Следуй за мной: можно ли предотвратить ущерб от инсайдерской торговли

by @xastler
Следуй за мной: можно ли предотвратить ущерб от инсайдерской торговли

Фото Jasper Juinen / Bloomberg via Getty Images

Банк России уличил в инсайдерской торговле трейдера, использующего метод «Автоследование». По оценкам ЦБ, ему удалось заработать порядка 8 млн рублей. Но панацеи от повторения подобных случаев нет как в России, так и в мире

Банк России раскрыл информацию о новом инсайдере, который преобразовал обладание информацией во вполне ощутимый финансовый результат. Новым в данной истории стало то, что у этого инсайдера не было доступа к информации эмитента и он не работал в компании, в которую попадала нужная информация.

Трейдер Элвис Марламов для совершения личных сделок использовал полученную в рамках режима «Автоследование» — автоматического повторения или копирования специфической стратегии фонда, индексов или операций по счету трейдеров. Поэтому за рубежом автоследование больше всего известно под названием «копи-трейдинг» (copy trading) или «миррор-трейдинг» (mirror trading).

Трейдер получал информацию о параметрах цены в поручениях подписчиков и направлении подачи заявок (покупка/продажа), влияющих на рыночную цену бумаг. Оценивая реакцию рынка в связи с поступлением заявок, трейдер на постоянной основе совершал сделки по своим изолированным счетам. Прибыль от инсайдерских операций по личному счету превысила 8 млн рублей, следует из оценки регулятора. 

Возможной такая ситуация стала благодаря развитию технологий в финансовой сфере в последние годы.

Проклятие финтеха 

Российский финтех по отношению к мировому традиционно занимает положение догоняющего. Сервисы автоследования изобрели не в России. Появились они на мировом финансовом рынке в середине 2000-х годов, что было закономерным ответом на развитие и внедрение технологий электронной торговли.

Автоследование фактически привело к появлению нового типа инвестора, который копирует операции «источника сигнала», обязанного открыто публиковать свои сделки. Технология копирования сделок максимально проста и легко поддается алгоритмизации. Поэтому на финансовом рынке стали появляться решения для автоматизации отслеживания изменений портфеля источника с последующей автоматической подачей поручений брокеру. То есть такой уровень автоматизации, при которой по большому счету сам инвестор принимает только два решения — когда начать «копировать» и когда остановиться.

Использование такой технологии экономит время и нервы инвестора. Ведь в противном случае потребителю услуги «копирования сделок» пришлось бы постоянно обновлять страницу с информацией о структуре портфеля мастер-счета, рассчитывать параметры торговых поручений, отслеживать исполнение поручений брокером. И если представить себе активную торговлю на мастер-счете с большим количеством разных инструментов, то рядовой инвестор не будет успевать подавать поручения, совершая сделки уже по значительно худшим ценам.

Вопросы регуляторов

Чем меньше клиент принимает собственных решений, тем больше автоследование напоминает доверительное управление. Регуляторы разных стран начали рассуждать, как относиться к автоследованию и каким видом деятельности это считать. В разных странах отношение оказалось разным — британский регулятор обозначил это деятельностью портфельного управляющего, японский — инвестиционными советами, а немецкий — просто потребовал аккредитации всех «робосоветников» и соблюдения выработанных специально для них правил. Но объединяет логику действий регуляторов одно — стремление не допустить возникающего регуляторного арбитража, способного привести к снижению уровня защиты рядового инвестора.

Банк России пока ищет способы регулирования автоследования. Ключевые точки для дальнейшей работы — это введение единых стандартов раскрытия информации о рисках для клиентов, стандартов раскрытия информации о доходностях стратегий, установление требований к профилированию клиентов, требования к квалификации авторов стратегий. Причем большинство участников рынка все чаще соглашаются с тем, что новые технологии не должны становиться способом обхода регуляторных ограничений. Иначе уровень доверия к финансовому рынку может быть значительно подорван действиями недобросовестных игроков.

В то же время важно понимать, что и в автоследовании, и в классическом доверительном управлении, и при исполнении поручений клиентов брокером всегда существует инсайдер, который может неправомерно воспользоваться имеющейся информацией. И одна из ключевых задач регулятора - применение одинаковых требований во избежание конфликта интересов. Иными словами, во всех случаях независимо от вида деятельности выставлялись одинаковые барьеры на пути возможных инсайдеров-нарушителей.

К сожалению, универсальной вакцины, которой регулятор мог бы привить рынок, не существует. Ни одна юрисдикция не смогла полностью справиться с последствиями инсайдерской торговли. Появление же сервисов автоследования увеличило количество инсайдеров, которые могут недобросовестно воспользоваться имеющейся информацией.

Основной способ борьбы — это эффективное правоприменение. Как бы банально это ни звучало, но любые ограничения и запреты будут неизбежно нарушаться всякий раз, когда нарушитель будет считать ответственность несоизмеримой потенциальному выигрышу. И возросшая в этом вопросе активность Банка России, который оброс «мышцами» для расследования сложных случаев, столь же значима, как и внесение дополнительных изменений в порядок регулирования.

Источник

April 23, 2018
0

Share to Facebook