Константин Константинович и взбитые белки

Третьего дня посетил встречу губернатора не с блоггерами, а с руководителями краевых СМИ. Или с главными редакторами - сложно мне было отличить, потому что были и те, и другие. Я, вероятно, руководитель.

Мероприятия эти мне симпатичны - чай там, булки и даже пироги (в этот раз, жаль, не было кофе), и как руководитель - а я, вероятно, был там, как руководитель - я бы такие встречи мог полюбить. Но как журналист, редактор и просто взрослый человек я понимаю, что как только встречи с журналистами у главы региона начинают перетекать в чаепития с журналистскими начальниками, так сразу надо тушить свет. Потому что, конечно, к реальной журналистской работе и к реальному общению губернатора с прессой всё это имеет весьма опосредованное отношение. Точно так же, как никакого отношения к этому не имеют те же глобальные пресс-конференции Владимира Владимировича Путина.

Второй раз с изрядным замешательством (хотя, конечно, я кокетничаю тут - какое уж тут замешательство) наблюдаю за тем, как некоторые руководители приходят на эти встречи ровно для того, чтобы просто там посидеть. Они не задают и не могут, вероятно, задать никаких вопросов. Они явно не хотят есть. И вообще у них, как и у всех, суббота, утро. Плюс приводят с собой подчинённых, которые всё, что можно отсюда вытащить, вытащат. И ладно если эти руководители что-то от контактов с губернатором имеют - бюджеты там или ещё чего. Но что там делают те, кто бюджетов этих не получает - для меня загадка.

Мне на этих встречах профессионально как-то стало некомфортно. У меня масса вопросов к этому конкретному губернатору (немногим меньше, чем к предыдущему), но вот в этом формате мне их задавать то ли не хочется, что ли я не вижу смысла, то ли мне жалко сыпать эти вопросы в общий эфир. То ли я не могу понять - всё это как-то не так. На тех же встречах с блоггерами мне как-то комфортнее, потому что там подчёркнуто нерабочая обстановка, люди другие, то-сё. В общем, я довольно тупо просидел в углу, набрав по дороге с пяток новостей и не использовав возможности хоть какие-то вопросы задать.

При этом надо понимать, как отвечает на вопросы Ильковский - в них обычно даже с микроскопом нельзя найти пренебрежения (в этот раз были исключения), он подчёркнуто вежлив, легко находит ответы на всё, что его спрашивают (в этот раз опять были исключения), но вообще-то, отвечая на всё, не говорит ничего. Любому практикующему журналисту известно, как из этой ситуации выпутаться, но в формате чаепития, мне кажется, это в достаточной мере некомфортно, чтобы этими приёмы не имели серьёзных шансов на использование. Короче говоря, где-то через 20-30 минут после первых ответов становится понятно, что вопросы можно не задавать - всё равно он ничего не ответит, обойдясь общими фразами. При этом ты даже можешь предугадать, что он скажет, от чего становится ещё неинтереснее.

Из неприятного отмечу отношение части аудитории к Кантемиру. Он, конечно, неоднозначный дядя, газета у него - мало не покажется, вопросы продажности там, агрессивности и так далее можно задавать. Но вообще он сделал коммерчески успешный проект - раз, у него одна из немногих независимых редакций, которая постоянно ездит в районы и видит, что там происходит - два, и вообще-то ему нельзя отказать в оригинальности (что для современной журналистики, особенно региональной всё более и более важно) - три. Так что хихикать я бы над Кантемиром не стал - не принимать его или его позицию можно, но лишь с оружием - журналистским - в руках. А не с бессмысленными смешками, многие из которых принадлежат людям, которые при шикарном журналистском опыте так и не смогли научиться работать в современных экономических условиях и с современной аудиторией, продолжая шлёпать никому не интересный продукт по лекалам 10-20-летней давности.

