Битва на Элизионских полях – II


Видя, что его союзники осаждены со всех сторон, а орбитальную поддержку может оказать только «Фаланга», Корахаил разделил ударную группировку Адептус Астартес. Южный фронт укрепили Чёрные Храмовники маршала Амальриха и Имперские Кулаки капитана Гарадона, тогда как Багровые Кулаки и 4-я рота самого магистра всеми силами выступили на север. Подтверждённых сообщений о действиях Железных Волков Хайфелла не имелось, однако наводчики 8-го заметили скопление разбитой техники Чёрного Легиона у одного из разрушенных бастионов на юго-западных линиях траншей.
Прошло несколько часов. Бандформирования Разорителя окружили пилонные поля, словно латная перчатка, готовая раздавить бойцов Крида. На юге Чёрные Легионеры бросили подбитые транспорты и ринулись в лобовую атаку на позиции 8-го, изрыгая боевые кличи, что пробирали людей холодом до костей.

На востоке баронесса Вардус сложила голову, не посрамив чести предков: её повреждённый Рыцарь сразил вражеского «Разбойника» по имени «Фуриозо Рекс» перед тем, как исчезнуть во взрыве собственного реактора. Смерть госпожи заставила её собратьев-покопью удвоить усилия. Поистине, во всей славной истории дома Рейвенов никто не погибал столь доблестно, как эти аристократы. Но, лишившись поддержки тяжёлых орудий шагоходов, полковник 185-го приказал своим танкистам отходить с боем – от ужаса он забыл, что отступать им некуда.

Восточный участок фронта наверняка бы пал, если бы не вмешательство 4-й роты Корахаила и 5-й Трасинто. Устремившись с небес в золотых «Громовых ястребах» Имперских Кулаков, они высадились на прорванных баррикадах в тот самый момент, как Севаст Кранон повёл своих изменников в багряных доспехах на решающий приступ. Пока ветераны-опустошители Багровых Кулаков противостояли уцелевшим титанам, верные Ангелы и падшие Сабли сражались посреди обугленных корпусов Рыцарей баронессы, вкладывая в каждый удар долго взраставшую ненависть.

В касре Краф между тем сгинули гвардейцы 9-го кадийского. На Элизионских полях они бесстрашно умирали сотнями и, жаждая искупить вину за трусость, отвечали на безумие противников фанатичным рвением. И всё же кольцо их штыков понемногу сжималось под напором бесчисленных неприятелей. Заметив опасность, Крид перебросил на запад резервные части, но врагов было слишком много. Хотя бойцы под штандартами 75-го и 403-го успели предотвратить захват траншей, им не удалось спасти товарищей из Девятого, которые обрели искупление в смерти.

День переполз в ночь и снова в день; каждый уходящий час совершались десятки подвигов мученичества. Так, ни одна демоническая машина не коснулась лапой северной линии укреплений, ибо Сёстры Битвы под предводительством Целестины встретили неприятелей на открытой равнине перед траншеями. Свет войны озарял их, жар Воли Императора струился в их жилах. Сёстры Пресвятой Девы-Мученицы дорого заплатили за непоколебимость в бою, но они не ведали ни боли, ни тяжести потерь, ведь присутствие Живой Святой было бальзамом на ранах и огнём в топке благого неистовства.

На востоке Руиса Трасинто сразил цепной кулак Баранокса Ищущего Крови, но за павшего Багрового Кулака отомстил реликвийный клинок Корахаила. На юге полковник 21-го, утративший рассудок изза демонических голосов, что преследовали его после падения касра Краф, схватил вокс-передатчик и приказал своим гвардейцам отступать. Он погиб, не успев повторить команду, – Милость Императора явилась к офицеру из дымящегося болт-пистолета комиссара Штранга, – но вред уже был нанесён. Гвардейцы 21-го, боевой дух которых и так держался на лезвии штыка, дрогнули. Лорд-кастелян пытался вернуть их в сражение, выкрикивая распоряжения по вокс-сети, как и много раз прежде, но внезапно сам оказался в опасности.

Абаддон поклялся лично сокрушить последний оплот сопротивления на Кадии и теперь явился исполнить обещанное. Он ворвался в круговорот битвы не один – вместе с Разорителем под командный «Небесный щит» Крида телепортировались Несущие Отчаяние, на трофейных шестах которых во множестве висели головы кадийских офицеров. Десятки гвардейцев сгинули за несколько секунд, разорванные в клочья свирепыми ударами лучших воинов Чёрного Легиона. Выжил только Урсакар, которого затолкал на борт «Валькирии» Джарран Келл. Этим актом верности командиру закончилась долгая беспорочная служба флаг-сержанта.

Перевод: Str0chan.
Источник: Gathering Storm: Fall of Cadia