Артур Лупиа - Не в курсе

Основные идеи

  • Пытаясь противостоять напору избыточной информации, многие американцы стали удручающе невежественны во всем, что касается политики, законодательства и деятельности правительства.
  • Даже специалисты лишь отчасти ориентируются в тех правилах, которые определяют жизнь страны.
  • Одни граждане осознают, что знают очень мало; другие же убеждены, что отлично разбираются в вопросах политики и законодательства.
  • Вынося суждение о фактах, мы пропускаем их через призму своих убеждений.
  • Люди на биологическом уровне не способны воспринимать новые сведения, если они противоречат сформировавшимся у них взглядам.
  • “Наставники граждан” – преподаватели, ученые, религиозные лидеры, лоббисты, журналисты и активисты – могут помочь остальным разобраться в политических событиях.
  • Оперативная память мозга позволяет одновременно сосредоточить внимание всего на двух-трех вещах.
  • Чтобы донести до аудитории информацию, связанную с острыми, противоречивыми вопросами, необходимо сначала завоевать ее доверие.
  • Даже признанные ораторы теряют доверие слушателей, когда начинают рассуждать о том, что выходит за пределы их профессиональной области знаний.
  • Восприятие информации зависит от ценностей человека и от того, готов ли он слушать.

Краткое содержание

Лавина политической информации

Американская политическая система порождает настоящую лавину информации в виде законов, правил, инструкций и других документов, которые общество должно обсуждать. Однако большинство людей все это игнорируют. В среднем за год Конгресс выдвигает 4000 законопроектов, из которых 200 затем становятся законами. Органы законодательной власти в каждом штате и муниципальные власти продуцируют законопроекты и законы в том же темпе. Кроме того, государственные ведомства постоянно разрабатывают и утверждают различные правила и нормативы.

“Поиск некоего идеального короткого перечня фактов затруднен тем, что в мире, где мы живем, факты и ценности довольно трудно разграничить”.

Если вам кажется, что это еще не предел, вспомните, какую массу документации, относящейся к потенциальным прецедентам, производят суды. Только по гражданским искам федеральные суды США открывают более 200 тысяч судебных дел ежегодно. Даже профессиональные политики в состоянии освоить лишь малую толику тех правил, которые регламентируют жизнь граждан США. В этом мире, где все сплошь подчинено правилам, встречаются граждане двух типов: одни понимают, что знают очень мало, другие же, обманывая себя, верят, будто отлично во всем разбираются.

Биологические преграды

Из-за информационной перегрузки многие граждане отказываются воспринимать новые сведения. При этом в дело вступает еще и биологический фактор, мешающий человеку усваивать новое. В большинстве случаев люди не способны воспринимать новую информацию, если она противоречит их устоявшимся убеждениям. Согласно опросам, жители США демонстрируют прискорбное невежество в том, что касается элементарных знаний в области политики, законотворчества и государства. Режиссер Майкл Мур называет США “обществом невежд и безграмотных”. Колумнист Эл-Зи Грандерсон предлагает обязать избирателей проходить тест на наличие базовых знаний и лишь на основании его результатов допускать их к участию в голосовании. Жалобы на прогрессирующую ограниченность раздаются со стороны разных политических лагерей и из разных сегментов общества.

“Даже в тех вопросах, в которых мы считаем себя специалистами, большинству из нас известна лишь малая часть всех имеющихся знаний”.

Помочь людям разобраться в политической информации стремятся “наставники граждан” – учителя, ученые, религиозные лидеры, лоббисты, журналисты и специалисты по проведению политических кампаний. Они склоняют избирателей к принятию тех или иных решений, предоставляя им нужные сведения либо разъясняя, каким образом их выбор соотносится с различными партийными или религиозными убеждениями.

