Blue Sunset

by kjeld sol
Blue Sunset

«Миллионы километров разделяют многих от родного мира; та голубая малозаметная точка — Земля. Девять месяцев полёта туда-обратно в покрытом свинцовым слоем оболочки корабле, путь опасный для многих форм жизни...

Противники в виде террористической коалиции Free Space Coalition требуют срочную деколонизацию Красной планеты под различными предлогами: от нерациональных трат на инфраструктуру до уничтожения местной жизни.

А когда-то фантасты изображали по-разному марсиан, но всё оказалось проще, что ли… Если они и есть, они ничтожные микробы.

Главная цель, установленная актами ООН, — превращение Марса во второй дом для человечества. Различные общественные деятели, политики и учёные по этому поводу имеют, как ни странно, различные мнения. Наиболее приемлемый вариант тот же, что со времён Старой космической эры — терраформирование.

В настоящее время известно, что для терраформирования Марса есть две серьёзные проблемы:

Во-первых, отсутствие магнитного поля то ли из-за малой массы и размера, то ли из-за катастрофы, случившийся миллиарды лет тому назад, отголоском того является шрам в виде долины Маринера. Но крупнейший (и ненамного меньше, хоть и в разы легче) в Солнечной системе спутник — в лице Ганимеда — может указывать, что магнитное поле могло быть у Марса. Учёные, работающие здесь, считают, что в долине Маринера могут скрываться ответы на решение этой проблемы…

Во-вторых, количество углекислого газа недостаточно, чтобы повысить давление атмосферы до поддержания воды в жидком виде...» 

Д. Хог, статья №2134, Martial Science Magazine, 2108 г.

Так, в очередную весеннюю вахту в автономной лаборатории близ юго-запада кратера Скиапарелли произошла чрезвычайная ситуация: научный робот, рассчитанный на сбор и предварительный анализ почв, повредил плату из-за перепада температуры, что привело к его поломке, как позже выяснилось, чья ремонтопригодность равна нулю.

Профессор Окудава Кэн — главный научный специалист в этой смене — в качестве замены использует робота для добычи льда, также вместе с остальными членами лаборатории — инженером Жаном Лапланом и стажёром Рэем Зевински — до ответа из плато Меридиана поочерёдно совершают вылазки.

Рассматривая состояние робота, Жан начал ремонт тех устройств и датчиков, которые из-за неразумного использования были повреждены.

— Профессор, — обратился Жан, корректируя через терминал еле приспособленные для сбора и анализа грунта компоненты «ледокола». — Каков ответ из Марс-Сити?

Профессор, закончив отчёт исследований, лишь развёл руками:

— Замена на другую, ввиду нынешних обстоятельств, невозможна.

— Из-за взрыва транспортного челнока в точке Лагранжа? — поинтересовался Жан.

— Ага, были с топливным отсеком проблемы — вот и результат в виде взрыва и огромных финансовых потерь. Теперь оборудования у нашего работодателя дефицит. 

Жану тогда пришла мысль, связанная с возвращением обратно в Марс-Сити. Нет, конечно, в этой автономной лаборатории его всё устраивало, но поломка научного аппарата, произошедшая всего четыре сол тому назад, сводит исследования к нулю. А ездить туда-обратно лишь для добычи различных почв у хребта кратера — бессмысленная трата энергии транспорта и такое же бессмысленное заражение инсоляцией, что даже антирадиационные препараты будут мало эффективны, ведь по предельным (а меньше — ещё лучше!) нормативам нахождение в скафандре на поверхности составляет для сотрудников — 2-3 часа в течение 6.5 сол.

— Профессор Окудава, нам стоит вернуться в Марс-Сити. Смысла в данный момент заниматься исследованиями нет.

— Да, с утра то же самое решил, только хотел сообщить… Но есть одна неприятность сейчас. Подойди к дисплею, Жан.

Компьютер выдавал ошибку, означавшая, что другой участник находится вне доступа. Профессор занервничал...

