Убийство Пенни Белл



Неправда, что человек – песчинка в огромном мире и если эта печинка исчезнет, то жизнь останется прежней. Когда ушла из жизни героиня этого очерка, изменилась жизнь, как минимум, троих... 


На дворе было теплое летнее утро. На календаре – вторник, 6 июня 1991 г. 43-летняя Пенни Белл накормила завтраком двоих детей, дала рекомендации строителям, которые производили ремонтные работы по расширению кухни, и вышла из дома. 


Пенелоппа Белл или, как звали ее близкие, Пенни родилась 28 февраля 1948 года. Вместе с мужем Алистером и двумя детьми – сыном Мэтью (11 лет) и дочерью Лорэн (9 лет) – она проживала в большом особняке в деревне Денхам графства Бакингемшир в Англии. 


Пенни была успешным агентом по подбору персонала в области общественного питания. Престижное агентство по трудоустройству, в котором она работала, располагалось в районе Килберн, в Лондоне. Расстояние от дома Пенни до офиса составляло почти 40 км. Ее муж был агентом по недвижимости. Семья считалась весьма зажиточной, финансовых затруднений не имели, дети посещали престижную школу. 


В тот день, 6 июня, семейство Белл проснулось в 8:30 по звонку будильника. Няня, работавшая с детьми, пришла к 9:00 утра. Строители подъехали к дому в 8:40. В начале десятого утра семья собралась в кухне на завтрак. 


Описывая в дальнейшем события того утра, Алистер скажет: «Пенни вела себя, как обычно до тех пор, пока у нее не зазвонил телефон. Я не знаю, был ли это входящий звонок, или оповещение о пришедшем голосовом сообщении, но она поспешно взяла свою сумочку, ключи от машины и вышла из дома». 


Позже супруга обвинят в том, что он слишком безразлично отнесся к супруге в тот момент, не поинтересовался, куда она спешит, не расспросил о планах на день... Отвечая на выпады, Алистер скажет, что был уверен в том, что Пенни отправляется на работу и что вечером они вновь встретятся дома. 


Итак, с его слов, телефон Пенни звонил, когда вся семья и няня находились в кухне. Однако, ни дети, ни няня, ни даже строители, работавшие в непосредственной близости при открытых окнах, не слышали звонков. Забегая вперед скажем, что в телефоне Пенни не нашли никаких подтверждений о звонкам или сообщениях. 


Но Пенни действительно куда-то спешила. В 9:40 утра она вышла из дома. На участке она встретила двух строителей, работавших над расширением их кухни, и зачем-то сказала им, что у нее назначена встреча на 9:50 и она очень спешит. Строители были очень удивлены откровенностью хозяйки, потому что до этого дня она разговаривала с ними исключительно по делу и не обсуждала никаких личных вопросов. 


Странным выглядит и то, что она не сказала о назначенной встрече ни мужу, ни няне, ни детям, но сказала строителям. Позднее, ни ее работадатель, ни коллеги, ни клиенты не подтвердят, что в этот день она работала и встречалась с кем-то из них. По обыкновению, она вела ежедневник, но и в нем не было никаких записей о встречах 6 июня. 


На этом странности не заканчиваются, а все более нарастают, как снежный ком. Уходя из дома, Пенни взяла ключи от машины, телефон и сумочку. И все бы ничего, если бы в маленькой дамской сумке не лежал конверт с 8500 фунтами стерлингов наличными. 


Эти деньги были сняты Пенни 3 июня с совместного с супругом счета. Пенни имела и свой личный счет в банке с необходимой суммой, но средства сняла почему-то не с него. И сразу две важных детали: 


1. Все в один голос будут утвержать, что Пенни была очень экономной, расчетливой и внимательной к деньгам хозяйкой. Именно ее бережное отношение позволило им с мужем заработать и скопить приличную сумму, иметь хороший доход и дивиденты, приобрести роскошный особняк в престижном месте, отправить детей в элитную школу, сделать дорогостоящий ремонт... Пенни никогда бы просто так, без уведомления кого-либо, и, главное, без фиксации расходов в личном ежедневнике, не сняла бы такую большую сумму, да еще и с общего счета. 


2. Алистер будет утверждать, что не знал об обналичивании денег и узнал только в ходе следственных мероприятий. Однако, банковский служащий уверенно заявил, что отослал письмо о состоянии счета мистеру Беллу сразу, как только его супруга сняла деньги. Таковы были правила и банк их не нарушил. 


Итак, выйдя из дома в 9:40 утра, Пенни села в свой новый синий Jaguar XJS и медленно отъехала от дома. Она должна была двигаться по трассе A140 в сторону Килберна, но почему-то сменила привычный маршрут и выехала на Гринфорд-роуд (трасса A4127). То есть она не поехала в сторону работы, а двинулась в совершенно другую сторону. 


