Письмо честному эксперту

М.В., добрый день.

Вновь обращаюсь к Вам, поскольку практически уверен, что Вы единственный в России адресат подобной просьбы.

Волею судеб я оказался стороной в т.н. деле "об экстремистских материалах". Кратко: в ноябре прошлого года Центральный суд Омска по заявлению прокурора признал экстремистскими все материалы интернет-версии бюллетеня "Радикальная политика" №2(60) за сентябрь 2011 года. В него попали, в частности, тексты Иноземцева, Корба, других авторов и даже текст с официального сайта президента России. Все они попали в Реестр экстремистских материалов минюста. Когда мне стала известна эта информация, я обжаловал это решение по формальным нарушениям ГПК РФ, добился его отмены и направления на новое рассмотрение. Детали см. на http://legal-omsk.ru/publ/8-1-0-144.

Предварительное заседание по делу назначено на 30 мая. Я планирую заявить ходатайство о назначении независимой судебно-лингвистической экспертизы, и судья, в принципе, готов его удовлетворить, но просит точные реквизиты и, возможно, предварительное подтверждение о готовности выполнить эту работу.

Сложность ситуации в том, что наиболее спорными являются тексты авторства известного диссидента Бориса Стомахина, радикального публициста с резкой позицией в отношении существующего в России режима. Он уже отсидел 5 лет по 280 и 282 статьям. И сейчас вновь привлекается по аналогичным обвинениям за различные публицистические тексты, размещенные на малопосещаемых или даже блокируемых интернет-сайтах. По многим признакам, дело "об экстремистских материалах" инициировано ФСБ, в том числе, чтобы использовать его как дополнительный аргумент для усиления позиции обвинения в деле Стомахина, а также его расширения в рамках общей антиэкстремистской кампании, развернутой в России.

Я понимаю, что в существующей правоприменительной практике и политической обстановке очень сложно преодолеть обвинительный уклон, особенно когда в деле присутствуют материалы, подготовленные "вполне себе экспертами" (в нашем случае - из лаборатории ОмГУ), которые привычно штампуют утвердительные ответы на все формальные вопросы от прокуроров, СК и ФСБ, не заботясь ни о совести, ни о научной репутации. Но мне представляется, что настоящий профессионал даже в такой ситуации мог бы и должен подойти к делу более честно и, как минимум, обозначить сложность и неоднозначность ключевых формулировок об "экстремизме". Или даже обнаружить убедительные аргументы в пользу того, что даже самые жесткие и радикальные оценки не превращают автоматически публицистику и личные убеждения человека в "экстремистскую деятельность" (см., например, текст "альтернативной экспертизы текстов Стомахина" Александра Зеличенко). При этом, необходимо учитывать массу дополнительных факторов, включая коммуникативную ситуацию, контекст, реальную аудиторию сообщений и ее реакцию на них и т.п.

Главный вопрос: могу ли я расчитывать на Ваше содействие в производстве экспертизы такого класса силами Вашего центра, а если нет, то можете ли Вы порекомендовать для этой работы 1-2 центра или специалистов из того списка, которым Вы поделились со мной год назад?

--
Удачи нам во всех добрых делах!
Виктор Корб