April 30, 2019

Теун Марез - Возвращение воинов

Эта книга о Пути Толтеков - не подражание Кастанеде и не попытка по-своему осмыслить его опыт. Она не вторична. Теун Марез - Нагваль из Южной Африки, представляет совершенно другую линию нагвалей, отличную от линии дона Хуана и Карлоса Кастанеды.
В первой книге Мареза представлены четыре мощные практические техники, а именно: работа с эмоциями и намерением, перепросмотр, сталкинг н не-делание.
В следующих двух книгах - практики, о которых никогда не упоминал ни Карлос Кастанеда, ни его спутники. Далее следует серия из семи книг - каждая из них будет связана с тремя из двадцати одного аспекта осознания, на которые Кастанеда лишь намекает, когда упоминает о двадцати одном абстрактном ядре.
Будет объяснено и Правило для Трехзубчатого Нагваля.
Издательство "София" надеется пригласить Нагваля Мареза в нашу страну для лекций и обучения. Предварительное согласие было получено.

ISSBN 966-7319-05-9 (c) Теун Марез, 1995 (c) "София", 1997

Т. Марез - "Софии"

Я не знаю, что именно вы хотели бы узнать о моих будущих книгах. Вторая книга, "КРИК ОРЛА", сейчас готовится к печати и должна выйти в июле этого года. Ее содержание соответствует описанию, приведенному в конце "ВОЗВРАЩЕНИЯ ВОИНОВ". Я начал писать третью книгу под названием "ТУМАНЫ ЗНАНИЯ ДРАКОНОВ" (?), "MISTS OF DRAGON LORE", и надеюсь, что эта книга будет опубликована в начале 1998 года. И вторая, и третья книга рассказывают о положениях, о которых никогда не упоминали ни Карлос Кастанеда, ни его спутники. На самом деле, третья книга существенно отходит от всех учений Толтеков, которые известны общественности сейчас, и является первой частью серии из семи книг - каждая из них, как предполагается, будет связана с тремя из двадцати одного аспекта осознания, на которые Кастанеда лишь намекает, когда упоминает о двадцати одном абстрактном ядре.

Кроме того, в этих книгах будут развиты еще не известные методики и концепции, включая четыре раздела Объяснения Магов - в отношении которого Кастанеда описывает лишь небольшую часть одного раздела, -а также Правило Трехзубчатого Нагваля, которое Кастанеда, кажется, так и не получил.

Кроме этих предполагаемых книг, я собираюсь выпустить два тома, посвященных исключительно афоризмам Толтеков - их так много и по своему характеру они настолько глубоки и сложны, что заслуживают отдельного внимания по той простой причине, что все их невозможно включить в описанные выше книги. Поскольку Кастанеда никогда по-настоящему не объяснял, какую структуру имеют в действительности учения Толтеков, интересным для вас может оказаться тот факт, что, помимо разделения на две основных группы, именуемые "учения правой стороны" и "учения левой стороны", полная совокупность учений делится на три крупных раздела. Во-первых, существуют ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ ПРИНЦИПЫ, которые можно считать скелетообразующей структурой традиции Толтеков и которые основаны на Овладении Осознанием. Во-вторых, существуют ПРАКТИЧЕСКИЕ МЕТОДИКИ, которые можно сравнить с системой мышц, необходимой для действия, и которые основаны на Искусстве Сталкинга.

В-третьих, существуют АФОРИЗМЫ, вневременные всеобщие истины, которые можно считать жизненной сущностью учений Толтеков и содержание которых расшифровывается только благодаря Овладению Намерением.

Я не знаю, что еще, помимо описанного выше, можно рассказать о будущих книгах. Пока что я не могу сообщить их названия, равно как и в точности очертить их содержание. В данный момент я могу сказать только то, что учения Толтеков настолько обширны, что даже 11 -12 книг смогут покрыть, вероятно - и в лучшем случае! - лишь одну десятую всех знаний. Кроме того, мне еще не известно, потребует ли от меня долг, чтобы я раскрыл нечто большее, чем те положения учений, о которых я упомянул. Если даже случится так, что мне придется раскрыть больше, то давай- те, пересечем этот мост, когда доберемся до него!

