Битва в Чернокаменной Крепости. (Терранский крестовый поход)

Скарбранд пылал словно погребальный костёр и по гигантскому залу разносились отголоски демонического рыка чудовища – первобытного рёва, что заражал тягой к смертоубийству любого, кто мог услышать его.

Под воздействием Скарбранда воины Робаута становились всё более безрассудными и агрессивными. Целыми группами они поворачивали назад, чтобы сразиться с демоном и умереть от ударов его топоров. И вместе с ними ушёл Амальрих – последний выживший Чёрных Храмовник и Чемпион Императора. Он полностью исполнил свой долг и теперь его павшие братья призывали его к себе. Озарённый светом нимба, он поднял Чёрный меч и безмолвно двинулся наперерз Скарбранду, возглавив отряд из таких же обречённых космодесантников разных орденов. Жиллиман не стал их останавливать и скрепя сердцем продолжил отдавать новые приказы, одной лишь силой воли укрепляя Ультрадесантников и их наследников.

Чемпион же бежал вперёд. Обнажив клинки, больше тридцати воинов Астартес побежали вслед за ним, выкрикивая боевые кличи, приготовившись умереть за своего примарха. Вместе с ними встали Проклятые Легионеры; с пылающими мечами наголо, они устремились вслед за Чемпионом Императора.

Удар восьми Жаждущих Крови был колоссальным. Амальрих лично встретился со Скарбрандом и Чёрный меч с лязгом встретил адские топоры. Нимб над его головой засиял ещё ярче, я бессловесный крик ярости поражал своей силой. Закипел свирепый ближний бой, хлынули струи крови. Проклятые легионера дрались словно сами демоны, а другие Астартес ничем не отставали от них. Ценой огромных потерь им удалось свалить и заколоть одного Жаждущего Крови, но объединённая мощь чудовищ была слишком велика…

Боевые танки сформировали огневой кордон вокруг врат, давая возможность лоялистам приблизится к спасительному выходу. Поборники Новадесанта снесли несколько параллельных мостов, обрушив легионы демонов в бездну. Грейфакс, плечом к плечу с Сайфером сражались против герольдов Тзинча. Серые Рыцари вновь объединили свои духовные силы и обрушили ярость психического холокоста на летящих прямо на них Повелителей Перемен. Арлекины поспевали повсюду – мчались по площадкам, прыгали между переходами, с изумительным мастерством пронзая и рассекая неприятелей, выплетая па боевого танца вокруг лоялистов.

Затем Скарбранд издал бешеный, оглушительный рык, разбежался и прыгнул вперёд. Изгнанник перепрыгивал с одного моста на другой, обливая всё вокруг кипящим ихором из ужасной раны в груди. Робаут с изумлением увидел, что из тела могучего демона торчит рукоять Чёрного меча Амальриха. Именно так закончил свой героический путь Чемпион Императора, кровью искупившего свои неудачи на Кадии.

Выбив копытами искры из металла, Скарбранд приземлился на мосту прямо перед рядами лоялистов. Замелькали в воздухе его топоры: Резня и Бойня. Фонтаны крови взметнулись в воздух и части тел разрубленных космодесантников разлетелись во все стороны.

Оскалившись, Жиллиман понял, что Жаждущий Крови не даст им спастись. Приказав всем, кто ещё мог подчиняться его приказам и не впал в кровавое бешенство отступать к порталу, примарх вышел вперёд против демона. Мимо примарха проследовали последние танки, арлекины, космодесантники и войска механикус. Белизарий Коул скрылся внутри одним из первых, но ещё многие не желали отступать. Сикарий, Сайфер и Вольдус продолжали сражаться.

Разметав последнее сопротивление обезумевших космодесантников Скарбранд ворвался на площадку перед порталом Паутины. Он явился за черепом Жиллимана, чтобы принести его в жертву Кхорну, и не собирался упускать добычу. Сама земля затряслась под ударом подков Изгнанника. Пылающие глаза дьявола встретили преисполненный гнева взгляд примарха и тот ощутил прилив безрассудной свирепости. Зарычав словно лев, Жиллиман сжал Меч Императора и ринулся на кровожадное чудище.

Гнев Робаута затмил собой всё остальное. Разум примарха окружила стена адского огня, на котором здесь и там ухмылялись лица его братьев-изменников. Его ярость усиливалась по мере того, как демон подступал к нему. Мост за спиной словно плавился и стекал в бездну и вокруг исчезло всё, оставив только примарха и Жаждущего Крови, на арене из ревущего пламени.

