Конкурсное

В очередном, 25 этапе занял 6 и 9 места... Из 18-ти, что радует :)
Тема тура была: "Лампочка"

Карма

На столе лежат четыре котлеты, порезанный соленый огурец, благоухает открытая баночка лечо. В качестве свадебного, хотя и запретного, генерала венчает стол литровая бутылка спирта с засургученным горлышком. За столом восседает мужчина в белом халате с короткими рукавами, небритый, красноглазый. У него волосатые чистые руки с сильными пальцами.
В комнату задумчиво входит второй. Почти копия первого, только на голове у него белый колпак.
- Артур, ты чего такой запаренный?
- Да опять торшера привезли. Лампочку изо рта вытаскивал.
- А… Ну так привыкнуть же надо, неделя без идиотов не обходится. Прими лучше на грудь нашего, тонкой очистки…
- Ага. Будем! Так я про что, у меня ощущение, что я уже именно эту лампочку вытаскивал. Объяснить не могу, но она кажется какой-то знакомой…
- Ну, наверное, карма у нее такая.
- Карма, говоришь… Ну, ну…
- Ну если у людей есть судьба, то почему мы должны отказывать в судьбе вещам? Как тебе такая мысль на вторую рюмку? Наливай. За карму!

* * *

- Палыч!!!
Сергей Павлович, мастер участка упаковки ламп резко обернулся на крик. Серега, молодой ученик с улыбкой размахивал новенькой лампочкой. Глаза его щурились в предвкушении свежей шутки.
- Слышь, Палыч!!! А правда говорят, что если сотку в рот засунуть, то высунуть уже не получится? Смотри!
Ответить мастер не успел. Серега быстрым движением вставил в рот лампочку и теперь пытался выковырять ее оттуда. Сергей Павлович не торопясь подошел к Сереге и привычно взялся обеими руками за челюсть. Резко дернул, правой рукой подхватил лампочку в воздухе. Обтер ее халатом и положил на конвейер. Так же привычно мастер дал Сереге подзатыльник.
- Да сколько можно уже. Как зелень приходит, так начинают лампочки в рот совать. Ходи теперь так, пока связки не стянутся.
Серега только мычал в ответ, пытаясь руками придержать отвисающую челюсть. Глаза его сейчас напоминали глаза обиженной коровы.

* * *

Лампочка неторопливо проплыла по конвейеру до очередного упаковщика и благополучно заняла место в коробке. В магазине коробку купила бухгалтер пятого домоуправления и благополучно сдала электрику. Затем лампочку повесили в третьем подъезде сорокового дома…

В подъезд забежали два пацана лет четырнадцати. Отдышавшись, они переглянулись – опять чуть не застукали с куревом – и засмеялись. Лампочка ярко светилась прямо над их головами. Одному из них пришла в голову новая мысль:
- Леха! А ты знаешь, что если лампочку в рот засунуть сможешь, то назад – не высунешь!
- Вранье! Если засунуть можно – то и высунуть – не проблема.
- Отвечаю! Мне брат рассказывал.
- Давай! На спор! Подсади-ка!

Так Артур познакомился с лампочкой впервые. Отдавать ее юнцам он не стал, уже были прецеденты, когда к дежурному хирургу по очереди приходили по полкласса. Поэтому просто выбросил лампочку в корзину. Оттуда она перекочевала в больничный мусорный бак, где на следующее утро дождалась своего второго героя.

- Колян, кончай копаться, хрен здесь чего еще найдешь… Пошли, блин, к следующему.
- Да погоди ты, куда тебя тянет. Вон, глянь, лампочка блестит. Ну-ка. Позырь – целая. Домой заберу. В спальне повешу.
- Точняк! Будет у тебя, блин, и в спальне мебель.

На хате у Николая обмывали лампочку. Импровизированный стол буквально ломился от угощения, да и чему удивляться, если столом была табуретка, и кроме бутылки водки, банки кильки и трехлитровой банки с окурками в качестве пепельницы на ней ничего не помещалось. Все это освещала обновка – единственная сейчас в квартире лампочка, висящая на голом проводе. Она и была сегодня главным поводом и центром внимания.