Теун Марез Июнь, 1997, Кейптаун

ПРЕДИСЛОВИЕ К ИЗДАНИЮ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ 

Когда я начал писать предисловие к изданию на русском языке, я обнаружил, что испытываю странное смешение чувств - чувств, несомненно, связанных с текущим мгновением, хотя к ним примешивалось ощущение их удивительной древности, как если бы ледяные пальцы событий давнего прошлого внезапно простерлись сквозь время, чтобы сжать какую-то смутную часть моей памяти.

Неуловимые сцены последних дней Атлантиды, непосредственно предшествующих разрушению этого мира, поднялись из самых глубин памяти, чтобы воспарить в ней, подобно призракам кладбища. Дни, наполненные гнетущей жарой и неестественным безветрием, которые доводили всех жрецов Атлантиды до умопомрачения... Дни, которые, казалось, готовы были разразиться неведомым... Дни, в течение которых все люди отчаянно пытались проникнуть в значение нестерпимого ощущения нависшего рока - предчувствия гибели, вызывающего, несмотря на безжалостную жару, холодный озноб в позвоночнике.

Хотя эти сцены неясно колышутся в далеком прошлом, хотя я пишу эти строки в зимние холода* (Лето у нас - зима в Южной Африке.) , мне кажется, что жар этих последних дней со сверхъестественной силой пронизывает столетия. Жара в то лето была неослабевающей - палящее солнце неистово обрушивалось на всю Атлантиду, и даже самая стойкая растительность засыхала и погибала в раскаленном воздухе, трепещущем и изгибающемся гротескными образами. Запасы воды сократились до тревожного уровня, и тогда крестьяне начали спешно забивать скот. Цена на мясо понизилась настолько же невероятно, насколько поднялись в цене свежие фрукты и зерно, так как все сады и поля засохли в безводных условиях того смертоносного лета. Подобного лета не было во всей истории Атлантиды.

Это ощущение нависшей роковой угрозы дополнялось навязчивыми воспоминаниями о множестве пустых и разграбленных сельских домов и городских особняков, безмолвных свидетелей раскола среди людей и того, что Белый Император уже не правит Городом Золотых Врат. Изгнанный из города за два года до этого. Белый Император и его советники с несколькими сотнями правителей, жрецов и мастеров гильдий, которые продолжали поддерживать его права на трон, отправился на поиски нового мира в надежде найти уголок, незатронутый жестокостью Черного Императора. После этого мужчины, женщины и дети со всей Атлантиды под руководством своих мастеров гильдий и их помощников начали постепенно покидать родной континент небольшими группами, убегая глубокими ночами, чтобы избежать наказания от последователей Черного Императора. Объединяясь по пути с другими группами или встречаясь с ними в заранее назначенных местах, сотни тысяч жителей ускользнули из своей страны, чтобы воссоединиться со своими правителями и жрецами и последовать примеру Белого Императора. Со временем в запустение пришли целые деревни и огромные районы крупных городов, а фермы и процветавшие ранее ремесла были оставлены на произвол судьбы, ожидающей родной континент.

Но самым навязчивым воспоминанием было то, что осенью, ко��орая последовала за этим ужасным летом, целое племя внезапно исчезло с лица земли буквально за одну ночь. Прямой наследник свирепого урало-алтайского (Tu- ranian) народа, это племя стало известным потому, что по неким глубоким философским причинам оно отказалось от большей части крайне безжалостных традиций своих воинственных предков. По-прежнему оставаясь, несомненно, воинственным народом, они, однако, запретили мужчинам использовать мечи и упражнялись исключительно в применении ножей и коротких копий, как для охоты, так и для сражений.

Неизвестно, что именно случилось с этим племенем.