В 12:15 тело Пенни будет обнаружено на водительском сиденье в ее же машине. Ее найдут случайные прохожие. Машина будет припаркована на автостоянке около высокой изгороди в развлекательном центре Gurnell в Гринфорде. Расстояние от дома Пенни до Гринфорда – 11 км. 


Криминалисты, прибывшие на место происшествия, сразу приступят к своей работе: будут взяты мазки из под ногтей, обследованы салон автомобиля и одежда жертвы. Будет установлено, что Пенни нанесли 50 колото-резаных ранений. 


Судебная экспертиза определила, что нападающий ударил Пенни, сидя на пассажирском сиденье, затем вышел из машины, подошел к стороне водителя и добил находящуюся в агонии жертву. Основная масса ранений пришлась в область грудной клетки, шеи, лица, рук (имелись защитные раны). Длина лезвия ножа, по мнению экспертов, составила 7-10 см. Пенни не была изнасилована. 


Столь явная агрессия к жертве говорила, по мнению экспертов, о том, что преступник испытывал личную антипатию к убитой. Ему было мало просто убить, он как будто хотел уничтожить ее. 


Из машины пропал только конверт с 8500 фунтами стерлингов. Дорогие украшения, сумочка, телефон и кошелек остались на месте. Кроме того, на консоли между водителем и пассажиром лежали образцы обоев, ткани и дерева. Часть образцов упала за передние сиденья, часть – была на заднем сиденье. Такие образцы обычно используются дизайнерами при демонстрации заказчикам. Но никогда не было установлено происхождение этих образцов и кому они принадлежали. 

Примечательно, что когда тело Пенни было обнаружено, машина была заведена, а аварийные огни продолжали мигать. 


Несмотря на то, что преступление произошло средь бела дня, ни один человек не видел убийцу ни во время убийства, ни сразу после. А ведь, без сомнения, убийца должен был запачкаться кровью своей жертвы и иметь весьма потрепанный вид. Судя по обстановке, Пенни боролась с ним до последнего. 


Уйти с парковки можно было 3 способами: 


1. пройти через футбольное поле (сразу за парковкой) к парку, где протекала маленькая река Брент и там смыть кровь. Но, этот проход занял бы у преступника много времени, да и парк был заполнен людьми. На футбольном поле шла игра, а в парке прогуливались мамаши с детьми, пенсионеры и просто отдыхающие. К тому же, поисковые собаки не взяли след в сторону парка, а оставались на парковке. Пробежав несколько кругов, вернулись к машине жертвы. 


2. Преступник мог выйти на дорогу и пойти по тротуару. Но тогда он бы также был замечен проезжающими водителями и многочисленными пешеходами. 


3. Преступника на парковке ждала другая машина (или его собственная или с сообщником). Именно этой версии придерживалась полиция и все, причастные к расследованию. 


Спортивный центр Gurnell в Гринфорде представлял собой огромное строение с парковкой перед главным входом. В центре было несколько бассейнов и тренажерных залов. Пенни не занималась плаванием и никогда не проявляла интереса к спорту. Она, по мнению близких, вообще никогда не была в Gurnell в Гринфорде и вряд ли знала о существовании этого спортивного центра. Выходит, что убийца диктовал ей дорогу, говоря куда ехать и где остановиться. Машина Пенни стояла в самом дальнем углу парковки, носом в живаую изгородь. Камер наблюдения в то время на автостоянке не было. 


Полиция опросила 8500 человек, приняла 2000 заявлений. В машине Пенни были обнаружены одни отпечатки пальцев, которые не удалось идентифицировать, они не принадлежали ни одному из членов семьи или ближайшего окружения. Также были обнаружены отпечатки пальцев домочадцев и... некоего Джона Ричмонда. Под ногтями жертвы следов ДНК потенцального преступника не было найдено. 


Как только полиция начала опрашивать граждан, оказалось, что Пенни незадолго до гибели, видели сразу несколько человек. Это тот случай, когда преступление развивалось буквально на глазах у многочисленных свидетелей, но по какой-то дикой причине, никто не захотел вмешаться и помочь. 


Свидетели (имена не разглашаются) вспомнили, как машина Пенни медленно двигалась на Гринфорд-роуд около 10:00 с включенными аварийными огнями. Казалось, что водитель нарочно едет медленно и пытается привлечь внимание огнями. Один из проезжающих водителей даже посигналил: его раздражала слишком медленная езда. Свидетели видели, что рядом с водителем кто-то сидел (лица не запомнили). И также им показалось, что между сидящими в машине как будто была какая-то ссора. 


