Как я вышла замуж

Это было давно, но было это правдой. Хочу сразу сказать, что я и сейчас являюсь особой несколько легкомысленной. Но в 19 лет, признаюсь, все было намного хуже. Если сейчас у меня в голове, как говорится, иногда ветер гуляет… Вру, не ветер.

По сравнению, с тем, что творилось в моей черепушке в 19 лет, у меня сейчас так, легкие сквознячки. А тогда! Тогда у меня в голове буйствовали невиданные атмосферные явления, как-то: бури, ураганы, цунами, шторма и иже с ними. Возможно, степень их буйства как-то зависела от времен года, но на тот момент изучать данный феномен было некому, а мне некогда.

Я могла пойти за сигаретами и раствориться в шторме на два дня, или проехать на спор автостопом от Москвы до Казани. Крыша моя, слегка охренев от таких перепадов и приливов, давно уже покинула свое постоянное местожительство, и голос разума вызывал во мне радостный крик: О, опять приступ раздвоения личности!

Ввиду всех этих обстоятел ьств, неудивительно, что одним прекрасным весенним утром меня обуяло страстное желание выйти замуж (только не спрашивайте – зачем? Я не знаю этого до сих пор!!), и это желание было немедленно воплощено в жизнь (когда это я отказывала себе, любимой?).

Проведя мысленную инспекцию окружающих меня лиц мужского пола, был выбран кандидат на роль мужа.

Кандидат имел пять несомненных плюсов: 1) Знакомы мы были достаточно давно; 2) как любовник он меня вполне устраивал; 3) был круглым сиротой; 4) у него были деньги; 5) он философски относился к моим выходкам, а в кое-каких даже принимал участие. Правда, как оказалось впоследствии, у него просто были свои землетрясения и приливы.

Итак, кандидат был выбран с учетом всех моих пожеланий. Моя мания величия ни на минуту не позволила мне усомниться в его отказе (и не без основания) и, со свойственной мне непринужденностью, я поставила его перед фактом нашей скорой свадьбы. Надо отдать должное жениху – его ступор длился недолго, и он согласился (ха, кто бы сомневался!). Вот так и зародилась новая ячейка общества. Для понятия дальнейшего представьте, что это было в тот год, когда появился первый альбом Нирваны, а Кинчев только что свалился с луны.

Часть 1: Знакомство с родителями.

На тот момент семья моя состояла из четырех человек: мамы, бабушки, меня и младшей сестры. Разница в возрасте у нас была всего один год, от отсутствия поклонников мы никогда не страдали, поэтому появление в доме еще одного существа мужского полу никакого ажиотажа не вызывало. Исходя из этого, я решила, что появление жениха должно быть обставлено так, что бы все сразу поняли, что он сюда пришел не просто так, а потому что ВОТ!

Ранним утром 1 мая, после бурного празднования Вальпургиевой ночи (ага, была у нас такая развлекаловка), жених вволок мою грязную, пропахшую костром и пивом тушку в подъезд. Прислонив меня к стенке, он собирался откланяться, но я была неумолима. Мои аргументы были кратки и изысканны: Мы идем знакомиться с мамой, а то пи..ц! Решив не уточнять, что именно я под этим подразумеваю, он мухой метнулся в магазин. Я же курила и старалась собрать мысли и глаза в кучу. Жених предстал передо мной с букетом цветов, коробкой конфет и бутылкой вина. Было в его облике какой-то диссонанс, немного убавляющий торжественность момента, но, списав все на бессонную ночь, я принялась колотить в дверь родной квартиры.

Дверь открыла младшая сестра. Мы ввалились внутрь, и я представила жениха. Тот галантно поклонился и вручил Таньке конфеты. Та внимательно посмотрела на меня, перевела взгляд на жениха, да так и застыла. Приписав ее столбняк несомненной неотразимости моего будущего мужа, я чинно прошествовала вместе с ним в свою комнату. Сзади сестра почему-то нервно хихикала, но я приписала все это радостному потрясению. Ну, правильно, я же замуж выхожу!

В ожидании общего подъема мы чинно пили вино и строили планы совместной жизни.

Наконец, в недрах квартиры раздались звуки, свидетельствующие о том, что семейство проснувшись.

Торжественно вплыв на кухню, где маменька мирно вкушала утренний кофей, я приняла красивую позу и пафосно заявила:

- Мама, у меня есть для тебя хорошая новость!