Они так никогда и не появились ни в одном из назначенных мест встречи, и никто из переселенцев ничего не знал об этом племени и его судьбе. Их исчезновение из Атлантиды стадо последним фактом, известным об этом народе. Но через много лет после гибели Дайтьи и Руты [Daitya and Ruta] разведчики одной из ветвей переселенцев доложили о встреченном ими на равнинах Татарии кочевом племени, представители которого не использовали мечей, но со сверхъестественным мастерством владели ножами и короткими копьями. Однако когда разведчики начали рас- спрашивать об их происхождении, кочевники лишь пожимали плечами, отвечая, что не помнят о нем, да и не особенно стремятся вспоминать. Никто не знает наверняка, является ли это племя потомком урало-алтайцев, но долгое время считалось, что они действительно представляют собой потерянный народ Атлантиды.

Почему меня так часто преследуют воспоминания об этом потерянном племени? Я достаточно часто задавал себе этот вопрос, но так и не смог найти удовлетворительный ответ. То последнее лето Атлантиды по какой-то причине ясно отпечаталось в моей памяти, но все же, как ни странно, эта память принадлежит не мне, а кому-то, с кем, как мне кажется, меня соединяет невероятно крепкая связь.

Хотя я очень часто тщательно исследую свою память, у меня нет никаких личных воспоминаний ни о том, что я был тем летом в Атлантиде, ни о том, что я являлся членом этого племени. Все выглядит так, словно я вижу те времена глазами одного из представителей этого народа.

Кроме того, я не могу припомнить равнины Татарии, зато помню свою жизнь в горах Норвегии - сельскую жизнь, связанную с отчетливыми воспоминаниями об отце, который ездил верхом и метал копье лучше любого другого члена общины. Мне вспоминаются также долгие зимы, во время которых наш сельский дом на многие месяцы полностью засыпало снегом, - зимы, которые мы коротали, вырезая фигурки из дерева и упражняясь в воинском мастерстве с использованием самых разнообразных ножей. Может быть, именно это является моей связью с потерянным народом Атлантиды? Был ли мой отец тех времен членом этого племени? Если так, то как он оказался в Норвегии и, как и почему расстался со своим народом?

В подобных случаях возвращение памяти не означает ровным счетом ничего, поскольку, как правило, вспоминаются только усвоенные в прошлой жизни знания, но не сама жизнь. Почти все знания Толтеков о прошлом основаны на передаваемых из поколения в поколение устных историях и мысленных идеограммах, пересылаемых Нагвалем в разум его преемника. Лишь изредка вместе с накопленными в те времена знаниями то здесь, то там на поверхность поднимаются обломки событий. Но почему именно этот обломок является таким важным? И почему он вновь и вновь преследует мой разум, когда я пишу предисловие к изданию этой книги на русском языке?

Возможно, это происходит потому, что этот обрывок глубокого прошлого обретает определенное содержание, если рассмотреть его в контексте одного из наиболее неясных пророчеств Безымянного. Среди множества записанных пророчеств существуют такие, которые действительно выглядят смутными, так как, судя по всему, представляют собой случайные проникновения в неведомое будущее. И все же, основываясь на опыте прошлого, можно обнаружить, что многие из этих кажущихся странными пророчеств совсем не так туманны, - странными могут показаться лишь определенные указания в их содержании, не согласующиеся с современными событиями в мире, но не само содержание. Ниже я привожу одно такое пророчество, объясняющее те причудливые мысли, которые вызывают у меня мысли о русских людях, и то, почему во время создания этого предисловия ко мне возвращаются воспоминания о моей необъяснимой связи с потерянным народом Атлантиды.

"С холодного Севера придут они, отважные мужчины и женщины из многочисленных племен, образующие сильную расу и продолжающие следовать в сердце своих сердец пути Сокровенной истины, - хотя они и не будут помнить ни причин, ни цели своего добровольного изгнания. В своих древних поисках искупления греха, который совершили не они, эти люди отложили Меч силы и сохранили только Копье Судьбы Перед их появлением силы, сосредоточенные в этом копье, разрушат многие их убеждения и разорят стены, которые так долго отделяли их от соплеменников. Из-за изгнания, из-за этого разделения душа этих людей будет отмечена великой бедностью тела и всепоглощающим одиночеством духа. Но именно эти бедность тела и одиночество духа вдохнули в них огромную силу предназначения и глубокую жажду жизни. Поэтому в сердцах этих людей пылает ненасытный огонь стремления и страсти, и пламя это позволит им первыми услышать прозвучавший призыв,

