Свержение лордов Кардинаала

Несмотря на пропаганду летописцев во имя Имперской Истины, никто не ожидал, что даже Легионес Астартес смогут добиться добровольного или вынужденного согласия всех разорённых и раздробленных в эру Раздора человеческих владений. На каждый мир, чьи обитатели опустились до уровня невежественных дикарей, радующихся возможности вернутся назад к цивилизации и единству, приходился другой, порабощённый жестокими чужаками, которые не собирались без кровопролития отдавать свою добычу. Встречались и многочисленные миры людей или даже небольшие межзвёздные империи, которые из страха, фанатизма или высокомерия отвергали Имперскую Истину и иногда обладали достойной военной мощью, способной даже задержать Великий крестовый поход. Одним из таковых был Кардинаал: звёздная империя на окраине Доминиона Бурь, что лежит на галактическом востоке.

Империя, состоявшая из одиннадцати обитаемых миров, что возвысились благодаря сохранённой в эру Раздора промышленной мощи и воинственной правящей аристократии, казалась достойной принятия в Империум – многочисленные и хорошо вооружённые войска стали бы идеальным пополнением для Имперской Армии. Поэтому было решено прибегнуть к дипломатии и отправить делегацию с почётной стражей из легиона Тысячи Сынов.

Переговоры начались многообещающее, но вскоре положение дел ухудшилось, позиция лордов Кардинаала стала запутанной и туманной, отчего имперские послы сочли, что они просто тянут время, втайне готовясь к войне. После того как представители Тысячи Сынов выявили попытку совратить послов с помощью психического ведьмовства, они вмешались и, перебив делегацию Кардинаала, помогли имперской экспедиции покинуть Кардинаал и принести Империуму вести о вероломном нападении.

Жребий был брошен, и на войну отправился ближайший 413-ий экспедиционный флот под началом магистра Улана Цицера и его XV-м орденом Ультрадесанта, мощным контингентом Имперской Армии из Марнейских стрелков и Серранийских пельтастов, а также демилегионом Легио Атарус, также известным как «Разжигатели». Вторжение на Кардинаал Прайм окончилось катастрофой, несмотря на первые успехи в покорении внешних миров Кардинаала и быстром достижении господства в космосе, что позволило устроить блокаду и отрезать планету от подкреплений. Перед Ультрадесантниками стояла цель захватить мир с минимальным сопутствующим ущербом. По стандартной тактике выявления и устранения военной элиты плацдармом вторжения предстояло стать окраинам укреплённой планетарной столицы. Имперская Армия должна была окружить и осадить город, позволив титанам проломить укрепления, а Ультрадесантникам – взять его приступом. Такой план атаки хорошо сработал бы в сотнях других миров, но не на Кардинаале.

Имперская Армия быстро высадилась, однако затем попала под плотный обстрел, когда кардинаальцы бросили на нее невиданное доселе количество примитивных самолётов, зажав неприятеля в посадочной зоне, а возобновившийся противовоздушный огонь не позволял сесть кружащим имперским челнокам и десантным кораблям. Опасения, что лёгкость высадки была уловкой, подтвердились, когда кардинаальцы захлестнули посадочные зоны сотнями танков и бронетранспортёров, по всей видимости, местных вариантов СШК «Хищников» и «Носорогов», с вооружением, стреляющим заряженными частицами.

Цицер, увидев начавшуюся на земле мясорубку, и столкнувшись с очень реальной перспективой в одночасье потерять основные силы Имперской Армии и осадные орудия, решил провести боевое окружение войск кардинаальцев своими Ультрадесантниками и титанами, высадившись на вражеских флангах, чтобы сокрушить контрудар между молотом и наковальней. Но и этот план закончился неудачей, когда в ответ кардинаальцы внезапно провели ковровые бомбардировки примитивным, но эффективным атомным оружием, наплевав на собственные потери и ущерб планете. За атомными взрывами последовала атака доселе скрывавшихся в городе четвероногих бронированных шагоходов размером с разведывательный титан, достойных врагов для многократно уступающих им числом Разжигателей. После нескольких часов отчаянной схватки Ультрадесантники и титаны были вынуждены отступить с планеты, чтобы не погибнуть в безнадёжном бою.

