Баня, русская баня..

Как я люблю хорошую баньку с доброй парилочкой... Да чтобы парку
кваском поддавали, да чтобы венички хорошо распаренные...

Отарская баня запомнилась лишь тем, что из-за нее меня отправили в
Алма-Ату не в общей куче в грузовике... Как везде, наверное, грязная,
холодная и вонючая...
В Алма-Атинскую не брезговали ходить и офицеры из штаба. Была хорошая
парилочка. На хороший парок банщик и солдат собирал, не молодых, к
сожалению. Хорошая банька была. Но, как все хорошее, ничем особенным
не запомнилась...
А вот на Эмбе. В части бани не было совсем, возили в гарнизонку.
Гарнизонный банно-прачечный комплекс славился тем, что к нашему
приезду горячая вода кончалась. Или холодная. Или обе сразу. За год с
лишним службы не припоминается ни одной помывки, которые бы прошли без
приключений.
На помывку давался час, не больше. За это время и старшина успевал
свои дела устроить, и мы попариться.
Помывочная представляла из себя большое помещение, одна половина
которого была девственно пуста, вторая была накрыта трубами с душевыми
ситечками (штук с полсотни было) и застелена деревянными матами.
Набираешь шайку и идешь моешься в свободной зоне. В душевой -
парились.
Достигалось это, соединяя живую солдатскую отвагу и пиздюлины. Сначала
в помещение загонялся отряд молодняка, который открывал на полную все
краны горячей воды. Минут через пятнадцать густой пар начинал
выкатываться уже из-под закрытых дверей помывочной. Вот тут-то и
пригождались пиздюлины. Ими голый молодняк загонялся закрывать краны.
Что они и делали, проявляя боевую отвагу...
Зима. Очередной раз нет холодной воды. Крутейший кипяток еще клокочет в
трубах, краны холодной воды открыты до отказа...
Мы нежимся в уже остывающем пару, половина и я в том числе, сидим на
матах. И тут дают воду. Сначала трубы загудели, мы обрадованно загалдели.
И через пару секунд из кранов полилась (нет не живительная прохладная
водичка), трубы полны крутого кипятка, который ледяная вода
предварительно перед собой выгнала. Обожглись многие.
Обварился только я. Оказалось, что сидел как раз под душем без ситечка
и струя кипятка полилась мне прямо на низ живота. Взвыл, перекатился
назад на голый кафель. Помылся уже скорее символически. Кое-как смыл с
себя мыло, выскочил в раздевалку. Пока народ выходил из парилки, я
упорно пытался подуть себе на член, который задорно покрывался
пузырями. Два пузыря выросли на члене, один на яйцах. Застегнуться не
получилось, пришлось возвращаться в часть с расстегнутой ширинкой.
Сразу побежал в санчасть. Там фельдшер полил член из баллона какой-то
белой фигней (похоже на взбитые сливки) и разрешил и дальше ходить с
расстегнутыми штанами...
Начальник штаба (мой непосредственный начальник) в ту субботу был
ответственным по части, вызвал меня к себе и сказал: "Выкладывай!"
Ну я и выложил. Прямо на стол. Прямо в этой белой пене...
Зато потом регулярно всем рассказывал, что я хуй клал на штабные
документы... А деды кивали головами, когда молодежь недоверчиво
крутила носами...