Приход этих людей вызовет страх у остального мира, но не по духовным причинам. Этот страх будет основам на причинах, порожденных невежеством, и потому их подлинный приход будет вначале незамеченным.. Вот почему они придут незримо и возьмут мир штурмом. Они возьмут его не Мечом, а Копьем, властью судьбы и силой своего страстного стремления к жизни и к Единой истине, Эта сила предназначения, эта жгучая страсть сметет все на их пути, словно огромный неослабевающий прилив, Они будут икать во всех умах и сердцах Единую Истину и не прекратят своих поисков, пока не найдут то звучание, которое вечным эхом отдавалось в их сердцах и которого они ждали все это время. Этот звук насытит их внутренний огонь, и вокруг него они возведут новую империю - империю, основанную не на политической власти, но только на Единой истине, - и распространят ее сквозь все политические и естественные границы".

Так гласит древнее пророчество. Причина, по которой подобные пророчества выглядят неясными, вполне очевидна.

И все же, по уже описанным причинам, я чувствую, что это пророчество повествует о русских людях.

Подтверждающим это чувство фактом является то, что Запад очень долго боялся политического и ядерного могущества Советского Союза, но теперь, когда СССР уже не существует, Запад перестал рассматривать его как угрозу и ослабил свою долговременную бдительность. Более того, характер и положение описанного в этом пророчестве на- рода удивительно подходит русским людям наших дней, а если мы задумаемся о том, какой спокойной и бесплодной стала большая часть Запада теперь, когда советский социализм уже не представляет для них политической угрозы, мысль о том, что пылкий дух русских людей сможет вновь воспламенить в умах и сердцах Запада видение нового ми- ра, покажется не такой уж странной.

Мне кажется - и я считаю, это совершенно поразительным, - что существует какой-то огромный смысл в том, что так скоро после появления этой книги именно русское издательство первым обращается к нам по поводу прав на перевод на иностранный язык. Однако мы не можем строить свое будущее на неопределенностях, и потому слишком многому предстоит найти подтверждения, прежде чем, возможно, будет хотя бы предположительно принять мои чувства в отношении приведенного выше пророчества. И все же я продолжаю помнить о нем, и уверен, что стоит внимательно наблюдать за откликом русских людей на учения Толтеков. Возможно, русские люди действительно возьмут этот мир штурмом. В этом отношении Запад определенно нуждается в новой вспышке видения и внутреннего огня. Быть может, потерянный народ Атлантиды будет узнан и принят в объятия мира. Возможно, я, в конце концов, разгадаю тайну этого туманного фрагмента своей памяти.

Тeyн Марез Эта книга - приветствие моему любимому учителю, Нагвалю Дж., который направлял моих соратников- воинов и меня самого с помощью железной воли и бескомпромиссной дисциплинированности человека, серьезно относящегося к своей ответственности;

его безусловная любовь ко всем нам и глубочайшая мудрость всегда оставались для нас источником могущественного вдохновения.

БЛАГОДАРНОСТИ 

Множеству людей, щедро даривших свое время и энергию, чтобы помочь мне произвести на свет эти книги. Мэ- риэнн, женщине-нагваль, за неистощимое ободрение, успокаивающую силу и женское знание, моим собственным ученикам за их марафонские сеансы корректуры и полную энтузиазма поддержку; Анне-Тиа за ее помощь в первичном редактировании; Сюзан, Эмили и Рошедд за вдохновенные иллюстрации; Оливии за тяжелейшую работу с индексным указателем, Элизабет - за ее поддержку; Чарлзу Митчли, моему английскому редактору и издателю, за его чуткий подход к работе, которую часто нелегко выразить на понятном английском языке; издательству "София": переводчику Кириллу Семенову и редактору Инне Старых, менеджеру Андрею Костенко, а также Андрею Дихтярю, ком- мерческому директору, за открытое дружелюбие и энтузиазм; множеству людей, которых слишком много, чтобы упомянуть их всех, и которые сыграли большую роль в осуществлении этого проекта; и наконец - но совсем не в меньшей степени, - моим четвероногим друзьям, которые так часто терпеливо дожидались прогулки или обеда, позволяя мне закончить очередную главу.