- Колян, блин! Забьем, что лампочку в рот засунешь, а вытащить не сможешь!
- Это ты врешь, братан. Что, блин, куда-то залезло, всегда назад вытащить можно!
- Попробуй!

На этот раз у Артура и появилось ощущение, что лампочка ему знакома. Он хотел привычно выбросить ее в корзину, но Николай замычал, замахал руками и вытащил осветительный прибор на свет, аккуратно положил себе в оставшийся еще карман пиджака. Спорить Артур не стал.

Вечером у Николая опять пили. Лампочка лежала посредине табуретки в качестве вещественного доказательства. Коля уже в четвертый раз в лицах рассказывал собутыльникам о своем подвиге. Говорить было трудно, челюсть постоянно отваливалась, и приходилось придерживать ее рукой. Постоянные подколки заводили Николая все больше и больше. После третьей бутылки кто-то из гостей предложил Коле повторить трюк. Вмиг озверевший Николай схватил со стола нож и воткнул его прямо в рот говорившего. Тот завалился на кровать, захлебываясь кровью и закатывая глаза.

Первым на место происшествия пришел участковый, буквально через две минуты – опергруппа. Составили протокол, собрали подписи свидетелей. Колю увезли в КПЗ.

Молодой следак хмыкнул и взял в руки вещдок.
- И из-за этой лампочки – человека порезали. Что эта водка с людьми творит, и не представить.
Он представил себе, что водка творит с людьми, потом представил, как будет рассказывать Алене, про новое дело. Хмыкнул, подбросил лампочку на ладони…

На этот раз Артур уже был уверен, что лампочка – та же самая. Привычно достав лампочку изо рта нового пострадавшего, тщательно вытерев – он отдал ее следователю. Тот открыл на колене портфель, положил туда бюллетень, бережно завернул лампочку в газету и тоже опустил в портфель.
- Я бы на Вашем месте ее разбил.
Следователь замотал головой – нельзя. Поднял палец – вещдок, все-таки.
Хирург покачал головой: разбить вещдок нельзя, а в рот совать можно… Странные люди…

В камере отделения перегорела лампочка, дежурный порылся в столе, но запас кончился, и пришлось идти в кабинеты. В шкафу среди вещественных доказательств он и обнаружил лампочку, пылящуюся на полке уже второй месяц. «Ладно», - решил дежурный: «Сегодня вкручу эту, а завтра с утра поменяем на новую».

- Сема, да ты не парься. Не хочешь на допрос идти – съешь вон лампочку – тебя на больничку отправят. Минимум три дня пролежишь, а там еще что-нибудь придумаешь…
Семен подумал и полез на табуретку. Новая лампочка открутилась легко…
Сокамерники катались по полу от смеха, когда видели выпученные глаза Семена и торчащий изо рта цоколь. Размерами глаза как раз напоминали лампочку.
- Да кто же лампочку целиком в рот сует – теперь ты ее раскусить не сможешь. Надо было сначала разбить, а потом осколки есть.
- Выводной! Клиенту в больничку надо!!!

На этот раз Артур лампочку уже просто узнал. Вытащив ее изо рта очередного пострадавшего, он, не задумываясь, разбил ее об край мусорной корзины.

- Артур, ты чего опять?
- Помнишь, мы с тобой про лампочку говорили? Опять привозили, теперь из милиции. И лампочка точно та же самая. На цоколе скол, я его с прошлого раза запомнил.
- Ну, я же говорю – карма. Разбей ее на фиг, да не парься.
- Да разбил уже. Наливай. Давай, за то, чтобы наша судьба была в наших руках.
- О! Красивый тост… Ну, будем!

- Палыч!!!
Сергей Павлович, мастер участка упаковки ламп резко обернулся на крик. Петька, молодой ученик с улыбкой размахивал новенькой лампочкой. Глаза его щурились в предвкушении свежей шутки.
- Слышь, Палыч!!! А правда говорят, что гомики, бывает, лампочку себе туда засовывают?..

