Дневник Варлоса

20 марта

Сегодня мы побывали в аду. По крайней мере мне кажется, что ад выглядит как- то похоже.

Всё началось утром и не предвещало беды - мы всего лишь собирались разобраться с парнем, вдруг провозгласившим себя лордом города. Но ещё на подходе нам показали, что диалога не выйдет - едва мы приблизились к поместью, наш отряд начали обстреливать из баллист. Почти сразу мы разделились. Брэндон и Тия укрылись за домами, а мне удалось проскользнуть ближе к стенам поместья. Я хотел обезвредить командира и самопровозглашённого лорда, любым способом. Признаю, тогда мной руководила эмоции, злость, а не разум, но это всё равно мало на что повлияло.

Когда я добрался до стены и пересёк её, спрятавшись в кустах, у ворот вовсю бушевал огненный хаос. Сами ворота вынесло, а солдаты метались из стороны в сторону, охваченные пламенем и не знающие, что делать и кого слушать. Командира убило ледяным шаром, а мой громовой удар окончательно внёс смуту в ряды противника, настолько, что я видел, как кто-то прыгал прямо со стен.

Когда я повернулся, то увидел, как из ворот выходит этот лорд - какой-то подросток, на самом деле, точно не старше меня или Брендона. Мне даже перехотелось его убивать, его было просто жалко. Его убил выстрел Горазона. Прямо в голову.

Потом началось что-то невообразимое - тело лорда засветилось и поднялось в воздух и преобразилось в какое-то существо. Явно враждебное, потому что оно сказало нам, что это была ловушка и что мы - глупцы - так легко в не попались, и теперь умрём.

Наёмников ломало и они преображались в тех мерзских существ-хемеридов, с которыми мы уже устали сражаться. Я почувствовал себя действительно в ловушке. Стены и огонь отрезали меня от друзей, Горазон выдал себя выстрелом и теперь стоял оторопевший перед полчищем врагов. Понятия не имел, что делать, поэтому сделал самое простое - решил спасаться. Я подбежал к ближайшей двери и быстро вскрыл её, даже сам не заметил, как сделал это. При удаче я бы позвал Горазона, но сегодня Тимора явно была не на моей стороне- едва войдя в помещение я налетел на что-то огромное и склизкое и только мои инстинкты помогли мне увернуться (хотя на руке и остались царапины, что-то мне подсказывало, что это меньшая из проблем). Маскировка спала с существа и я увидел перед собой нечто, напоминающее огромного слизняка, но с щупальцами и зубастой пастью. Одно из щупалец схватило меня и от неожиданности я поперхнулся воздухом. А в следующее мгновение комната завертелась и я оказался уже поднятым в воздух за стенами особняка. Щупальце так сильно сжало меня, а после отпустило, что мне показалось, что я вот-вот умру. Я точно потерял сознание, но мои товарищи помогли мне прийти в чувство, за что я им безмерно благодарен, хоть и дальнейшие события до сих пор вызывают у меня дрожь и я не могу не думать о том, что было бы лучше мне не видеть всего и проваляться в отключке. Совместными усилиями мы одолели балханота, а после и выбежавших из дверей пожирателей интеллекта (мерзкие мозги, настоящие, мать их).

К счастью, на нас больше осмотреться в поместье. Я и Джон двинулись в комнату, которой на меня напал балханот, и так мы оказались в оружейной. По её периметру стояло икто не собирался нападать, и мы приняли решение несколько стоек с мечами и луками, а также закрытые стеклянные витрины. Что закрыто- для меня открыто, поэтому первым делом я полез в витрину с двумя амулетами и жестоко за это поплатился. Один из амулетов обжёг мне руку магией, и я почувствовал, как мои жизненные силы тают. Наверное, меня спасло только то, что я его отбросил. Тем не менее его, второй амулет, и многое другое из той комнаты мы решили взять с собой. Лишнего оружия не бывает.

Пока мы обследовали помещения нас преследовали поподающиеся тут и там пятна крови. Они были и в коридоре, а в комнате, которой он оканчивался, мы нашли то, от чего у меня мурашки по коже. Это была трофейная комната. А среди трофеев были головы людей. Доже была голова убитого нами юного графа. Так странно об этом писать. Головы были живыми. Когда Джон подошёл ближе к одной из них, то та открыла глаза и начала кричать, а ее лицо было искажено гримасой боли. Подошедший к нам тогда Брэндон помог разобрать, что граф молил о том, чтобы его мучения окончили. Какое-то тёмное заклятие было наложено на него и его тело. Даже когда Джон выстрелил в него, он не прекратил умолять, что означало, что нам надо найти тела.

