Я весь день тонул в грязи. И не зря!

Мои ноги после встречи редкого вида
Мое лицо после встречи редкого вида

Сегодня отправился на свой квадрат 37UCB3_13 в Одинцовском районе — как знают подписчики канала, я там собираю данные для Атласа гнездящихся птиц Московской области. Вчера я довольно поздно заснул, поэтому подняться раньше 8 утра не смог, и на месте был только в начале 10-го, что для апреля довольно поздно, конечно. Но не смертельно.

Первым делом я отправился в свое любимое место — поле, посреди которого есть участок с песчаными и гравийными холмами, здоровенными лужами и низким кустарником. Там я встречал первых весенних птиц прошлой весной, там же нашел в конце 2020 года рогатых жаворонков. Но по дороге мне пришлось остановиться: чуть-чуть не доезжая нужного места, я увидел на другом поле большую стаю чибисов и вылез на них посмотреть. Я очень люблю это время весной, когда во время каждой поездки встречаешь птиц, которых не видел с прошлого года. Сегодня таких встреч было много — и чибисы были первыми.

Дисклеймер: я обычно ругаю свои фотографии и извиняюсь за них, но сегодня я поговорил со своими друзьями и воображаемым психотерапевтом и решил, что больше не буду так делать. Как могу, так и фотографирую!

На самом деле это фотография с другого поля — того самого, куда я ехал
Чибисы сейчас летают большими группами — вот эта на фотографии даже близко не самая многочисленная из тех, что я сегодня видел

Чибисы сейчас — самые заметные птицы в полях: они пасутся и перелетают большими стаями, а кое-где уже токуют: летают со своими фирменными звуками, напоминающими сигналы инопланетной тарелки из фантастического фильма. А еще они черно-белые, так что их хорошо видно почти на любом фоне. Вместе с чибисами в Подмосковье часто пасутся и другие птицы — например, чайки (серебристые и озерные) и скворцы. Пока я наблюдал за чибисами в телескоп, откуда-то прилетел полевой жаворонок и запел. Чувак, я тоже скучал, поверь. Вот Чеклист № 1.

Потом я поехал к своему заветному месту. Там я вполне предсказуемо встретил тех же чибисов (они токовали) и камышовых овсянок. А еще снова посмотрел на чибисов и их токовые полеты. И встретил канюка — уже второго за день. Но сфотографировать его не смог.

Камышовые овсянки похожи на воробьем с черной головой. Сейчас они держатся группами, но уже скоро распределятся по гнездовым участкам.

Перед тем, как вернуться к машине, я прошелся по небольшому перелеску и услышал песню, которую мне предстоит постоянно слышать до самой осени — это пел зяблик. Тут же рядом пели обыкновенная овсянка и большая синица (впрочем, БС никуда не улетали и активно поют эдак с февраля).

Считается, что обыкновенная овсянка поет так: мужик, мужик, вези сено не трясиииии.

Потом я услышал дробь большого пестрого дятла и даже не поленился дойти по насту до нужного дерева. Вот Чеклист № 2.

Большого пестрого дятла можно отличить в том числе и по дроби — очень короткой

Дальше я хотел поехать в довольно далекий парк на соседний квадрат — проверить гнездо ястреба-тетеревятника. Но по дороге увидел еще одно знакомое поле и решил заехать туда. Вышел из машины, снова послушал зябликов и отправился к ближайшей луже смотреть на рябинников, хотя по ним я не успел особо соскучиться — их и зимой полным-полно.

Вот такой рябинник. Уже довольно скоро у рябинников появятся птенцы.

Пока я смотрел за рябинниками, ко мне плавно приближался сельский житель с тремя большими и одной маленькой собакой. Больших собак без поводков я люблю значительно меньше, чем птиц, поэтому я остервенело прижался глазом к телескопу, как будто это позволяло мне оказаться где-то там далеко, среди рябинников. Но все закончилось хорошо. Собаки были очень милы, а их хозяин Валера еще милее — он рассказал мне про местных серых и белых цапель, а еще научил, что делать, если одна собака пытается съесть другую: оказывается, нужно схватить атакующую собаку за задние лапы (окей!). Пока мы разговаривали, над нашими головами пролетел ястреб-перепелятник. Его я сфотографировать не успел, зато потом примерно на том же месте снял пустельгу. Тоже красивая птица.

Пустельга — это такой мелкий сокол. Мастер воздушного зависания на одном месте.

Мы еще минут 7 посокрушались с Валерой, что прошли те времена, когда вокруг было больше природы и меньше коттеджей и ментов, и я пошел дальше — в сторону реки. По дороге услышал токовой крик зеленого дятла. Я так его и не нашел глазами, но смело занес в чеклист — этих криков я наслушался на Болотов. Даче и теперь не боялся их с чем-то спутать. Потом я встретил крякв. Их там много летало над головой, а одна пара тусовалась на воде. Но я сфотографировал утку в полете

Самка кряквы куда-то летит

Потом я увидел вдалеке еще одну пару крякв и решил для порядка все-таки посмотреть на них в телескоп — мало ли, вдруг чирки-свистунки какие-нибудь, я одного встретил примерно в этих местах прошлой весной. Посмотрел и увидел не чирков, а пару лутков! Лутки (Mergellus albellus) гнездятся на севере. Их легко можно встретить в Москве (в основном в парке Коломенское) на зимовке, но в Московской области они встречаются редко. Наблюдение попало в список редких на сайте базы «Онлайн-дневники наблюдений за птицами», я всегда радуюсь таким штукам. Насколько я понимаю, прежде лутков на этом квадрате никто не регистрировал, что тоже приятно. Когда я вижу какую-то редкость или какую-то птицу, которую потом, возможно, придется определять по фотографии, я всегда стараюсь делать первые снимки сразу — на случай, если птица улетит. Сфотографировал издали, чуть-чуть подошел и еще раз сфотографировал. И так несколько раз. Лутки подтвердили правильность такой тактики: я сделал несколько первых кадров издали, но как только стал потихоньку подходить, они улетели.