Погибла почти половина демилегиона Атарус, столь же тяжёлыми были и потери Ультрадесантников но, что ещё хуже, на поверхности Кардинаала Прайм осталось более 500000 мёртвых и умирающих солдат Имперской Армии, от чьих осадных орудий и штурмовых краулеров остались только догорающие плавящиеся обломки. Отброшенный 413-й флот истёк кровью и уже не мог провести ещё один штурм. До подхода подкреплений блокирующие систему невредимые корабли могли лишь уничтожить мир, но не покорить его. Конечно, Ультрадесантникам хотелось бы, чтобы им помог 12-й экспедиционный флот их собственного примарха, но армада, что вырвалась из варпа в ответ на призыв о помощи, блистала пурпурно-золотыми цветами и чёрными железными корпусами Детей Императора и Железных Рук.

Возглавлявший воинство Феррус Манус отнёсся к проблеме Кардинаала с холодной яростью. Недостаточно было просто уничтожить мир с орбиты, ведь его мощная промышленность уже показала, чего стоит, и потому планету следовало захватить, а не разрушить. Однако требовалось также преподать урок остальным мирам Кардинаала, показав, какое кровавое возмездие ожидало тех, кто бросит вызов единству человечества. Первой целью стали города Кардинаала. Обрушившийся с линкоров огненный дождь вкупе с рядом молниеносных рейдов подчинённого примарху контингента Детей Императора посеял по всему миру панику и смерть. Сгорали посевы, разлетались на куски жилые зоны, обрывались линии энергоснабжения, а также уничтожались главные водохранилища и вокс-станции, но инфраструктура осталась целей. Для Горгона это не являлось ни актом злобы, ни устрашения: это была рассчитанная атака с целью раздробить силы противника, ослепить и отвлечь защитников планеты от дальнейших действий.

Под покровом воцарившегося после диверсионных атак хаоса началось вторжение Железных Рук. Феррус Манус разделил задачу по захвату главных промышленных зон Кардинаала Прайм между разными кланами. Они устремились к своим целям, неустанно соревнуясь друг с другом в скорости выполнения приказа, и все, кто вставал у них на пути, будь то солдат, рабочий или боевая машина, расстреливались или превращались в кровавое месиво. После захвата целей Железные Руки установили автоматические укрепления и разместили на них тыловые батальоны сервиторов, что позволило им перейти к следующей стратегической фазе. Пока Дети Императора быстрыми, как взмахи рапиры, атаками несли Кардинаалу смерть от тысячи порезов, легион Мануса ждал ответа. Когда же войска кардинаальцев выступили из бастионов и бункеров для контратаки и усиления дрогнувших защитников, кланы атаковали вновь. Бронетанковые колонны «Лэндрейдеров» устремились в бой с вражескими танками, пока закованные в силовые доспехи когорты легиона истребляли отборных солдат кардинаальцев в ближних столкновениях и яростных перестрелках. Наступление легиона было безжалостным и неудержимым, и мир охватили тысячи боёв. Эту апокалиптическую войну направляла отточенная логика одного разума, разума Ферруса Мануса, и в жизнь с холодной яростью претворял несший его имя легион.

Наконец горделивых лордов Кардинаала сломило зрелище того, как горит их мир, как бегут разбитые армии и как молят о пощаде люди. В отчаянии они пытались вымолить мир по вокс связи, но им никто не ответил. На Кардинаале Прайм царила полная анархия. За пределами контролируемой лордами укреплённой столицы была уничтожена вся система военного и гражданского управления. Под омрачённым пожарами небом, словно муравьи, толпились напуганные сломленные беженцы, борясь за крохи пищи и топлива, и пытаясь спастись от мстительного гнева титанов Легио Атарус, которые сжигали их города. А во тьме шли внушающие суеверный ужас великаны в черных доспехах – ангелы, что сеяли смерть.

Лорды Кардинаала, чьи владения рассыпались в прах, предложили безоговорочную капитуляцию. Феррус Манус отказался. А затем началась атака на столицу – атака всей сокрушительной мощью Железных Рук, собранных в единый кулак и ударивших в одном порыве. Кардинаальцы отчаянно сражались, поднимая в небо штурмовые самолеты с гладкими бортами только затем, чтобы их сбили волны завывающих ракет «Гипериос» и лазерные лучи когтей дредноутов «Мортис». Под грохот сотен осадных орудий «Медуза» и пушек «Гибельных клинков» с рушащихся стен и внешних укреплений каскадом сыпались каменные обломки и пыль. В тёмном небе над головой проносились позолоченные корабли Детей Императора, высаживая свой смертоносный груз, чтобы блокировать и уничтожить батареи атомного оружия кардинаальцев, которые тщетно пытались устроить захватчикам ад.