Отзыв

Ознакомившись с работой нашего коллеги, не могу не отметить, что в последнее время по-настоящему серьезные работы по истории появляются крайне редко. По-видимому, история наших предков для нас уже действительно перестала быть табула раса. Но данная работа является конкретным примером настоящего научного труда, и я верю, что она ляжет в основу, может быть, целого направления в изучении такого далекого от нас двадцатого века. Так что простите мне мою иногда чрезмерную восторженность, не каждый день приходится наблюдать за открытием такой величины.

Давайте же остановимся на работе поподробнее.

Начнем с предыстории. Каждый уважающий себя историк знает, что в раскопках на Земле, буквально в каждом населенном пункте, встречается хотя бы одно здание под названием «школа». К сожалению, точных письменных свидетельств той эпохи не осталось, и мы можем только гадать, каким целям оно служило. Кто-то говорит, что это здание наказаний, кто-то относит его к культовым. Я лично склоняюсь к мысли, что оно служило либо учебным целям, либо было своеобразным музеем. В развалинах как раз этих зданий в одном из помещений всегда находятся остатки стеклянной посуды, куски различных веществ, в том числе странные артефакты, которые и явились толчком к написанию рассматриваемой работы. Сейчас уже практически достоверно установлено, что они представляли собой коробочки или ящички со странным подбором содержимого. Обычно – кусочки различных металлов, пузырек с остатками ртути и всегда, подчеркиваю ВСЕГДА – кусочки причудливо свернутого почти чистого вольфрама. Причем, именно такие же сложной формы спирали попадаются по одной-две буквально в каждом помещении, как общественных, так и сугубо индивидуальных, в раскопанных нами улицах, площадях. Сейчас мы можем с уверенностью сказать, что данные спирали крепились внутри тонкостенных стеклянных колб на специальных электродах, на которые, по-видимому, подавалось электрическое напряжение.

Многие задумывались, чему служили эти предметы, но я считаю, что именно в предложенной работе поставлен четкий и, пожалуй, окончательный ответ на этот вопрос. Примечательно, что работа основана не только на голых рассуждениях, но и на дошедших до нас редких документальных материалах.

Попробуем вкратце пробежаться по фактической базе, исследованной в работе.

Это, во-первых: немногие дошедшие до нас фразы: «Лампочка Ильича», «Выкрути лампочку, чтобы никто не увидел», «Прожектор перестройки» и немногие другие.
Во-вторых: кадры из сохранившихся фильмов, в которых лампочки присутствуют всюду: в каждом помещении, на столах, стенах, потолках, на столбах и верандах, в фонариках и прожекторах.
В-третьих: стоит обратить внимание, что вся скрытная работа – проходила в темноте – преступники старались работать в темноте, немногие тогдашние диссиденты собирались в полутемных кухнях и многое-многое другое.

Что же предположил наш коллега (я не побоюсь этого слова, так как считаю, что своей работой он заслужил такое звание).

Начало двадцатого века ознаменовалось усилением работы органов тотальной власти. Каждый шаг становился известен жандармам, как их не называй: охранкой, ЧК или ФБР.

Так вот, главным инструментом, с помощью которого власть получала информацию о своих гражданах, и были, так называемые лампочки!!!

Сейчас уже привычным для нас стала запись на атомарном уровне на любом материале. Тогда – это были первые, впоследствии забытые, шаги. Предварительно нагретый (до яркого белого свечения) вольфрам оказался для наших далеких предков идеальным материалом для записи окружающей информации. Причем, в отличие от примитивных тогда камер, на его кристаллической решетке производилась запись панорамная, почти всей окружающей обстановки.