Спасибо Гоше Мазурову за обработку этой фотографии, которую я вовсе не считаю такой уж плохой и не собираюсь извиняться!

Лутки очень красивые, вот подтверждение из определителя:

Потом я увидел в поле большую стаю чибисов, скворцов и чаек и решил подобраться к ним поближе и посмотреть в телескоп, нет ли среди них куликов. Стая тусовалась вокруг огромных луж — весной в полях таких много, и на их берегах часто останавливаются мигрирующие птицы. Я храбро пошел через поле, обвешанный фотоаппаратом, биноклем и с телескопом в руке. На каждом шагу я проваливался ногой в грязь сантиметров на 20-30. И даже подумал, что если провалюсь по шею, то, наверное, смогу опереться о штатив телескопа и выкарабкаться. Я подошел к стае метров на 50 и стал терпеливо считать птиц: мне кажется, это лучший способ найти что-то интересное.

Когда я вижу большую стаю с разными видами, я сначала беру один какой-то вид и начинаю считать каждую особь — слева направо, птицу за птицей. Пока я считаю озерных чаек, я не обращаю внимание на серебристых чаек, чибисов, скворцов. Потом начинаю считать следующий вид. Если я натыкаюсь на кого-то очень интересного, прерываюсь, и стараюсь сделать хотя бы какую-то фотографию. Потом продолжаю подсчет. Вот так я наткнулся на какого-то кулика. Я понял, что это кто-то из улитов (Tringa), но не понял кто именно — слишком было далеко. Я снова начал методично прочесывать стаю телескопом. В какой-то момент в кадре показалась чья-то большая спина. Причем довольно близко от меня — метрах в 30. Это были белолобые гуси (Anser albifrons)! Кажется, до этого я еще не видел гусей в Помосковье — разве что-то в полете где-то далеко. А тут целая стая (11 штук) сидела в поле, и их можно было хорошо разглядеть. В Латвии мы всегда весной ездили смотреть в поля гусей (иногда среди них попадались редкости вроде кразнозобой казарки), но я не ожидал их встретить возле Рублево-Успенского шоссе.

Надо сказать, что гуси оказались не особенно пугливыми. В какой-то момент они явно меня заметили, но не взлетели, а просто отковыляли метров на 10. Вокруг летали большие стаи гусей — судя по брюхам с черными отметинами тоже белолобые. Но наверняка среди них были и гуменники. Кстати главная бердвотчерская находка последних дней в Московской области — короткоклювый гуменник (Anser brachyrhynchus). Это настоящая редкость. Но я рад и своим белолобикам.

Кулика я никак не мог определить: он пасся довольно далеко среди стаи чибисов, которые чуть что поднимали тревогу и спугивали всех вокруг. Так что я убедил себя, что видел большого улита и зашагал через грязь к машине, потому что безумно замерз. Но шагов через 50 в песне жаворонка мне послышалось что-то вроде «ну ты и позорник, хехехехе, не уверен — не регистрируй», так что пришлось развернуться и шагать через ту же грязь обратно. Я очень долго и терпеливо подходил к кулику, но так и не смог его нормально сфотографировать. Через телескоп я видел птицу, но четко определить не получалось, тем более, что у меня есть некоторые особенности цветовосприятия. Я сделал несколько фотографий почти наугад — на экране фотоаппарата ничего не было видно, и я решил, что промахнулся. Но дома все-таки нашел несколько снимков, по которым удалось понять, кто же сводил меня с ума.

Это травник (Tringa totanus). Их там было 2 штуки. Надо сказать, что ничто так не тренирует навык определения видов, как паршивые фотографии. Вот тут и начинаешь приглядываться к деталям — например, к красным ногам (за определение цвета спасибо моей жене Шуре, подписывайтесь на ее инстаграм-магазин миниатюрной мебели).

Забыл сказать, что видел кучу белых трясогузок. Первых в этом году я встретил вчера в Парке Горького — сразу после нашей с Надей Кияткиной лекции о бердвотчинге. Теперь я смог нормально их сфотографировать.

Вот Чеклист № 3.

Очень хорошая была прогулка. И надо сказать, что мое везение не закончилось на лутках, гусях и травниках. Потом я приехал на дачу, сел передом машины на пень и сорвал бампер. Мой дядя восстановил бампер с помощью скотча, но когда я завел машины, на бортовом компьютере загорелся чек двигателя, а чек охлаждающей жидкости заморгал и запищал. Я доехал до ближайшего сервиса и оказалось, что проблема не в двигателе, и не в системе охлаждения, а всего-навсего в датчике температуры за бортом. Какое счастье.