Едва дрожь рушащихся стен начала ослабевать, как с позволения Ферруса Мануса сквозь километровую дымку удушливой пыли в пролом ринулись Ультрадесантники, которые вызвались пойти в авангарде и кровью восстановить свою честь. Воины XIII легиона дорого поплатились за свою храбрость, поскольку в последнюю контратаку защитники бросили все оставшиеся силы. Лорды Кардинаала ринулись в финальную битву в кабинах огромных ходячих танков, излучатели которых прожигали черный дым сверкающими частицами. Под грозными боевыми машинами неслись десятки «Хищников» и «Носорогов», битком набитых взрывчаткой. А следом шли последние воины лордов: обколотые боевыми наркотиками штурмовики в панцирной броне, шагоходы силовиков с гидравлическими когтями, охотничьи скифы с игольными пушками… Страх, безумный страх и ненависть гнали их на смерть. Первая волна Ультрадесантников приняла на себя всю ярость контратаки и, несмотря на шквальный огонь, не дрогнула даже когда погиб сам Цицер, рассечённый обломками от взрыва превращённого в мобильную бомбу «Носорога». Лорды Кардинаала, поглощенные неистовством, продолжали контратаковать, и боевые сирены их исполинских шагоходов взвыли от гнева и торжества, когда из стены дыма появился сам Горгон, за которым последовал поток чёрного железа.

Воздух прорезали алые лучи лазерных пушек, которые, прикасаясь к громадным боевым машинам, расцветали огнем. Феррус Манус шёл навстречу врагу по обломкам и залитым кровью осколкам керамита, а за ним наступала фаланга терминаторов с потрескивающими от энергетических разрядов молотами. На груды обломков следом за ними вырывались «Лэндрейдеры» и, даже не замедляясь, обрушивались вниз, пока прорывные отделения образовывали стену щитов вокруг павших из первой волны и открывали ответный огонь. Под непрерывным шквалом лазерных лучей вспыхнула первая из машин лордов, затем взорвалась еще одна, когда призрачные лучи конверсионных излучателей пробили реактор и тем самым обрекли машину вместе с ехавшими вокруг нее танками на огненное забвение. С точностью часового механизма лазпушки внезапно смолкли, и через миг над головами Железных Рук пронеслось звено таранов «Цест». Словно молнии, в сердце врага на багровых столбах пламени упали ракеты, которые подобно молотам раскололи прочные бронеплиты, обезглавив одну машину и повергнув другую, в предсмертных судорогах раздавившую десятки напуганных солдат, прежде чем сгинуть в огненном шаре.

Теперь, когда Железные Руки сошлись с врагом в рукопашную, кардинаальцы были обречены. Болты разрывали хрупкие человеческие тела, громовые молоты крушили панцири, а силовые кулаки отрывали танкам гусеницы, а затем проламывали корпуса, чтобы добраться до экипажей. Последняя из огромных ходячих машин попятилась, продолжая яростно стрелять из излучателей в тщетной попытке удержать Горгона. Примарх Железных Рук прыгнул. Ухватившись за корпус, он взобрался на сминающуюся машину, разбив коленные приводы и в конечном итоге повергнув зверя. Наконец, поняв, что даже вызванной отчаянием и ненавистью ярости будет недостаточно, последние выжившие лорды Кардинаала дрогнули и бежали, но погибли все до единого. Эту жестокую задачу Железные Руки исполнили с холодной расчетливостью, в то время как кружившие в небе Дети Императора превратили ее в состязание. Битва закончилась. Выжившие жители столицы – укрывшиеся в бункерах мирные жители, беженцы и сервы – дрожали в ужасе от того, что их ждёт, но когда Феррус Манус заговорил, его приказом стал не смертный приговор миру, а слова: «Всё кончено». Последние лорды Кардинаала поплатились за свою непокорность.

Вскоре после этого закованный в чёрное железо флот отбыл из звездной системы Кардинаала, остальные миры которого безоговорочно сдались на милость Империума. На Кардинаале Прайм еще долгие годы царили лишения и голод, но Имперская Аналитика обнаружила, что большая часть его тяжелой промышленности и ресурсов уцелела, поэтому вскоре мир стал ценным дополнением к Империуму.

Из книги Ересь Гора, том 2: Резня