Мама вздрогнула и насторожилась. Пара слов о маменьке – заслуженная учительница, добрейшей души человек, оптимист по жизни, за 19 лет жизни со мной бок о бок, она стала морально закаленнее Терминатора, и из душевного равновесия вывести ее могла, по-прежнему, только я. На все остальное реагировала она спокойно.

Вот и сейчас она насторожилась именно потому, что хорошо знала, что в моем представлении хорошей новостью могло быть что угодно – от записи на операцию по перемене пола, до записи в секту сатанистов. А может быть, и все вместе: ведь надо же кому-то заниматься жертвоприношением девственниц!

Поэтому, не желая больше травмировать маменьку, я поделилась с ней новостью:

- Мама, я выхожу замуж!

Мама немного поперхнулась кофе.

- Пойдем, я познакомлю тебе с будущим зятем!

Мама послушно прошла за мной в комнату. Несколько минут она безмолвно смотрела на будущего родственника, который судорожно кланялся, стараясь поменьше дышать перегаром.

- Знакомьтесь, – радостно сказала я.

После процедуры знакомства и торжественного вручения веника из цветов, вновь воцарилась тишина.

- Мама, почему ты молчишь? – заволновалась я – Ты против моей свадьбы?!!!

- Нет-нет, что ты! – отмерла маменька – Я просто пытаюсь понять, зачем Сереженька надел это на голову… точнее, на лоб.

Я посмотрела на жениха внимательнее. Так вот что не вписывалось в картину! На его лбу красовался галстук-бабочка.

- Ты зачем ЭТО одел?- спросила я мрачно.

- Так, это… К теще же ж с цветами же ж, руки же ж заняты, забыл опустить ниже, - растерянно пробормотал жених.

Мама, поняв, что жених не идиот, а просто пьяный, облегченно вздохнула, и, пожелав нам совета да любви, отправилась допивать кофе. Как потом выяснилось, она думала, что я пошутила. Ага, щас!

Жених так и остался у меня до свадьбы. Мы активно отмечали наши помолвку с друзьями (и ни один гад отговорить не попытался!), маменьке были выданы деньги на всякую свадебную туфту. Каким-то чудом мы дошли до Загса и подали заявление. Свадьба была назначена на июнь, и мы смотались в Москву, погулять там с друзьями (поездка заслуживает отдельной истории).

Вернула к жизни нас маменька, потребовав нашего участия в свадебных хлопотах. Время между пьянками и прочим покатилось незаметно, поэтому пора сразу переходить ко дню Х.

Часть 2. День Х, Утро.

Утро началось в 7 часов со звонка в дверь. Вернее, утро началось для всех, кроме меня. Приперевшись с девичника около двух ночи, я мешком рухнула в постель, не думая ни о раннем подъеме, ни о чем-либо еще.

Сквозь сон я услышала, как мама открывает дверь:

- Кто там?

- Это у вас сегодня свадьба? – устало спросили из-за двери.

- Нет, не у меня, - спросонья затормозила мама.

- А у кого, не подскажете?

- А, да, - врубилась мама. – У нас. Те есть, здесь. В общем, проходите.

Прибыли московские гости. Им, вообще-то была выдана бумажка с адресом и четким планом. Бумажку они умудрились потерять еще в Москве на вокзале, и добирались до моего дома, опираясь на не вполне верную память Кьюши. Все-таки, он был у меня в гостях. Но, как оказалось, Кьюша был в гостях не настолько трезвым, что бы запомнить номер квартиры.

Поэтому они с шести утра методично обходили все подъезды моего дома (в количестве 9 штук), и звонили во все квартиры первого этажа (что этаж первый, он запомнил, потому что, будучи в гостях, квартиру покинул оригинально – через лоджию). Всем ответившим они задавали один и тот же вопрос – Это у вас сегодня свадьба?

Можно только догадываться, что им отвечали в полседьмого утра. По закону подлости, обход они начали с девятого подъезда, а я живу в первом.

Мама, быстро смекнув, что дел много, а рук свободных мало, быстро пристроила новоприбывших к делу: кто-то чистил картошку, кто-то разливал водку и самогон по бутылкам, а Удавчик, как самая ответственная и спокойная, была отправлена будить невесту, то бишь меня.

Ясен пень, что ближе к 10 утра я все-таки проснулась и поплелась в ванную. Увидев свое лицо в зеркале, я обреченно застонала. С таким лицом не то что замуж, с таким лицом, и на улицу-то выходить не рекомендовалось, во избежание инфарктов у соседей. Монстрам Кунсткамеры я составляла достойную конкуренцию. И кто сказал, что пиво на ночь способствует исчезновению морщин утром? Кажется, я и сказала….