Информация, знания, компетентность

Чтобы понять, каким образом можно преодолеть поголовное невежество широкой публики, “наставники граждан” должны разобраться в таких понятиях, как “информация”, “знание” и “компетентность”. Информация – это основа просвещения. Ее составляют факты – данные или идеи, которые учитель может передать ученику. Чтобы тот или иной материал можно было считать информацией, он вовсе не обязательно должен соответствовать требованиям фактической точности. Так, утверждение: “Я считаю, что синий цвет лучше других” – является информацией. Информацией могут быть ложные данные и некорректные умозаключения.

“Для каждого человека в каждый момент его сознательной жизни внимание – невероятно дефицитный ресурс”.

Информация формирует знание. Люди накапливают знания, используя память и стараясь понять, каким образом различные факты и понятия соотносятся друг с другом. Для принятия решений по гражданским вопросам важны два вида памяти. “Декларативная память” позволяет запоминать фактическую информацию, например имена друзей и ответы на простые вопросы. “Недекларативная память” устроена гораздо сложнее и связана с запоминанием всего, что связано с навыками, процессами и эмоциями; она формируется в результате многократного повторения. Смысл понятия “компетентность” состоит в применении знаний для решения конкретных задач. Например, суд присяжных можно считать компетентным, если он выносит обвинительный приговор виновному и оправдывает невиновного.

Как оценивается информация

Чтобы преодолеть невежество граждан, обычно рекомендуется дать им больше информации, как будто запоминание фактов и цифр автоматически повысит осведомленность электората и чудесным образом превратит мир в рай, населенный просвещенными избирателями, присяжными и законодателями. Проблема в том, что на саму информацию влияют политические предубеждения. Составители большинства списков исторических фактов и имен уверены, будто, усвоив собранные ими сведения, человек тут же превратится в осведомленного гражданина. Однако таких списков тысячи, и каждый из них отражает убеждения автора.

“В процессе своего развития человеческий мозг научился направлять внимание на определенный набор стимулов, поступающих из окружающего мира, и отсекать все остальное”.

С первого взгляда информация может казаться нейтральной, однако редко кому удается анализировать факты и цифры непредвзято. Так, в споре о допустимости абортов их противники приводят сведения об эмбрионе, а их сторонники больше говорят о здоровье матери. Два человека по-разному оценивают одну и ту же информацию. Это значит, что разные люди могут оценить одинаковые наборы фактов прямо противоположным образом. По словам Джеймса Мэдисона, одного из авторов Конституции США, “пока человеческий разум небезупречен и человек волен его использовать, по каждому вопросу будут складываться разные мнения”.

“За возможность просочиться сквозь немногие узкие каналы внимания человека постоянно соперничает множество вещей”.

Сталкиваясь с огромным потоком информации, избиратели и законодатели при принятии решений используют “наводки”. Самый простой пример – партийная принадлежность. Даже не имея достаточных сведений о кандидате или о вопросе, который вынесен на референдум, люди голосуют в соответствии со своей партийной принадлежностью. Точно так же и у законодателей просто нет времени, чтобы прочитать каждый законопроект, по которому требуется проголосовать. Они опираются на подсказки от своей партии или аналитические обзоры от групп поддержки, которые согласуются с их собственными взглядами.

Дилемма наставника

“Наставники граждан” призваны обогатить знания избирателей и законодателей, что должно в конце концов повысить компетентность общества. Многие просветители надеются на то, что их деятельность подтолкнет публику к изменению сложившихся представлений. Однако в жизни любой наставник сталкивается с одной и той же проблемой: возможности человеческого внимания в высшей степени ограниченны. В процессе обучения у людей формируются в памяти новые структуры, что требует от них постоянного внимания.

“Поскольку оперативная память человека весьма ограниченна по объему, при обучении нам приходится игнорировать почти всю получаемую информацию”.

