25 июля 1941. Директива Главного командования вермахта об обращении с населением и военнопленными на оккупированной территории

25 июля вышла Директива Главного командования сухопутных войск вермахта командующим войсками тыла групп армий «Север», «Центр» и «Юг» об обращении с гражданским населением и военнопленными на оккупированной территории.

Секретно

Обширность оперативных пространств на Востоке, коварство и своеобразие большевистского противника требуют, в особенности на чисто русских территориях, уже с самого начала самых широких и эффективных мер по управлению завоеванной территорией и эксплуатации страны.

Стало известно, что не везде еще действуют с необходимой жесткостью. Частично это объясняется до сих пор недостаточной еще обученностью вновь привлеченных и используемых учреждений и войск. Смена ведомств ни в коем случае не должна помешать или отрицательно влиять на выполнение этой задачи.

Поэтому главнокомандующий сухопутными войсками приказал еще раз со всей решимостью указать на соображения следующего порядка:

При любых действиях и при всех предпринимаемых мерах следует руководствоваться мыслью об обязательной безопасности немецкого солдата.

I. Обращение с вражескими гражданскими лицами.

Русский с незапамятных времен привык к жесткому и безжалостному вмешательству авторитета. Необходимого быстрого умиротворения страны можно добиться только в том случае, если всякая угроза со стороны враждебного гражданского населения будет беспощадно пресечена. Любая снисходительность и нерешительность – это слабость, представляющая собою опасность.

Предполагаемое развертывание партизанских отрядов в собственном тылу, призыв к образованию банд из молодежи и вообще подстрекательство со стороны носителей еврейско-большевистской идеологии заставляют ожидать, что малая война возобновится даже в ранее спокойных районах. Следствием этого будут нападения и насилие враждебного населения, в особенности против отдельных солдат, например мотоциклистов-связных, тыловых позиций, отрядов по расчистке, восстания, разрушения искусственных сооружений, взрывы мостов, повреждения крупных транспортных путей и другие диверсионные акты.

Всякого рода нападения и акты насилия против лиц и имущества, как и любые попытки к этому, должны быть беспощадно пресечены оружием, вплоть до уничтожения противника.

Там, где возникает пассивное сопротивление или же, где при завалах дорог, стрельбе, нападениях и прочих диверсионных актах сразу обнаружить виновных и указанным образом покарать их не удается, по приказу офицера в должности не ниже командира батальона и выше, следует незамедлительно применять коллективные насильственные меры. Особо указывается на то, что предварительный арест заложников, в качестве гарантии от будущих преступлений не требуется. Население несет ответственность за спокойствие на своих территориях даже без особых предупреждений и арестов.

Нападения и насильственные действия против привлекаемого нами для работ (например, для строительства дорог, в сельском хозяйстве, на промышленных предприятиях, фабриках) местного населения или против надзирающего персонала, рассматриваются как выступления против оккупационных властей и должны соответственно караться.

Отбившихся от своей части русских военнослужащих, которые слоняются в тылу в военной форме или в гражданском, и могут представлять опасность на умиротворенной территории как самостоятельно, так и путем образования банд, необходимо публично (через объявления с вышек, громкоговорители) призывать к немедленной регистрации на ближайшем посту германского вермахта. Если этого не происходит их необходимо с установленного на данной территории времени рассматривать как партизан и обращаться с ними соответствующим образом.

Всякая поддержка или помощь со стороны гражданского населения партизанам, отбившимся солдатам и т.д. точно так же карается, как партизанщина.

Подозрительные элементы, которые не могут быть уличены в тяжких преступлениях, но которые представляются опасными с точки зрения своего настроения и поведения, должны быть переданы айнзацгруппам, то есть отрядам полиции безопасности (СД). Передвижение гражданских лиц без соответствующих пропусков следует запретить.

Спокойствие и умиротворение наступит в определенном районе скорее и вернее всего тогда, когда гражданское население будет привлечено к работе. Поэтому необходимо использовать все возможности и всячески поддерживать любые меры, направленные на это.

Каждый командир и комендант, вплоть до последнего местного коменданта, должен сознавать, что здесь речь идет об актуальных вопросах, требующих в любом случае самого срочного и энергичного вмешательства. Он должен чувствовать себя лично ответственным за полное проведение необходимых мероприятий. Командующие тыловыми оперативными районами обязаны со всей энергией и строгостью держаться этой позиции, следовать указанным установкам и следить за их выполнением на подведомственной им территории.

II. Надзор за военнопленными. С трудолюбивым и послушным военнопленным надлежит обращаться подобающим образом. Тот, кто выступает против правил, должен быть наказан в соответствии с его проступком.

Это соответствует репутации и достоинству германской армии, что каждый немецкий солдат сохраняет к русским военнопленным дистанцию и отношение, которые учитывают ожесточение и нечеловеческую жестокость русских во время боев.

Любая снисходительность или даже потворство должны быть строго наказаны. Чувство гордости и превосходства постоянно должны быть на виду.

Положения вермахта от 17.01.1936, касающиеся применения оружия, могут действовать лишь ограниченно, поскольку они содержат предпосылки для применения внутри Германии в общих мирных условиях. Там, где необходимо применить меры против сопротивления, мятежей и т.д., задача сделать это немедленно с применением оружия. В частности, следует сразу стрелять по беглым военнопленным, без предупреждения. Любое запоздалое использование оружия может создать опасность. С другой стороны, любой произвол запрещен.

Главнокомандующий сухопутных войск рассчитывает, что этих указаний будет достаточно, чтобы донести до всех важность поставленных задач.

Он требует, чтобы, помимо четких инструкций, которые должны быть даны, прежде всего, производилась постоянная личная проверка обстоятельств на месте. Лица, у которых были обнаружены упущения или нарушения, должны быть привлечены к ответственности.


По поручению
Мюллер