Теперь понятно, почему лампочки подвешивались под потолок! Так они могли обозревать всю комнату. А когда требовалось более детальная запись – они ставились на столы, рядом с креслами и диванами, подвешивались на стенах там, где люди занимались более тонкой работой. Для того чтобы детально записать происходящее – использовались, так называемые фонарики. На них ставились оптические отражатели, которые позволяли производить запись сцены направленно. Причем фонарики были как ручные, так и стационарные. Огромные площади заводов, фабрик, рудников, даже военных частей и тюрем находились под постоянным контролем мощных прожекторов. Операционные, в которых и так было светло, дополнительно освещались целым комплексом ламп, гарантирующим подробную запись каждой операции!

Кто-то скажет, что в темное время требовалось освещение. Автор возражает, приводя примеры того, что целые улицы города оставались освещенными и днем, и, несмотря на протесты жителей, лампы не выключались! Для работы всегда включались настольные лампы, а общественные места контролировались круглосуточно. Тем более что, как мы знаем, для освещения были и другие, более дешевые и мощные светильники! Ртутные и дуговые лампы, газовые горелки, свечи, наконец!!!

Но, все-таки, можем ли мы сбросить со счетов окончательно проблему освещения? Автор не дает окончательного ответа на этот вопрос, однако я хотел бы вскользь предложить направление, в котором стоит развернуть работы будущим исследователям. Когда был открыт эффект записи окружающей информации на металл, были подобраны лучшие условия для этого. Оказалось, что идеальным было бы разогревать вольфрам до температуры почти в три тысячи градусов. Металл при этом начинает ярко светиться. И это было великим подарком для изобретателей! Именно это помогло внедрить слежку буквально в каждый дом. Люди просто не знали, что за ними следят, они наивно пользовались лампочками, как именно осветительными приборами! Только единицы догадывались об истине. Преступники, диссиденты, шпионы. Наиболее хитроумные умы человечества. Обратите внимание, в документальных лентах, в расследовательской литературе (так называемых Детективах) их всегда окружает темнота! Всегда власть боролась с ними и, к нашему сожалению, почти всегда побеждала… А в местах заключения их всегда окружали лампочки, прожектора, ручные фонари. Особенно примечательны в этом отношении сцены допросов, дошедшие до нас в документальных фильмах: обратите внимание, что для детальной записи поведения подследственного чиновник всегда направляет в лицо ему настольную лампу!!! И это несмотря на яркое освещение кабинета! Какие еще, казалось бы, нужны доказательства!

Должное освещение получила в работе и одиозная фигура изобретателя лампы Александра Николаевича Лодыгина, военного инженера, предложившего свою лампу еще царскому правительству. Всего за несколько лет патент на свою продукцию он получает еще и в Австро-Венгрии, Испании, Португалии, Италии, Бельгии, Франции, Великобритании, Швеции, Саксонии и даже в Индии и Австралии. Не правда ли, завидный успех? Неужели он мог быть вызван без помощи тайной полиции этих стран? Что характерно, Лодыгин не принимает революцию и эмигрирует из России, однако для работы над планом ГоЭлРо, советское правительство, так отрицательно относившееся к эмигрантам, приглашает его назад.

Но мы отвлеклись, вернемся к работе.

Очень важный вопрос, – каким образом собиралась информация? Наш коллега пытался воспроизвести древнюю систему подключения ламп. Попытка, честно говоря, до конца не увенчалась успехом, однако специалисты говорят, что в ней есть доля истины. Как сейчас известно, каждая лампочка или группа ламп была подключена к отдельному проводу, которые собирались в коробки и более мощным кабелем подключались к сборным щиткам, которые в свою очередь еще более мощным кабелем включались в единую сеть подстанций. Подстанции были объединены друг с другом еще более толстыми и мощными кабелями. Известно даже о бронированных кабелях. Видимо по ним шла особо защищенная информация.

Можно возразить, что особенно долгую запись на вольфрам произвести нельзя! Однако коллега блестяще отвечает, что лампочки постоянно менялись. Тогда это называется – «перегорали». Дольше всего служили лампочки в помещениях, в которых люди находились мало – санитарных комнатах, ванных, спальнях. Чаще всего «перегорали» там, где люди находились постоянно – в залах, гостиных. Это я тоже считаю блестящим доказательством постулатов коллеги!!!

