Дикий Король

Железные Руки остановились так же внезапно, как выключившиеся сервиторы, прежде чем машинально занять оборонительные позиции вдоль открытого рифа, на котором они оказались. За спиной Террека Железный Отец Морекс прикладывал свою шестеренчатую глефу к поврежденным гусеницам Лэндрейдера серии два-один-один-шесть-А, обозначенного как "Черная месть". Пылающие демонические черепа, выпущенные живой пушкой, только что уничтоженной Терреком, пробили адамантиевый корпус танка и разбили звенья одной из его тяжелых гусениц. Продолжая стрелять из болтеров и лазпушек, он тяжело остановился на гребне рифа.
- Капитан, а как же люди? - передал по воксу сержант Баалор. - Они все еще пытаются наступать.
- Пусть, - сказал Террек после секундного анализа. - Если они сейчас пойдут вперед, то смогут не отстать от нас, когда мы возобновим наступление.
- Принято, командир Клана.
Террек хорошо представлял себе непрекращающиеся вокс-вызовы, наводнявшие каналы связи офицеров Гвардии, как и их неуверенность в том, остановиться ли рядом с молчаливыми машинами в черной броне или наступать дальше без поддержки. Террек не позволил им остановиться. Сделать паузу, чтобы сохранить целостность продвижения его Клана, было крайне необходимо, но откладывать нападение на самый восточный варп-портал было бы расточительно.
Ожидая, Железнорукий наблюдал за ходом других контратак. Ультрамарины замедлились, слишком сосредоточенные на поддержании контакта со своими вспомогательными подразделениями. Отряды Эпата рассредоточились среди бойцов Милитарума, увеличивая ширину своего удара в направлении северного портала и одновременно ослабляя наконечник копья, сосредоточенного вокруг Эпата и его Арьергарда. В этом и заключалась разница между сынами Гиллимана и потомками Горгона – первые всегда преследовали по крайней мере две цели: победить и свести к минимуму потери своих союзников. Механические умы Железных Капитанов вроде Террека были свободны от таких опасно потакающих забот. Без победы самые незначительные потери были ужасны. С победой любые потери были приемлемы.

Из рассказа "Дикий король" Робби Макнивена