ЦЕРКОВНЫЙ ФОРМАЛИЗМ

«Бывают ли у сильных верующих времена, когда они теряют опору? Как важно в этот момент, чтобы нашёлся человек, способный принять тебя вместе с этой твоей немощью: с кучей вопросов и горой сомнений, с этой старой одеждой, из которой вырос, а новой - ещё не приобрёл. В этот момент так хочется кого-то рядом: того, кто бы молча, без надменности, без слов упрёка и осуждения - просто встал бы рядом. Просто выслушал бы и не отвернулся от зияющей пропасти и черноты в твоей душе. Того, кого не испугали бы твои дерзкие вопросы и сомнения, отчаянный и беспомощный крик твоего сломленного духа...»

© Yulia Grineva

И НЕ НАЙДЯ ЧЕЛОВЕКА, который понял бы и принял твои обоснованные сомнения и претензии, честно и открыто поделился своим горьким опытом разочарований, возможно позже ставших благословениями, ТЫ…

«Ищешь единомышленников, прошедших через подобное. Тех, кого не будет шокировать то, что с тобой происходит. Но это позже. А первое время - ищешь в близких, в друзьях - опору. Когда руку Божью, которая прежде тебя держала и вела, перестаёшь чувствовать - хватаешься за руку человека, который рядом. Это естественно.

Самая первая реакция после того, как от тебя отворачивается церковь, к которой ты тянулся, в которую врос всей душой и особенно, после заявления авторитетного человека, что ты не был рождён свыше - это конечно, просто побег в себя. И тяжёлая самостоятельная борьба. Только спустя время ты способен вновь идти к людям.Я ни в коем случае никого не осуждаю. Человек, даже очень близкий, может искренне не понимать твоей беды. Есть категория "правильных", "здоровых" верующих, которые перестают видеть в тебе человека, а видят лишь воплощение греха отступничества. И как бы боятся заразиться тем же. А есть просто честолюбивые люди. Они понимают, что став на твою позицию, защищая тебя - они потеряют положение в церкви.А есть просто люди. И слава Богу, такие нашлись. Уже значительно позже нашлись точки соприкосновения с мессианской общиной. Нашёлся литературный клуб, где есть диалог. Нашлись люди - воцерковленные и отлученные. Нашлись вот эти группы в фейсбуке, где можно делиться, дискутировать, общаться.

И вот что я скажу: ЦЕРКОВНЫЙ ФОРМАЛИЗМ СТАВИТ РАМКИ. И эти рамки сильно мешают людям, создавая ненужные барьеры между ними. Поэтому я - против церковного формализма.»

© Yulia Grineva

Добавлю от себя, Я ОСУЖДАЮ, ПРЯМО и ОТКРЫТО, не как «духовный», а просто как порядочный честный человек.

Я человек церкви, и всегда им буду. Но именно это меня окончательно сломало в славянских церквях, где я вырос сам, и вырастил своих пятерых детей – бездушное, холодное, нечеловечное - отношение к проблемам людей, и МАНИПУЛЯЦИЯ ВОЗРОЖДЕНИЕМ.Мало того что воюют со всеми вокруг как «лютые враги». Мало того что я должен «ходить по струнке», соблюдая все «предписания», чтобы не дай Бог не нашли «компромат», и «удостоили» безвозмездно послужить людям для блага церкви. А компроматом тогда было даже если дочь сережки оденет - значит отец «в вере не удержал», а потому - «нечист».

Но сломался я не из-за себя или семьи, ДВР знает что такое «смирение», и этому же учил детей - знать свое место.Людей с вопросами, проблемами, на моих глазах, жестко ломали через колено, и выкидывали как «грязный мусор» за «борт святой церкви», забывая как о несуществующих. Дошло до того, что об отлучениях стали объявлять перед заключительной молитвой, чтобы не задавали лишних вопросов. Церковь из 800 членов и не задавала, кто же не будет доверять служителям, которые все знают потому что водимы «помазанием», верно? С них Бог и спросит, а нам что?

Как-то сделал замер - «такой-то отлучен за то-то. У кого есть приветы? Благодарим, просим передавать взаимно. Помолимся дорогие братья и сестры. С миром Божьим возлюбленные в Господе». Ровно 10 секунд, и нет человека, как будто его среди нас никогда и не было. На месте этого несчастного может оказаться каждый... и пройти через этот верх «отпетого лицемерия». Какие извините «возлюбленные», мерзко Бога «макать» в такое наглое «вранье о любви»...

«Всеобщий пофигизм» к преступному отношению служителей к душам проблемных людей привел к тому, что как христианин и порядочный человек, я больше не мог ассоциировать себя с когда-то дорогими моему сердцу людьми. Знаю что не прав, но служитель с кем вроде служил и как мог пытался помочь в церкви, стал видится мне «отпетым мерзавцем». И его «братский совет» с подпевалами, и «серая толпа рядовых», кто не задавал вопросы служителям о выкинутых за борт душах. Не смог, сломался, расстался, и не жалею. Я - не один из них.

Потому такие истории как Юлина, до сих пор цепляют мне душу до самой глубины. Для таких людей и хочу послужить, чтобы быв преданными нашей бездушной системой, они чувствовали себя достойными людьми среди себе равных - по человечески, по божьему, по христиански...

© Andrey MJ

Первоисточник