Вспомним об истории. С чего началось развитие тоталитарной России? С плана ГоЭлРо!!! План Государственной Электрификации России! Вранье! Настоящим названием было: Государственное Обеспечение Электрическими Линиями Разведывательного Освещения!!! Вот правильное название, вот откуда странная аббревиатура – по две буквы на каждое слово – это просто прикрытие! И, кстати, элементарное название лампочек – аббревиатура ЛН – не лампа накаливания, а лампа наблюдения.

Первое же собрание депутатов в разоренной стране было освещено электрическими лампочками! Для этого даже полностью работала отдельная электростанция! «Лампочка Ильича» пришла в каждый дом. Кто же мог подумать, что за красивыми словами о свете революции стоит аппарат тотальной слежки! Чем больше появлялось лампочек, тем сильнее становились репрессии. Тридцатые годы двадцатого века – это пик индустриализации и пик репрессий.

Обратите внимание, что во время войны – во время, когда многие дома освещались по старинке – свечами, керосинками, когда в блиндажах светили, так называемые «Катюши» - репрессии пошли на спад.

После войны многие начали догадываться о реальном назначении лампочек. В сознании народа начала кристаллизовываться правда! Вспомните древние выражения: «Под светом Ленинских идей», «Вывести на свет», «Осветить недостатки», даже «Прожектор перестройки», что это, как не подсознательная констатация реального назначения лампочек. Какие еще надо доказательства?!

Обратите внимание, что тоталитаризм пошел на спад, когда все шире стали использоваться другие источники освещения: флуоресцентные лампы! Они постепенно заменяли лампы накаливания, и в стране стала просыпаться свобода. А когда они стали использоваться повсеместно, началась и всем известная сейчас Перестройка. Я думаю, это также взаимосвязано.

Обратил внимание наш коллега и на необычно сложную форму спиралей. Задумайтесь, сейчас известно, что для записи достаточно просто кусочка металла. А спирали лампочек потому и называются спиралями, что они свернуты, и, причем свернуты очень сложно: проволока толщиной до 30 микрон свернута в спираль толщиной около одной десятой миллиметра, которая в свою очередь образует спираль толщиной около миллиметра, которая, опять таки, в свою очередь еще немного изогнута. Я отдаю должное нашему коллеге, который смело предположил, что это требовалось для записи не только визуальной информации, но и эмоциональный и ментальной составляющей окружения, чего современным ученым добиться пока не удалось. Возможно, именно этого смог в свое время добиться гений Лодыгина.

Именно сейчас ведутся работы, в которых производятся попытки снять информацию с этих спиралей, и я верю, что они завершатся успешно в самом скором времени.

Старые технологии во многом утеряны, но можно предположить, что в двадцатом веке такие аппараты были вполне доступны. Мы знаем, что почти в каждой «школе», во многих жилищах были специальные устройства под названием – проекторы, в которых яркая лампа отбрасывала на специальный экран или просто на стену пучок света. Явно это производилось не для освещения. К сожалению, наши попытки повторить опыт не привели к успеху, видимо самые важные детали проекторов, отвечающие за съем и декодирование информации, за прошедшие столетия просто не сохранились.

Таким образом, можно верить, что загадочные артефакты, постоянно находившиеся в процессе раскопок, служили для записи и показа нужной информации. Именно поэтому я и считаю школы или учебными или музейными зданиями.

Остается последний вопрос: почему до нас не дошли данные записи или хотя бы упоминания о них. Я считаю, что в условиях высочайшей секретности они или были уничтожены, или просто хранятся в таких тайниках, которые нами еще не найдены!!! Следовательно, работа должна быть обязательно продолжена и нас ждут еще и новые открытия.

Таким образом, я настоятельно рекомендую рассматриваемую работу нашего коллеги к защите и со своей стороны открыто заявляю свое согласие на присвоение ему степени кандидата наук!!!

06.10.3407 года