Оказалось, те были неподалёку - в соседнем крыле особняка. Их нашла Тия. Это были обезглавленные тела, без кожи. Всё пропахло кровью, пахли кровати, впитавшие в себя литры, пахли, казалось, сами стены. Я открыл для Тии сундук, как она попросила, и сбежал, не в силах вынести увиденного. До этого я проткнул сердце одного из тел, и всё, на что я надеюсь, это что та душа попала в лучший мир и больше не страдает.

Мы нашли кухню. Там были тела детей. Для еды.

Мы нашли проход, ведущий глубоко под землю, и бочку, полную крови.

После этого мы ушли оттуда. Решили, что с нас хватит. Но обязательно вернёмся позже.

Как оказалось, что всё это время в городе кипела битва. Откуда-то вылезли сотни тех ужасных существ и напали на мирных жителей. У нас тысячи заражённых и сотни раненых, я не знаю, сколько убито, и боюсь узнавать.

Не знаю, как мне ложиться спать после увиденного, не знаю, как мне жить после этого. Я не верю, что в этом могут быть виновны люди и Дюмонды, не верю, что можно пылать такой ненавистью к своим собратьям, чтобы желать им той мучительной смерти, которую мы видели сегодня.

На основе игры в Dungeons and Dragons.

ле этого мы ушли оттуда. Решили, что с нас хватит. Но обязательно вернёмся позже. Как оказалось, что всё это время в городе кипела битва. Откуда-то вылезли сотни тех ужасных существ и напали на мирных жителей. У нас тысячи заражённых и сотни раненых, я не знаю, сколько убито, и боюсь узнавать. Не знаю, как мне ложиться спать после увиденного, не знаю, как мне жить после этого. Я не верю, что в этом могут быть виновны люди и Дюмонды, не верю, что можно пылать такой ненавистью к своим собратьям, чтобы желать им той мучительной смерти, которую мы видели сегодня

Пока мы обследовали помещения нас преследовали поподающиеся тут и там пятна крови. Они были и в коридоре, а в комнате, которой он оканчивался, мы нашли то, от чего у меня мурашки по коже. Это была трофейная комната. А среди трофеев были головы людей. Доже была голова убитого нами юного графа. Так странно об этом писать. Головы были живыми. Когда Джон подошёл ближе к одной из них, то та открыла глаза и начала кричать, а ее лицо было искажено гримасой боли. Подошедший к нам тогда Брэндон помог разобрать, что граф молил о том, чтобы его мучения окончили. Какое-то тёмное заклятие было наложено на него и его тело. Даже когда Джон выстрелил в него, он не прекратил умолять, что означало, что нам надо найти тела.

Оказалось, те были неподалёку- в соседнем крыле особняка. Их нашла Тия. Это были обезглавленные тела, без кожи. Всё пропахло кровью, пахли кровати, впитавшие в себя литры, пахли, казалось, сами стены. Я открыл для Тии сундук, как она попросила, и сбежал, не в силах вынести увиденного. До этого я проткнул сердце одного из тел, и всё, на что я надеюсь, это что та душа попала в лучший мир и больше не страдает.

Мы нашли кухню. Там были тела детей. Для еды.

Мы нашли проход, ведущий глубоко под землю, и бочку, полную крови.

После этого мы ушли оттуда. Решили, что с нас хватит. Но обязательно вернёмся позже.

Как оказалось, что всё это время в городе кипела битва. Откуда-то вылезли сотни тех ужасных существ и напали на мирных жителей. У нас тысячи заражённых и сотни раненых, я не знаю, сколько убито, и боюсь узнавать.

Не знаю, как мне ложиться спать после увиденного, не знаю, как мне жить после этого. Я не верю, что в этом могут быть виновны люди и Дюмонды, не верю, что можно пылать такой ненавистью к своим собратьям, чтобы желать им той мучительной смерти, которую мы видели сегодня

За авторством Полины, создано в teletype Vinzard