Глава из романа (часть вторая)

Глядя, как покойная бабушка растирает свои ноги, Женя вдруг вспомнила тот удивительный и странный день из детства. Воспоминания о нем уже давно выцвели, заросли догадками и предположениями, но в том, что этот день действительно был, Женя никогда не сомневалась.
В памяти всплыла знакомая квартира, а в ней пахнувшая едой, родная, любимая бабушка и ее громкие крики и рыдания. Горячие слезы капали на Женины щеки, стекали по шее так, что нестерпимо хотелось чесаться. Но руки были зажаты в крепких бабушкиных объятиях, и вырваться было невозможно. Тем более, Женя так устала. Бабушка, все еще вдавливая худенькую внучку в свое большое тело, дотянулась до красного телефона, что стоял на тумбочке. Она накручивала цифру за цифрой, но пальцы ее дергались, то и дело выскакивая из барабана. Бабушка на каждую ошибку начинала голосить еще сильнее. И к моменту, когда номер наконец был набран, Женя уже вся покрылась красными пятнами от едких соленых слез и сама начала похныкивать.
“Пришла! Сама!! Нашлась! У меня… Она сама.. Женечка! Нашлась!!” - сквозь раскатистые бабушкины рыдания слова прорывались, словно вспышки молнии. Тут и Жене стало страшно от мощи этих эмоций, и она тоже завыла во весь свой тоненький голос. Так и стояли они, мокрые, ревущие, напуганные, но все же отчаянно радостные.
Спустя несколько минут прибежала мама. Женя ждала ее прихода со страхом, боялась, что влетит за то, что так долго гуляла. И когда дверь открылась, даже дернулась спрятаться за бабушку. Но тут увидела мамино серое, некрасивое и какое-то чужое лицо, и замерла. Мама молча подошла к ней, рухнула на колени, обхватила всю руками и тихо заплакала.
“Мам, ну ты чего? Мам.. Мамочка, не плачь, я подружилась с одним дедушкой, и мы в гостях у него были. Мы чай там пили с липким вареньем, и хлеб в воде размачивали.. Он говорил, его так больше получается. А еще у него кошки три живут, ласковые! Мам, ну чего ты плачешь?”
Но мама ничего не отвечала, она все так же тихо вздрагивала и слезы ручьем лились из ее пустых светлых глаз. Бабушка же снова схватила телефон, он зацепился проводом за тумбочку и с силой грохнулся на пол. Пожилая женщина, все еще причитая, грузно села рядом с ним и стала опять куда-то звонить.
Дальше уже все не точно. Почему-то Жене кажется, что она видела свою большую фотографию прямо в черно-белой бабушкиной газете. Она там стояла красивая, с цветком в распущенных волосах, коротком платье и с печальным плюшевым медведем, зажатым в детских ручонках. Но ни саму эту фотографию, ни медвежонка Женя никогда после не видела, поэтому и не была уверена в достоверности этого воспоминания.
Еще как будто бы она разговаривала с какими-то мужчинами, которые были одеты совсем одинаково. Она что-то долго рассказывала им, а они слушали и сразу писали. И Женя хорошо помнит, как удивилo ее это мастерство, и она тут же спросила у бабушки, научат ли в школе так же слушать и сразу писать. Все засмеялись и стали ее хвалить. А мама все это время не отходила ни на шаг, держала за руку и гладила волосы.
Потом были разные вкусности к чаю, и Женя опять удивленно подумала, да что за день такой необычный? Дают столько сладкого за раз! И были люди, ее смотрели и даже слушали, будто они играли в больницу. И были подарки, от кого она так и не поняла. Но когда по привычке залезла на подоконник, чтобы посмотреть, цела ли их кормушка для птиц, вдруг увидела внизу еще людей. Их было много, они стояли и все как один смотрели в их окно, прямо на нее. Женю помахала им, но тут подбежала мама, сняла с подоконника, опять расплакалась и увела ее спать.
День этот Жене так понравился, что сейчас, сидя на психотерапевтической расстановке, ей нестерпимо захотелось снова стать маленькой и побывать в нем еще раз. Но теперь уже внимательнее наблюдать, больше запоминать, чтобы много лет спустя все-таки понять, мог ли тот далекий день из детства повлиять на ее дальнейшую жизнь? Или это просто было совпадением?