И диалог Кантемира с Ильковским про пьянку на селе можно выписывать в отдельный материал, хотя там было брошено с каждой стороны по две фразы. Но даже по этим четырём репликам понятно, что губернатор довольно сильно отошёл от романтики первого года своей работы. Не мог не отойти, потому что он добровольно согласился стать частью этой системы. Это совершенно предсказуемо, но очень печально.

По поводу мест, где надо бы закатывать глаза, я бы выделил не беседы Кантемира с губернатором, а некоторые вопросы коллег. Например, про то, какой бы вопрос Константин Константинович задал бы Путину, если бы предоставилась возможность. Или про то, как развивается сотрудничество с Монголией. Мне легко ткнут тем, что сам-то я сидел в углу и молчал в тряпочку. И да, так оно и было - молчал и в тряпочку. Но, по-моему, деградация отрасли, в которой мы работаем, порой приобретает пугающие масштабы. И пугают они не от того даже, что кто-то там что-то не так сказал, а то, что мы как бы не в сторонке же стоим - тоже внутри всего этого едем и сами отчасти эту деградацию по разным самым обстоятельствам поддерживаем.

Отмечу ещё, что до встречи я был уверен, что все эти чаепития - это добрый сюр, и губернатор по хорошему должен раз в неделю проводить пресс-конференцию хотя бы на 30 минут. Традицию вообще регулярных пресс-конференций похоронил ещё Гениатулин - когда я начинал работать в пресс-службе пресс-конференции в фойе на втором этаже Чайковского, 8 проходили еженедельно. Граждане слали вопросы на пейджер, на пресс-конференцию приходили не главные редакторы, а обычные журналисты, ибо это было нормой, не было никакого пафоса - просто часть работы. Потом пресс-конференции Гениатулина стали событием - их вносили в анналы. Потом они вообще прекратились - в последний год работы дай бог чтобы две штуки вспомнить. Ильковский традицию эту поддержал - весной 2013 года на первой пресс-конференции он пообещал журналистам регулярные встречи. Я это точно помню, потому что первые две пресс-конференции Ильковского я и вёл. Слово он не сдержал - пресс-конференции Константина Константиновича в обычном для журналистов формате нынче такая же редкость, как и до 28 февраля 2013 года.

После встречи я по-прежнему уверен, что пресс-конференции нужны. Но уже совсем не уверен, что с них можно что-то нормальное вытащить - так красиво и ни о чём говорит губернатор. Впрочем, я думаю, что если пустить к нему не руководителей и главредов, у большинства из которых голова болит вообще не о контенте, а нормальных, голодных до информации журналистов, плюс посадить рядом с ним ведущего, который даст слово тем, кому его надо дать, будет контролировать губернатора и время, то всё может быть совсем иначе.

А вообще интересно - наблюдать за эволюцией Ильковского-чиновника. Хотя, конечно, гораздо интереснее было бы попадать на нормальные длинные интервью хотя бы раз в полгода - пока такие возможности есть только у Игоря Геннадьевича, по-моему, да и то он скован самыми разными рамками.

Больше ничего не расскажу - еда была далеко. Но чай был не из пакетиков - это в плюс. Рядом со мной были плюшки с белками, взбитыми с сахаром - безе, да? И орешки в глазури - я всё съел, потому что утром был в зале и право такое имел. Больше ни до чего не дотянулся - даже до сыра. А, нет, мне главный редактор газеты "Читинское обозрение" Николай Черняев дал шоколадную конфету с маком!

Карина Владиславовна, кстати, спрашивала Константина Константиновича про ШОС - мол, странное мероприятие, что оно нам дало? Но ответ не интересный - регион, де, стал открыт. А в закрытый регион инвестиции не пойдут. Да и вообще это прошлогодний снег - он растаял, что вы. Как бы да, но проведение этого мероприятия в Чите ещё отразится в наших сердцах и текстах, я думаю. Так что Карине Владиславовне спасибо за вопрос. Кроме неё и Кантемира нечего в закладки и отложить!