Будущее с Аленой, или Почему мы до сих пор не расстались

Для начала скажу: я не собираюсь там жить. Жить – в смысле, полноценно проводить в этой квартире весь свой день: на выходных вставать, завтракать и потом до самого вечера там тушиться, после чего идти ложиться спать. Но я это не озвучиваю вслух, потому что это точно ее расстроит, тут к гадалке не ходи. Вместо этого я просто каждые выходные говорю ей: «я пойду к себе поработать» или «пойду навещу брата». При этом, заметьте, я ей не вру! Я действительно иду к себе работать за компьютером или проводить время с братом, хоть он еще и тот мозгоклюй. Возвращаюсь к ней только спустя часов пять-семь. Разумеется, Алена была бы куда более счастлива, если бы я проводил ВСЁ свое время с ней и ее ребенком, но пока открытых претензий на этот счет не поступало. 

Хотя, думаю, все впереди. Единственное, в последнее время стала уточнять сколько именно я пробуду у себя дома. Я же дипломатично ухожу от ответа. В случае же если та начнет на меня давить с тем, чтобы я переезжал к ней на постоянку, я ей просто спокойно скажу, что я устаю, что дома у меня своя рабочая среда, которой нет в этой квартире, что мне нужно иногда побыть одному со своими мыслями. Если она все равно продолжит меня прессовать со всем этим, то тогда так и скажу: когда научишь своего ребенка как надо себя вести – тогда и поговорим. В этом смысле меня здорово выручает работа со всем разнообразием её смен: там есть и утренние смены, и дневные смены, и ночные смены. Я не собираюсь в ближайшее время с ней расставаться,

но то, что я устал от поведения ее ребенка, и то, что мы больше не проводим время вдвоем – это факт. Что делать дальше, я пока не решил, решив сконцентрировать свое внимание на других аспектах жизни – в конце концов, не может все крутиться вокруг одних только отношений. Например, недавно мне удалось отложить тысячу с лишним евро – для раздолбая вроде меня это успех (да еще в такие смутные времена). Я честно не понимаю, что мне делать с Аленой – она вроде баба неплохая, мне кажется, что она даже меня любит, причем я это сейчас говорю без какого-либо преувеличения, но и перешагнуть через себя и начать с ней жить я тоже не могу. Просто, какую бы дичь не творил ее ребенок, он для неё всегда останется её сыночком – она позлится на него, позлится да простит. Да что там говорить, матери

даже оправдывают своих детей-убийц! А мы тут говорим о каких-то разбросанных по полу игрушках. Но, если для Алены это родной сын и ненаглядное чудо, то для меня – это просто ребенок моей девушки. Во мне нет этих материнских чувств, позволяющих на все закрывать глаза. Будь ребенок поспокойнее, я бы с удовольствием играл с ним в настольные игры. А так я не вижу в этом никакого смысла: если играть по правилам или хотя бы немного опережать его – ребенок психует. О каком удовольствии от игры может идти речь, когда там устраивают такие истерики? Опять-таки будь ребенок поусидчивее я, может быть, с ним бы чем-то и занимался. Но он ничего не хочет! Я даже предлагал всем втроем пойти на теннис и в качестве альтернативы предлагал ему разные варианты досуга (да, не за

свой счет, но все же), но тот ничего не хочет. В итоге я решил, что буду чаще ходить на свою работу и сконцентрируюсь на других сферах жизни, а что делать с Аленой и ее ребенком решу, когда придет более четкое понимание, или когда уже все окончательно надоест. К слову, расставание если оно будет, тоже будет очень болезненным, потому что в случае с Аленой речь идет о расставании не с одним, а сразу с двумя людьми. Хотя ребенок этот меня частенько и раздражает, нельзя не признавать тот факт, что он обычно рад, когда я прихожу к ним в гости: так, он выскакивает ко мне на лестничную клетку и просит пойти поиграть с ним. Некоторое время назад он даже назвал меня своим лучшим другом, но это всё не отменяет его скверного поведения. Я также был шокирован тому, как при всем этом Алена может

даже помышлять об еще одном ребенке. Она даже с одним справиться не в состоянии! Куда ей еще? Я уже молчу о том, что на ребенка нужны деньги, которых у нее нет. Я понял бы, если бы у нее были обеспеченные родители, щедрые алименты от бывшего мужа или хотя бы хорошо оплачиваемая должность на работе. Но всего этого нет! Она – обычный среднестатистический латвиец с соответствующими доходами да еще с ребенком в придачу, на которого уходит существенная часть ее зарплаты. Я же очень не хочу, чтобы она забеременела. Настолько не хочу, что несмотря на спираль, недавно снова вернулся к старым добрым презервативам. Правда, ненадолго: они быстро заканчиваются. Меня также очень настораживают последние события: так, несколько недель тому назад у нее долго не было месячных,

хотя, по ее словам, у неё всегда все как по часам и никогда никаких сбоев до этого не было. Я уже даже сам заметил, что что-то не так, хотя я обычно не считаю ее дни. Потом они у нее все-таки начались, но если обычно они у нее очень обильные, то тогда их было крайне мало и они так же быстро закончились. Прошло какое-то время и у нее снова задержка почти в неделю длиной. Тест на беременность она тогда так и не купила, а я не стал его брать из принципа – если ей все равно беременна она или нет, то мне уж и подавно. Впрочем, мне хватило нескольких недель с ее ребенком, чтобы понять, что своих детей я не хочу. Просто в случае чего я сейчас всегда могу уйти и мне никто не скажет, какой я негодяй, бросил родного ребенка. Я не хочу своего ребенка, потому что не хочу

потом с ним бороться, как Алена делает это с этим. Хотя, может это и звучит самоуверенно, но мне кажется, что мой ребенок все же не будет таким, как у Алены – все-таки я другой человек и характер у меня другой. Также ребенок – это большая ответственность. Причем на всю оставшуюся жизнь, а не до восемнадцати лет, как многие думают. Если у тебя сын попадет в беду лет в двадцать, ты же не будешь его бросать, верно? Ну и финансовую часть тоже нельзя списывать со счетов. Я уже писал в своих предыдущих постах, что даже на среднюю зарплату в Латвии тяжело прожить даже самому. Откуда брать деньги? Вариантов несколько. Самые простые – это устроиться на несколько работ или уехать работать заграницу. Хотя и это тоже не так уж и просто. Но я наслышан историй о мужиках, у которых рождаются дети, те

уезжают заграницу, пашут на каких-нибудь грязных и физически тяжелых работах (например, где-нибудь в доках), отсылают львиную долю зарплаты домой своим типа женам и детям, оставляя себе лишь крохи на прожить, а те, в свою очередь, пока их мужей нет дома, заводят себе любовников. Я такое семейное счастье себе не хочу. Но если Алена и впрямь вдруг забеременеет – это все равно не изменит моего решения: я не буду там жить. И это не пустые слова: я уже снял квартиру, она думала, что мы будем жить вместе, но я все равно там не живу, хотя квартиру снимаю. К слову, меня один раз позабавила реакция Алены.

Мы шли по улице и та у меня стала расспрашивать по поводу детей – когда я планирую их заводить. Я стал отшучиваться и сказал, что если она хочет детей, то я ей не запрещаю пойти в детдом и усыновить какого-нибудь там мальчика или девочку, на что Алена возмущенным голосом произнесла: «зачем мне чужие дети?». 😂 Вы бы слышали с каким негодованием в голосе она это сказала, в то время как даже я не пользуюсь такими выражениями, хотя, по сути, ее сын мне никакой не родной ребенок. Это было очень смешно слышать подобные вещи из ее уст.