Необходимо, чтобы наставники поняли: они не просто передают информацию. Они формируют у слушателей ассоциации, то есть, вызывают в мозгу серию электрохимических импульсов. Если такой биологической активности нет, то убеждения не изменятся. Так, чтобы слово “фургон” связалось у аудитории, предположим, с цветом “красный”, необходимо провести определенную работу. Оперативная память мозга позволяет людям одномоментно обращать внимание лишь на две-три вещи. Представьте, будто оперативная память – это автостоянка всего с семью местами. В идеале информация, которую преподаватель считает важной, должна занять все семь мест. Но на “парковке” слушателя совсем не обязательно все места открыты для образовательного материала. Некоторые могут, например, быть заняты цветом рубашки преподавателя, или табличкой над дверью в аудитории, или гудением кондиционера.

“Если преподаватель хочет завладеть вниманием аудитории, ему следует подать материал таким образом, чтобы непосредственно обратиться к надеждам и опасениям своих слушателей”.

Мозг слушателя рождает ассоциации на основе того, что говорит преподаватель, но в то же время блуждает где-то еще, и эти странствия также требуют внимания. Слушатели в состоянии уследить лишь за малой толикой того, что преподаватель или докладчик успевает сказать за время занятия или презентации. Это никак не зависит ни от профессионализма преподавателя, ни от желания слушателя учиться. Человек способен за один раз усвоить очень ограниченный объем информации. Еще один фактор – уровень знаний слушателя по данной теме. Опытный шахматист, едва посмотрев на доску, видит следующие три хода. Новичок, глядя на ту же доску, пытается вспомнить, как ходят конем.

Передача научной информации: язык, эмоции, внимание

Особенно трудно передавать научную информацию аудитории, состоящей из неспециалистов. Ученые говорят о проблемах, которыми занимаются, узкоспециальным языком. Когда неспециалист слушает рассуждения ученого о какой-то проблеме, он не в состоянии понять всю многогранность связей и взаимоотношений, о которых идет речь. Даже если слушатель – прилежный ученик, его оперативная память просто не в силах вместить все новые сведения, которые сообщает ученый. Получается, что предмет разговора не имеет отношения к реальности.

“Слушатели легче запомнят ту информацию, которая волнует их больше всего”.

Когда речь заходит об изменении климата, возникает еще одна трудность: людям трудно связать свои сегодняшние действия с результатами в будущем. Можно сказать им, что если они уже сегодня станут больше платить за энергию или меньше ее расходовать, это поможет замедлить процесс глобального потепления на неопределенное время. Однако никто точно не знает, как именно мы повлияем на будущее, сберегая энергию сегодня, поэтому даже тем, кто хотел бы противостоять глобальному потеплению, может просто не хватать стимулов к действию. Те же, кто считает, что реальной угрозы глобальное потепление не несет, отсекают фактическую информацию о нем, потому что она не соответствует их убеждениям. “Мотивированное обоснование” – стратегия, с помощью которой “наставники граждан” могут сформулировать свой призыв. Сосредоточившись на научных данных или теории климата, вы не заставите слушателей действовать. Выступающий должен обращаться к эмоциям. Угроза затопления домов и школ, где учатся их дети, беспокоит людей гораздо больше, чем таяние далеких полярных льдов.

“Мы всегда предпочитаем быстрые и простые объяснения более точным и подробным”.

Необходимо учитывать, что люди часто притворяются, будто слушают. Они кивают, вежливо поддакивают, чтобы продемонстрировать согласие с говорящим. Однако порой это делается лишь для того, чтобы избежать дальнейшего общения. Выступающий может неверно истолковать реакцию аудитории, решив, что она сосредоточенно усваивает информацию. Особенно часто это бывает, когда ученику по каким-то причинам выгодно продемонстрировать учителю свое внимание. Так, многие студенты полагают, что, устремив на преподавателя полный внимания взгляд, они имеют больше шансов на высокие оценки и хорошие рекомендации. В компании статус признанного эксперта заставляет сотрудников вести себя так, будто они с жадностью глотают каждое слово коллеги. Не забывайте о подобной имитации внимания.