Удавчик, подавив невольную дрожь, заверила меня, что современная косметика творит чудеса, и я поползла на кухню – здороваться с гостями. Выпив бутылку минералки, я обвела собравшихся мутными глазками.

Надо сказать, что московских гостей ожидалось две партии – одна со стороны жениха, и другая – со стороны невесты. Жениховская партия была поспокойнее, именно она заседала щас у меня на кухне. Мои должны были подтянуться прямо к ЗАГСу, после посещения дня рождения нашего общего друга. Со стороны жениха ожидались Удав, Алиса, Герасим, Кьюша и Тимур, который должен был быть подженишником.

- А где Тимур? – поинтересовалась я, пересчитав присутствующих.

- А он не смог приехать, – радостно ответил Алиса.

Упс!

В виду отсутствия каких-либо средств связи с женихом, кроме астральной, решение вопроса: «Что делать?», ложилось на мои хрупкие плечи.

Тем паче, опыт у меня уже был: на далее, как накануне, моя подруга Галка отказалась от ролик подневестницы, мотивируя это тем, что у нее сверхважная тренировка. Ну, Галка – мастер спорта по дзюдо, тренировка для нее - это святое. С этой проблемой разобрались быстро – на роль свидетельницы была тут же назначена Танька, моя младшая сестра.

Надо сказать, к делу она подошла ответственно – соорудила себе красивую прическу, приготовила обалденное голубое платье, строила какие-то планы в отношении Тимура, и тут такой облом….

Внимательно оглядев представителей мужского пола, я ненадолго задумалась. Алиса отметался сразу, т.к. даже с ирокезом едва доставал мне до уха, при моем-то росте в 150 см, а Танька была меня выше. Герасим единственный был в костюме…

- Герасим, будешь подженишником! – решила я.

- Ну, вот уж нет! – уперся Герасим – Я пить приехал! Готов вложить деньги, только не это!

Полчаса я уговаривала Герасима. В ход шли лесть, угрозы и шантаж. Герасим был непоколебим. На шум пришли мама и сестра. Уловив суть проблемы, мама заступилась за Герасима:

- Отстань от мальчика. Пусть Кьюша будет свидетелем.

Кьюша, коему нравилась моя сестра, заметно обрадовался. Танька застыла в молчании. Я вполне ее понимала. Кьюша не был уродом, конечно, нет! Просто он не рассчитывал на роль свидетеля, поэтому явился на свадьбу одетым в свои любимые попиленные джинсики, заправленные в гриндера, черно-красную ковбоечку в крупную клетку и любимую же жилеточку, украшенную значками, значочками и значищами. Рядом с Танькой он был весьма колоритен.

Мое настроение от вида этой парочки немного исправилось, и Кьюша был назначен подженишником.

Однако, время неумолимо двигалось, и Танька с Удавом принялись за меня. Реставрационные работы по выправлению моего фасада длились не менее получаса. Все это время я сидела тихо и прислушивалась к своему организму. Организм жаждал пива.

И чем дальше, тем больше. После макияжа наступила очередь моей прически и моей истерики: Хочу пива! Мама посоветовала дать, что б я заткнулась и не мешала. Пока они измывались над моей головой, я судорожно думала, как бы мне получить еще пива. Решение было найдено быстро. Хотите, что бы я была в белом платье? Бутылку пива! В набалдашнике (какая-то фигня, типа шапочки с фатой)? Еще одну!

К половине первого я была готова к замужеству и внутренне, и внешне. Потягивая последнюю бутылочку, полученную за туфли на каблуках и пыхтя сигареткой, я ощущала гармонию с миром, и стойкое нежелание куда-то ехать.

Без двадцати час прибыл жених со товарищи. На всякие заморочки с выкупом не было времени, в ЗАГСе нас ждали к часу, поэтому маменька выпихнула меня из подъезда без особых церемоний. Увидев жениха, я абсолютно непроизвольно икнула и четко произнесла:

- Человек, почки два раза царице!

Жених по случаю жары был без пиджака. В черных брючках, белой рубашке и галстуке-бабочке. Для полноты восприятия не хватало салфетки, перекинутой через локоть. Гарсон, еще пару, блин!

Пребывая в состоянии предсвадебного мандража, на мою фразу он внимания не обратил.

- Мама, я не хочу замуж за официанта! – пожаловалась я.