Был также один свидетель, который утверждал, что видел, как Пении въезжала на автостоянку в 10:30 с пассажиром-мужчиной. Она приостановилась около свидетеля и ему показалось, что, встретившись с ней взглядом, он увидел мольбу в ее глазах. Также якобы ее губы беззвучно произнесли слово HELP (помощь). Свидетель проигнорировал этот призыв помощи посторонней женщины и прошел мимо, однако, он смог описать пассажира. По его словам, это был белый мужчина в возрасте около 40 лет, с темными волосами и, возможно, с бородой, с крупным браслетом на правой руке (рука лежала на окне). 


В 11.00 две женщины по пути в бассейн прошли мимо машины Пенни и увидели, как она опустилась на руль, но в тот момент обе подумали, что водитель спит за рулем. В 12:15 эти же женщины прошли в обратную сторону и тут они обратили внимание на неестественную позу водителя. В этот момент они поняли, что водитель без сознания и позвонили в полицию и скорую. 


Был также свидетель, утверждавший, что в 9:50 утра видел мужчину, садившегося в синий ягуар Пенни на Fulmer Common Road в Ивере, недалеко от киностудий Pinewood (полиция сочла эти сведения достоверными. Проверка показала, что от дома Пенни до Fulmer Common Road 10 минут спокойной езды на машине). От Fulmer Common Road через A140 и A4127 (Greenford Road) до центра отдыха Gurnell – 25 минут. 


Маршрут движения Пенни и место парковки выглядят тем более странно, что, как утверждал Алистер, Пенни плохо знала район и никогда не была в той его части, где была обнаружена. Это было очень странное, без явных мотивов, убийство скромной женщины, жены, матери. 


Следователи предположили, что Пенни знала убийцу. И именно с ним и была назначена встреча тем роковым утром. Отталкиваясь от этого предположения, полицейские стали проверять ближайший круг – семью и знакомых жертвы. И вот, что удалось установить. 


Со слов Алистера и знакомых пары, супруги жили душа в душу. Все делали вместе, счастливо растили детей, незадолго до трагедии переехали в новый дом. Не имели материальных трудностей. 


Следственные мероприятия пролили свет на другую сторону жизни этой семьи. А именно – Алистер до женитьбы на Пенни имел гомосексуальные связи. Долгое время он даже сожительствовал с мужчиной. В брак с Пенни вступил по настоянию родителей. Пенни знала о наклонностях супруга, но заботилась об имидже семьи и закрывала глаза на романы мужа с мужчинами. 


Алистер никогда не отрицал, что имел краткосрочные и длительные отношения с мужчинами до женитьбы. Более того, один из любовников Алистера был его личным шафером на свадьбе... После смерти Пенни общественное мнение сделает Алистера козлом отпущения. 


Полиция станет рассматривать версию о причастности мужа к гибели Пенни одной из первых. Она знала убийцу. Это не было случайное знакомство. Она шла на встречу, она впустила человека к себе в машину, она ехала с ним какое-то время, ведя диалог. Полиция посчитает, что Алистер не достаточно убедителен в показаниях, путается и не может пояснить, где был утром 6 июня (скажет, что прогуливался). Няня детей и строители будут утверждать, что не заметили, как и когда Алистер вышел, но, когда Пенни уходила, он еще был дома. 


Алистер будет арестован по подозрению в убийстве, однако, вскоре отпущен за неимением улик. Полицейские не верили, что Алистер мог сам убить жену, но подозревали, что он мог поручить это убийство кому-нибудь. Однако, тут встает вопрос о странном способе убийства – многочисленные ножевые ранения, явная неприкрытая агрессия, да еще и средь бела дня в людном месте. 


Кроме того, тайны были и у самой Пенни. 


И этой тайной был лучший друг семьи – строитель по профессии Джон Ричмонд. Спустя почти год после убийства, в 1992 году, когда за любую важную информацию по этому делу было предложено вознаграждение в размере 20 000 фунтов стерлингов, он сам явился в полицию потребовал деньги за информацию о произошедшем. 


По его словам, утром, 6 июня, он встречался с Пенни. Якобы в 9:50 он подсел к ней в машину. Они должны были решить, как будут развиваться их отношения дальше. Джон говорил, что они были любовниками. Но был риск разоблачения и они обсуждали, где могут тайно встречаться. После короткого разговора Пенни якобы высадила Джона на Гринфорд-роуд. Следствие полагало, что Джон может быть причастным к убийству, но доказательств для ареста не нашли. 


Дело Пенни до сих пор не раскрыто. Алистер проживает все в том же доме. Не встречается ни со своими детьми, ни с кем-то из друзей и родственников. Он живет жизнью затворника.