Мяч

Туман своим неаккуратным мазком смешал ночь и тёплый свет одинокого фонаря, под которым нежным золотом мелькала кухонька небольшого частного дома. Время уже было позднее, и из духовки вынимался только что испёкшийся пирог.

- А у моей бабушки тоже был домик в деревне, – рассказывал уставший мужской голос, пока нежные руки потихоньку резали столь поздний десерт, – и окна были не те, что сейчас, а стеклянные. Так забавно дребезжали, когда проезжал трактор или грузовая машина. Они были не идеально ровными, конечно. По ночам свет других домиков и редких автомобильных фар преломлялся, превращая действительность… в агат что ли.

И ещё прекрасно было видно футбольное поле. Мальчишки постоянно играли на нём, а я… - тут он тяжко вздохнул, - не знаю. Как-то с самого начала футбол мне этот не понравился. Не преуспел я в нём, так сказать. Никто не хотел меня брать в команду, стал намного реже гулять. Иногда просто сидел и невольно мечтал: вот бы мне когда-нибудь так.

Однажды такой жребий выпал. Было только начало июня, приехало много новых ребят, вот и я затесался в толпе. Так старался, чёрт. Особых навыков не имел, носился для виду, орал что-то. Думал, и так неплохо.

Под конец игры многие уже стали уставать, а в мне-то полно сил и энергии. Счёт удивительно шёл вничью. По-моему даже никто так никому и не забил.

Уходили некоторые ребята, но игра продолжалась: полупустое поле, мяч у какого-то белобрысого парнишки, а тот пинает в штангу, и… мяч прилетает прямо ко мне! И выходило так, что от меня до ворот противника метров 10, а на моём пути лишь вратарь – какой-то хилый мальчик. Ну, я, значит, собрался с силами, мыслями. Закрыл глаза, чтобы лучше сконцентрироваться, замахиваюсь (сколько раз прокручивал в голове этот удар!) и бью со всей дури.

Победа была очевидной, я ухмыльнулся всё с закрытыми глазами, но оваций так и не услышал. Странно. Стоило мне открыть глаза: как все стоят и смотрят с таким непонятным взглядом, да мяча в воротах не видно.

Пронзительный крик. Никогда такого не слышал.

С тех пор у нас в деревне тоже стояли пластмассовые окна. Новенькие такие. Ночь, правда, не сливалась больше в агат, но ремнём хоть не выпороли, на том спасибо.

В ответ раздалось лишь тихое хихиканье и такое же тихое ''Ешь давай''.