Террор как привычка. Как ирландские экстремисты стали неформальной полицией

by Back in Future...
Террор как привычка. Как ирландские экстремисты стали неформальной полицией

Бывшие террористы насилием «поддерживают порядок» в Северной Ирландии. Удивительно, но часть населения это одобряет

Граффити группировки «Ольстерские добровольческие силы». Фото: Dylan Martinez / Reuters

Северная Ирландия переживала один из наиболее продолжительных вооруженных конфликтов в послевоенной Европе. В период Смуты (The Troubles) там были убиты тысячи людей, десятки тысяч ранены. Произошло более 30 тысяч вооруженных нападений, более 16 тысяч терактов. С обеих сторон за этим стояли хорошо организованные радикальные группировки – лоялисты (сторонники британской власти) и республиканцы (националисты).

Формально конфликт был урегулирован в конце 1990-х годов. Однако военизированные группировки никуда не исчезли. Согласно отчетуполиции и спецслужб, опубликованному несколько лет назад, участники Смуты – Ольстерские добровольческие силы, Временная Ирландская республиканская армия и другие – действуют в регионе до сих пор. Они пополняют свои ряды и сохраняют определенное влияние в местных общинах.

Сейчас они заявляют, что «следят там за порядком» – например, борются с торговлей наркотиками. Однако их методы во многом остались прежними – человека, которого заподозрили в том или ином нарушении, могут избить или прострелить ему ноги. Ему могут запретить появляться на улицах – или даже «приговорить» к изгнанию, предупредив, что отказ грозит смертью.

В последние годы это явление стало более распространенным. Недавнее исследование подтвердило, что с этим сталкиваются жители как католических, так и протестантских общин. Иногда группировки даже приказывают подозреваемому прибыть для «наказания» в назначенное место, зная, что он побоится жаловаться в полицию.

Однако их власть опирается не только на страх. Часть населения признает за группировками определенную легитимность. Некоторые даже одобряют их деятельность, считая, что они борются с преступностью эффективнее, чем полиция.

Практика

Подменять власть ⁠радикалы ⁠пытались еще в период Смуты. «Они объявляли себя защитниками своих ⁠общин, – отмечали авторы исследования ⁠о военизированных группировках в Северной Ирландии. – В некоторых местах выступали в роли ⁠неофициальной полиции, сохраняя за собой ⁠право наказывать преступников – торговцев наркотиками, а также тех, кого ⁠считали антисоциальными элементами».

На фоне терактов это могло отступать на второй план. Но теперь воспринимается как все более серьезная проблема. По даннымполиции, с 2013 года число таких «наказаний» – избиений и вооруженных нападений – выросло на 60%. В 2017 году было зафиксировано около сотни таких инцидентов – и это только то, о чем известно властям.

Целями часто становятся подозреваемые в продаже наркотиков. Сначала их предупреждают, затем могут избить или прострелить ноги (один из них рассказал, что его похитили и подвергли пыткам). Иногда от человека, причастного к криминалу, могут потребовать, чтобы он покинул Северную Ирландию. Недавно такой ультиматум получил житель Бангора, отбывший наказание за изнасилование – боевики-лоялисты заявили, что не хотят видеть его на территории региона, считая угрозой для женщин. По словам источника, знакомого с ситуацией, они установили за ним слежку, пригрозив смертью, если он откажется уехать.

Однако нередко причастность к криминалу тех, на кого охотятся радикалы, спорна. Боксера Эндрю Аллена в начале 2010-х годов застрелили через окно его дома. Радикалы из числа националистов обвиняли его в торговле наркотиками, хотя семья утверждала, что ему отомстили за драку с одним из боевиков. В других случаях поводом для нападений может стать мелкое правонарушение, употребление алкоголя, шумное поведение и так далее.

Одного из жителей Дерри обвинили в продаже наркотиков, хотя, по его словам, поводом стало его участие в демонстрациях против активности радикалов. Он также рассказывал, что знал подростка, ставшего жертвой Новой Ирландской республиканской армии: «Может быть, он курил траву или делал что-то подобное. Они назвали это антисоциальным поведением и сломали ему обе ноги».

Реакция

Местные жители относятся к происходящему по-разному. Многие сталкивались с этим лично или слышали такие истории от знакомых. Некоторые считают, что группировки везде распространили своих агентов (по примерным оценкам, в них состоят тысячи людей) и пристально следят за происходящим в местных общинах. «Вы можете прийти к кому-то домой, и вполне вероятно, что за вами будут наблюдать, – говорит один из участников недавнего исследования. – Вы просто не чувствуете себя в безопасности».

Но радикалы пользуются и определенной поддержкой. В ходе опроса, проведенного в начале 2000-х годов, насилие со стороны военизированных группировок поддержали – в той или иной степени – до четверти респондентов, как среди католиков, так и среди протестантов. Социологи тогда отмечали, что насилие в Северной Ирландии многие привыкли воспринимать как допустимое средство для достижения политических целей, а политические организации нередко связаны с экстремистами.

Сторонники группировок считают, что их присутствие сдерживает преступность, а вовлеченность в местные дела помогает им находить правонарушителей. «Если вам кто-то разбил окно и вы позвоните в полицию, то там скажут, что ничего не знают, – говорит участница недавнего исследования. – Но те, кто связан с общиной, скорее выяснят, кто это сделал, и смогут его наказать». Их одобряют даже некоторые из пострадавших – например, мелкий торговец наркотиками, который бросил нелегальный бизнес, после того как радикалы похитили его и избили (он заявил, что «усвоил урок»).

Но нередко вмешательство группировок вызывает обратный эффект – по неофициальным оценкам, среди тех, кого радикалы преследуют за употребление наркотиков, зависимость от них может усиливаться. Полиция утверждает, что среди правонарушителей, «наказанных» неформальными группировками, выше доля рецидивистов, чем среди тех, кто был арестован и осужден официально. При этом сами группировки, по данным различных источников, включая отчетбританских властей, связаны с нелегальным бизнесом – наркотиками, вымогательством и контрабандой. Некоторые считают, что роль «защитников» для радикалов – прикрытие в борьбе за контроль над криминальным рынком.

Что еще почитать

Почему мафия до сих пор контролирует продовольственную сферу в Италии?

Republic

November 16, 2018
Today