Формирование доверия

Задача передать аудитории новую информацию еще более усложняется, если обсуждаемая тема затрагивает политические интересы. В такой ситуации слушатели подвергают каждый тезис тщательному анализу, особенно если они не чувствуют доверия к выступающему. Когда речь заходит об изменении климата, говорящий должен убедить аудиторию в своей искренности. Показательна в этой связи телепрограмма Earth: The Operator’s Manual (“Земля: руководство оператора”), в которой опасность климатических изменений обосновывалась с помощью научных фактов и запоминающихся изображений.

“Декларативная и недекларативная память в совокупности составляют знания, на которые опирается человек, рассуждающий о политике”.

Важно, что в передаче было выделено время на рассказ о себе ее ведущего, геолога Ричарда Элли. В самом начале Элли сказал, что он верующий, республиканец, преподаватель вуза и что когда-то работал в нефтяной компании. Тех зрителей, которые уже были расположены к тому, чтобы верить Элли, эти сведения вряд ли как-то интересовали. Его биографический этюд был адресован прежде всего “климатическим скептикам”. Элли хотел найти общий язык с теми, кто был склонен подвергнуть его выводы сомнениям. Он стремился развенчать миф о том, что климатологи тяготеют к либеральным взглядам и предвзято относятся к фактам.

Краткость и уместность

Консервативный автор Фрэнк Лунц, составляющий речи для республиканцев, умеет завоевать доверие слушателей и читателей. Именно он придумал прозвище “консилиумы смерти”, чтобы дискредитировать группы экспертов, которые в рамках программы Obamacare должны были определять, какие медицинские процедуры будут покрываться страховкой. В своей книге “Когда слова работают” Лунц рекомендует использовать короткие слова и предложения, а также отмечает: главное не то, что вы говорите, а то, что слышат люди.

“В политизированной среде слова и образы анализируются, интерпретируются и критикуются таким образом, какой вряд ли возможен при других обстоятельствах”.

Даже пользующиеся доверием публики ораторы могут его утратить, выйдя слишком далеко за пределы своей области. Например, священнику не стоит читать проповеди об изменении климата. Подними он эту тему, прихожане задумаются, что вообще может знать священнослужитель о климатологии. Он может поступить иначе: сначала поговорить о необходимости общества и человека жертвовать, а в конце добавить несколько слов о том, чем можно поступиться ради сохранения окружающей среды. Это пример быстрого построения ассоциации.

Чтобы вас услышали

Преподаватели должны осознать, что внимание – крайне дефицитный ресурс. Чтобы максимально активизировать внимание слушателей, подавайте информацию так, чтобы она стала для них актуальной. Биологические законы заставляют людей игнорировать большинство поступающих сигналов. Новые знания они воспринимают только тогда, когда у них есть сильная мотивация. Очень важно, чтобы ученые, объясняя техническую информацию неспециалистам, обращали внимание на язык и стиль своего выступления.

“Поскольку между политическими противниками часто возникают серьезные конфликты ценностей, тем, кто желает способствовать росту уровня осведомленности и компетентности в политизированной среде, совершенно необходимо уметь создавать надежную репутацию для источника информации”.

Ваши слушатели могут не отдавать себе отчета в том, что они отсеивают какую-то информацию. Люди вообще далеко не всегда понимают, что их ценности и убеждения влияют на то, как они воспринимают и перерабатывают поступающие сведения. Возможно, они даже не смогут объяснить, какими ценностями руководствуются, оценивая ваши сообщения. Часто из-за разных систем ценностей оппоненты по-разному судят об одних и тех же сведениях. Когда официальное лицо принимает политическое решение, противоречащее чьим-то ценностям, эти люди могут обвинить чиновника в невежестве. То, каким образом слушатели воспримут вашу речь, во многом зависит от их ценностных предпосылок. Те же предпосылки часто заставляют людей отбрасывать одни факты и придавать особое значение другим. Если человек чувствует, что информация противоречит его нравственным принципам, он оставит ее без внимания.

Об авторе

Артур Лупиа – преподаватель политологии в Мичиганском университете, председатель Национального научно-исследовательского совета по коммуникациям и практическому применению социальных наук. Является автором многих публикаций в данной области, в частности, одним из авторов книги “Дилемма демократии”.