- Поздно, за все уплочено, - нервно хихикая, мама рассовала нас по машинам, и мы поехали в ЗАГс

Часть 3. День Х, ЗАГС.

Около ЗАГСа нас ожидала нехилая толпа родственников и друзей. Завистливо глядя на народ в джинсах, я вяло принимала поздравления. Родственники, слегка ошалевшие от подженишника и прочих товарищей, скромно тусовались в сторонке. Кьюша изображал свой памятник, держа букет, как бутылку с водкой. Два моих сводных брата по отцу (любителя сходить налево), Ваня и Паша, воздвиглись около меня, как башни, добровольно зачислив себя в телохранители. Я с тоской ожидала банкета.

Наконец нас запустили в зал. Сзади меня незамедлительно устроился Бирюк, мой старинный друг. Под заунывную музыку тетенька из Загса начала прочувственную речь. Родственники полезли за платками.

Бирюк толкнул меня в спину, и поинтересовался, кого мы хороним. Вопрос на фоне музыки был в тему. Потом он спросил, в каком ресторане жених отмечал мальчишник, и почему он не переоделся. Потом пообещал, что лично, со свечкой, проверит его способность к исполнению супружеского долга, ибо переживает за меня. Потом спросил, на фига мне все это надо? Потом пообещал заменять мужа во время его отлучек.

К концу речи я была на грани истерики, и мечтала только об одном – что бы Бирюк, вкупе с тетенькой заткнулись.

Наконец, перешли к опросу молодых. Неимоверным усилием подавив истерический ржач, я рявкнула: «Да!», и под шумок огрела Бирюка свадебным веником. На тот же вопрос жених с таким благоговением произнес : «Согласен!», что меня опять начал душить смех. Потом последовал обмен кольцами и прочая лабуда. Я уже надеялась, что данное заведение мы покинем без приключений. Наивная!

Торжественно выйдя из зала, мы заметили некоторую нервозность ожидавших своей очереди брачующихся. Свадьбы стояли у стеночек, непривычно тихие, с ужасом поглядывая на предбанник, то бишь, холл ЗАГСа, из которого доносились непонятные хлопки, вопли и дикое ржание.

Вырулив в холл, мы тоже замерли. Прибыла вторая (моя!) партия московских гостей. Эти безбашенные товарищи не пожелав даже в жару расставаться со своими косухами, носились по холлу, размахивая шампанским, тряся длинным хаером, исполняя танец маленьких бегемотиков, и интересуясь у всех встречных моим местонахождением.

Увидев меня, они исполнили брачный танец страусов, и самый искренний Робин заорал:

- Какая ж ты красивая! Так бы и трахнул тебя!

Ваня и Паши сурово сдвинули брови.

- Мальчики, спокойно! Это комплимент! – поспешно вмешалась я.

Вывалив из ЗАГСа, мы допили шампанское, и решили пару часиков посидеть в ближайшем кафе, отправив родственников домой, дабы они немного подлечили свои нервы.

Часть 4. День Х, Банкеты.

Увидев в дверях кафе толпу народа, во главе с невестой, официанты радостно потерли ручки, предвкушая нехилый заказ. Мы расселись за длинным столом. По запарке новоиспеченного мужа оттерли к стойке бара, приняв за обслуживающий персонал, но бдительный Кьюша таки вернул его на законное место. К нам подошла официантка, радостно блестя алчными глазками.

Заказ Герасима был четок и лаконичен:

- Три ящика пива, фисташек и бутылку шампанского.

Официантка подумала, что ослышалась. Я же, поняв, что мне придется пить газировку вместо любимого пива, приуныла.

Ящики водрузили на стол, и веселье понеслось. Выдавались разные тосты и пожелания, я меланхолично пила шампанское. Муж порывался откликнуться на призывы «Горько!», но, лишенная любимого напитка, я не реагировала. Герасим, гад, предусмотрительно поставил пиво вне пределов моей досягаемости. Как потом оказалась, мама просила привезти меня домой относительно трезвой.

На стол внезапно влез самый искренний Робин. Немного потоптавшись по бутылкам, он потребовал тишины. В ожидании тоста народ притих.