— Что?! Профессор, я выйду наружу, чтобы найти Рэя. Отправьте в скафандр его последние координаты.

Насколько бы уверенно не звучал Жан в данный момент, он был даже больше обеспокоен молчанием Рэя, чем профессор. Жан завёл планетоход и отправился к северо-западу.

— Рэй, приём! Вызывает лаборатория!

Мёртвая тишина: вокруг среди лишь камни да песчаные дюны ржавого цвета, на горизонте виднеются холмы, в одном из которых был виден неглубокий кратер, причём довольно свежий, а в самом высоком — обнажение пород играет различными цветами от привычного красного (то ли ржавчины, то ли крови) до неожиданного зелёного. Этот мир абсолютно чужд и неприветлив, хотя одновременно близок и приветлив. Воистину замечательное место, чтобы умереть для чудака, грезящим космосом во сне и наяву!..

  В двадцати метрах от него пронёсся марсианский пылевой дьявол, хотя опасности ни для чего не представляет, но истории про смертоносные бури из поп-культуры — выдумки малограмотных фантастов, не более! А ведутся на «опасных» дьяволов лишь дураки! Нельзя отрицать, что планетарная пылевая буря летом-осенью может неплохо подпортить планы…

— Рэй, вызывает база! Приём! — тщетно.

«Да что такое? Почему он не отвечает?.. У меня есть пару идей по этому поводу, но они малоприятны, всё же надеюсь на наименее худший исход из возможных. Однако радует, что он лишь час находится на поверхности, из-за чего по поводу его здоровья не стоит беспокоиться…» — размышлял Жан. — «До координат осталось мало, узнаем».

Он остановился, когда навигатор объявил о прибытии к месту назначения. Никаких сигналов — запустилась программа по поиску транспорта, программа сканирования и — в качестве дополнительной — по обработке звука поверхности. Программы дали результат — вблизи естественной пещеры, немного севернее невзрачного, усыпанного камнями, холма обнаружился планетоход, на котором отправился Рэй час назад для поиска требуемого грунта. 

Синхронизировав скафандр с компьютером планетохода, причина отсутствия связи была обнаружена: ошибка в одном пакете нарушило работоспособность операционной системы, вследствие чего попытка связаться со скафандром Рэя не представлялось возможным. К сожалению, в данный момент установка более мощных модулей связи в скафандры — дорого, ввиду того, что количество связи спутников на орбите в сравнении с Землёй ничтожно мало. Проект по обеспечению необходимой инфраструктурой Марса начнётся лишь после запуска мини-зонда к системе Альфа Центавра (хотя многими и считается, что это проект русских), т.е. будет необходима модернизация аппаратной части скафандров, разработка программ — только к середине 2110-х г. завершится. Но всё возможно: и раньше, и позже.

Запустив с помощью сеанса суперпользователя режим восстановления пакетов программного обеспечения, Жан связался с «пропавшим».

— Сколько оповещений от профа… Я всего лишь час…

— Забей, не сопьётся же, — махнул рукой Жан. — Он ведь матёрый тип.

— Ну у тебя и лексикон, Жан... — нудно ответил Рэй. — Я тут!

— Смотри, кстати, — показал необычайно ярко-красный гематит. — Красивый минерал?

— Красивый, — отобрал у него гематит. — Рэй, но я по другому поводу. Мы возвращаемся в Марс-Сити.

— Понятно… там тогда и сходим в какой-нибудь…

— Конечно, надо от работы развеяться...

Профессор время зря не терял: уже всё было собрано и автопилот до конечной точки настроен.

— Жан, Рэй — в путь! 

До Марс-Сити три-три с половиной часа поездки. Профессор сразу отрубился. Жан слушал музыку, а Рэй… как обычно, смотрел в вечернее небо через окно.

Этот голубой закат, — сказал про себя Рэй. — в него невозможно не влюбиться, лишь он напоминает о родном доме…

November 11, 2018
by kjeld sol
фантастика
рассказы
Научная фантастика