Что нам театр абсурда?

Цитирую свежий пост из закрытой рассылки на ЕЖЕ-листе - мой ответ коллеге в дискуссии по итогам прошедших т.н. выборов в госудуму.

"Игорь, в том, что мы уже давно вынуждены в России быть участниками театра абсурда, - кто продюсерами, кто сценаристами и режиссерами, кто актерами разной степени даровитости, кто билетерами и гардеробщиками, а кто критиками или пассивными зрителями, - я с Вами совершенно согласен. И в отнесении господ и товарищей типа Доренко, Киселева, Венедиктова, Альбац, Немцова, Явлинского, Зюганова, Миронова и пр., и пр. к клоунам - тоже. И я даже могу точно сказать, что практически на всех выборах практически все "партии" используют те или иные методы типа серого или черного пиара, в том числе и в формате "пожалейте нас - нас давят".

Но ведь речь шла о другом. О том, что у режима очко настолько "жим-жим", что он решил, что контроля мало не бывает и действительно сделал давление на всех сколько-нибудь значимых конкурентов максимально возможным. И тиражи арестовывались реально. И типографии, печатающие "оппозиционную" прессу, закрывались. И на агитаторов устраивались массированные облавы с использованием всех административных и прочих ресурсов. Это можно трактовать и как естественную часть общего сценария абсурдистской пьесы. Но это и факты нашей действительности.
Главная беда страны сейчас в том, что помимо этого театра абсурда, разыгрываемого на фоне декораций потемкинской России, мало что осталось. Люди, не желающие не только участвовать в этом спектакле, но и смотреть его, вынуждены тратить значительные усилия - и материальные, и душевные, - чтобы организовать свою жизнь на основе нормальных человеческих отношений вне дурацкой действительности. И они, к огромному сожалению, не могут при этом рассчитывать на содействие формальных общественно-государственных институтов: ни в обеспечении правопорядка, ни в обеспечении эффективного государственного управления, ни в регулировании экономики... Согласитесь, это глубинное противоречие, это масштабное, но пока еще слабо осознанное напряжение в системе общественно-государственного устройства страны - посерьезнее, чем пьеса "Вэвэпэ и все, все, все".