- Дорогие друзья! – начал Робин – Я очень рад, что вы решили пожениться. Но хочу отметить, что для урегулирования своей половой жизни не стоит впадать в крайности, ведь существуют и другие способы. И самый простой и правильный из них – это онанизм. Онанизм, или мастурбация – величайшее достижение человечества и я готов доказать это прямо сейчас…

От хохота я подавилась шампанским. Конечно же, самый искренний Робин не мог не вставить свои пять копеек в пользу любимого занятия. Мое настроение резко поползло вверх, по ходу развития постулатов Робина. Весь кайф обломали Ваня и Паша. С неотвратимостью счастья они встали, медленно подошли к увлеченному оратору, сложили его вчетверо и понесли к выходу.

- Мальчики, только без драки! – успела я крикнуть.

Робин остался жив. Его аккуратно упаковали в такси, и отправили туда, откуда он приехал.

Выпив пиво, мы расселись по машинам и двинулись к месту основного банкета, то бишь, домой. Посещение памятников было решено считать состоявшимся заочно.

Дома нас ждали. По пути расчувствовавшаяся сестра открыла мне, что водки и пива мне сегодня, как невесте, не видать. Маменька намеревается поить меня домашним вином (чуть покрепче компота). Спас меня верный Бирюк. Прослушав о заговоре, он заныкал бутылку водки и пообещал спрятать ее в пределах моей досягаемости.

Потянулось обычное застолье. Рассказывать все, что там творилось – нет сил. Упомяну некоторые эпизоды.

Бирюк спрятал водку в кустах напротив моей лоджии. Вы никогда не видели, как невеста в белом платье и на каблуках штурмует балкон? Нет? А зря, многое потеряли. На четвертый заход, плюнув на конспирацию, я перетащила бутылку на лоджию. С такими физическими нагрузками я рисковала остаться трезвой.

Где-то через час женское общество решило, что настало время похищения невесты. Демарш был замечен, и за нами бросилась погоня. Впереди, на свою беду, несся жених. Галка, небрежно кинув: «Вы идите, я сейчас», повернулась к нему. Обхватив жениха за талию, она крякнула, и элегантно повесив его на свое плечо, направилась обратно. Слабые попытки освободиться ни к чему не привели. От хохота я плакала, пытаясь понять – кого же похитили.

Еще через час пропал Кьюша. Его долго искали, но так и не нашли. Интересно, что все особы женского пола были на месте, кроме моей бабушки. Заподозрив неладное, я отправилась на поиски бабушки. Ее я застала за странным занятием: кухонным ножом она ковыряли дырки на уровне пояса в цветной пленке, затягивающей стеклянную часть двери в мою комнату. Так и не поняв – зачем, я повернулась, и в ужасе заорала. Первая мысль «Все, пипец, белая горячка!». На меня из коридора шло что-то маленькое, с безглазым белым лицом, почему-то в зеленую крапинку.

- Ты че орешь? – спросило явление голосом Алисы.

- Что это с тобой?

- Меня Герасим мордой в салат окунул, – ответило явление и скрылось в ванной.

Кое-как успокоившись, я вернулась к столу.

Еще через час Кьюша вылез из-под стола, где его никто не искал, и заорал «Горько!».

Часть 5. Первая брачная ночь.

Потом было еще много чего. К 12 ночи гости разошлись. Закрыв за ними дверь, я притащилась в свою комнату, где остались только мама, сестра и муж. С трудом доковыляв до дивана, я сняла осточертевшие туфли и получила первый оргазм в семейной жизни. Второй настиг меня после того, как я сняла набалдашник с фатой.

Посидев еще немного, родственники ушли спать. Мы с мужем стали готовиться к первой брачной ночи. Несмотря на усталость, было принято решение не отходить от законов жанра. Муж приготовился к выполнению супружеского долга, и вдруг замер:

- Что это? – спросил он дрожащим голосом.

Я посмотрела. За дверью колыхалось что-то низенькое и белое. Второй раз испугать меня было трудно. Распахнув дверь, мы увидели бабушку в ночной рубашке, в позе раком, как раз напротив проверченных дырочек в пленке.

- Это наблюдатель, - вздохнула я. Выяснять отношения не представлялось возможным по причине бабушкиной глухоты.

Нейтрализовать блестящие в дырках глаза удалось, накинув на дверь покрывало. В течение нашей семейной жизни дырки на дверях появлялись регулярно, как бы мы их не заклеивали.

Развелись мы быстро. Не прошло и двух лет со дня свадьбы. Но было весело.

P.S. – Разбирая свадебные подарки, я наткнулась на детский садовый наборчик (грабельки, вилы, совочки и т.д.). На крышке было написано: «Набор для макияжа». До сих пор не знаю, кто меня облагодетельствовал.

(с) Red_Witсh