также нужно изобразить.

Вы правы, потому что на вашей стороне наука. Ваш оппонент ошибается, потому что он мракобес. Listen to the science, people!

Но я отказываюсь политизировать этот вопрос. Я для себя отвечаю честно: какая-то часть поведения человека, по всей видимости, является врожденной — но я не знаю, какая именно. И работать придется именно с этим, а не с воображаемым миром, где каждая струна человеческой души исследована до последнего атома.