Не владея собой, примарх с разбега врезался в Скарбранда, нанеся ему сокрушительный удар мечом. Резня и Бойня встретились с Мечом Императора, ревущего от жаркого пламени изрыгавшегося из его недр. Следующий удар топоров лишь на волосок пронесся выше головы примарха. В ответ он врезался таранным ударом наплечника в живот демона, развернулся на пятках и наотмашь впечатал «Длань Власти» в челюсть противника. Удар силового кулака пробивал насквозь танковую броню, но демон лишь лишился нескольких клыков и пошатнулся, после чего по инерции с разворота провёл ответный выпад секирами, словно жнец косой; Жиллиман едва успел спарировать атаку и ускользнуть от летящих топоров.

Следующим ударом меча Жиллиман прочертил огненную дугу и заставил уже Скарбранда отбивать его выпад. Увернувшийся от удара Изгнанник направил лезвие Бойни прямо в череп Жиллимана, но тот сумел отбить удар «Рукой Власти», отчего силовое поле перчатки затрещало и вокруг полетели снопы искр. Удар Резни пришёлся на наплечник Робаута и крепчайший аурамит из которого были сделаны его доспехи был почти разрублен. Ответным ударом Жиллиман хотел пронзить демона в брюхо, но тот успел отскочить в последний момент. Однако пламя Меча Императора дало о себе знать и страшный тлеющий ожог остался на доспехах самого Скарбранда. Почувствовав инициативу Робаут продолжил атаку, нанося один удар за другим, заставляя демона пятится. Их танец смерти продолжался всего секунды, но его скорость поражала воображение.

Примарх ощущал, как ярость и гнев разрастаются в его разуме, заглушая чутьё стратега. Он смутно осознавал, что вскоре бросится на чудовище забыв об обороне и будет слепо рубить его, пока оно не снесёт ему голову с плеч. Но он никак не мог остановиться. Всепожирающая ярость захлёстывала его. Горечь последних неудач, жажда мести за погибших сыновей - всё это переполняло примарха и готовилось вырваться наружу. Меч Императора пылал словно сгусток солнца, изливая вокруг всполохи пламени, жар которого был способен расплавлять металл. Дух внутри меча сам чувствовал демона и желал ему смерти. Жиллиман знал, что если сумеет победить его сегодня, то возможно избавиться от демона навеки и принесёт тем самым огромную пользу Империума. Он должен был рискнуть…

…А затем он увидел её, явившуюся сквозь пелену. Отвлекая внимание демона ослепительным светом Живая Святая на мгновение ослепила тварь, тем самым позволив Жиллиману собраться с мыслями. Образ Святой отпечатался в мозгу примарха и он понял, что любые попытки победить Скарбранда будут обречены. Даже если он убьёт демона, то наверняка погибнет сам и потеряет драгоценный Меч Императора.

Титаническим усилием воли Робаут Жиллиман подавил сверхъестественное неистовство, которое поглощало его здравый рассудок. Задыхаясь от напряжения, примарх сковал свирепый огонь ментальным обручем ледяной стали. Он по-прежнему боролся с инфернальным врагом на физическом плане, но ещё одна битва кипела у него в разуме. Шаг за шагом он теснил собственное исступление.

Издав последний вопль душевной скорби, Жиллиман загнал всю свою ненависть и злобу в казематы несокрушимой крепости и запер ворота. В тот же миг пламя вокруг погасло, а за спиной возник мост ведущий к спасению. На другой стороне Сикарий умолял примарха уходить пока не поздно. Но именно там, над входом в Паутину он увидел образ ангела, защищавшего его так долго. Даже умерев ради него Селестина продолжала следить за ним, направляя в самый тёмный час.

Опасаясь, что его жертва сбежит, Скарбранд воздел топоры и безоглядно ринулся на Робаута. Спокойно оценив угрозу, примарх поднял «Длань» и открыл огонь по несущемуся на него демону. Один бронебойный болт типа "Ангелос" за другим врезались в кровожадного монстра, отрывая от его плоти куски. Платформа под его ногами оказалась залита раскалённым ихором, когда очередной болт врезался ему в череп, раскалывая его, пробивая глазницу и взрываясь внутри его головы. Тварь с бешеным рёвом продолжала атаку, даже не заметила нанесённых повреждений. Увидев, что просто так его не остановить, Жиллиман прицелился в торчащий Чёрный меч Амальриха, к которому демон не мог даже прикоснуться. Один из снарядов врезался в меч, и тот разлетелся вихрем осколков, когда силовое поле клинка сдетонировало. Освещенная сталь изрезала тело демона, разорвав его изнутри, отчего тот пошатнулся и упал на колено.

Робаут увидел ещё одну возможность прикончить демона, но за спиной Скарбранда уже появилась гигантская орда кровопускателей, а в воздухе над ними летел Кайрос с сомном кошмаров. Примарх мгновенно развернулся, побежал по мосту и прыгнул во врата вслед за Сайфером и Катоном. Обережные руны со стуком скрепились и портал сомкнулся за секунду до того, как в него врезалась орда демонов.