Крепко обнимаю - спасибо вам всем!

Теун Марез

Во времена до начала времен, когда орaжево-красное солнце было совсем юным, а планета Земля еще не возникла во плоти, когда небеса разрывались на части Войной Духов, а человек был все еще окутан огненными туманами солнечного бытия...

ВВЕДЕНИЕ

Вплоть до 1968 года, когда Карлос Кастанеда опубликовал свою первую книгу под названием "Учение Дона Хуана: Путь знания индейцев яки", считалось, что традиция Толтеков давно миновала и забыта. Однако любопытство и восхищение, воспламененные этой книгой, быстро снискали господину Кастанеде не только славу и признание, но и множество исполненных энтузиазма последователей, ряды которых перемежались то здесь, то там неизбежными критиками, в меру способностей пытающимися его дискредитировать. Изо всех сил, стараясь избегать нападок, как поклонников, так и критиков, господин Кастанеда спокойно и упорно продолжал выпускать книгу за книгой. Но и теперь, двадцать восемь дет спустя, после выхода в свет девяти его книг, читателей Карлоса Кастанеды все еще ставят в недоумение два навязчивых вопроса - вопроса, на которые не смогли дать удовлетворительных ответов ли его поклонники, ни критики: во-первых, действительно ли существовал легендарный дон Хуан и, во-вторых, если даже дон Хуан и существовал, то подлинными или вымышленными являются невероятные переживания господина Кастанеды?

Хотя по самому своему характеру материал данной книги будет временами казаться попыткой защитить личные заявления Карлоса Кастанеды, ее цель заключается совсем не в этом, так как, пожелай господин Кастанеда защиты, он наверняка сумел бы обеспечить ее самостоятельно.

Эта книга преследует иную цель. Она предназначена для того, чтобы, во-первых, подтвердить непрерывное существование Толтеков в течение всех этих эпох; во-вторых, обосновать достоверность учений, о которых свидетельствует господин Кастанеда; в-третьих, в полном объеме открыть миру подлинную сущность этих древних учений;

и в-четвертых, проложить путь воинам-Толтекам, возвращающимся к общественному признанию после своего добровольного "изгнания", чтобы вновь занять свое законное место в качестве подлинных духовных руководителей человечества.

В защиту Карлоса Кастанеды можно лишь сказать, что без согласия Толтеков он не смог бы опубликовать то, что до настоящего времени передавалось исключительно в устной традиции. По правде говоря, господину Кастанеде было предопределено вновь представить миру систему знаний, которая в течение многих дет считалась утраченной.

Причиной всего этого, как и того, что данная книга объясняет, кто такие Толтеки и в чем заключается их традиция, является могучий поворот огромного колеса эволюции. В результате к Толтекам всего мира был обращен призыв воссоединиться под знаменем их общей цели и направить свои объединенные знания и силу в распоряжение Тех, кто извечно незаметно направлял судьбу всего живого на этой планете, -Тех, кого Толтеки называют Хранителями Расы.

Этот призыв звучит потому, что мир в целом и человечество в частности достигли решающего перекрестка - пересечения путей, требующего от всего живого на планете жизненно важного выбора и одновременно предоставляющего ему беспримерную возможность.

Этот перекресток истории человечества, описанный в невообразимо древнем пророчестве, был давно запланирован Хранителями Расы, и они с нетерпением ожидали, когда мы достигнем его. По мере того как время сплетало паутину судьбы, Толтеки пришли к осознанию предназначенной им роли в истории планеты и с ростом своих знаний начали понимать, что это древнее пророчество повествует именно о них. Вот содержание этого пророчества:

"Теперь мы все вместе явим Храм Духа!" - воскликнул седьмой сын, Дракон, И тогда семь великих Сыновей Бытия, которые суть царящие Три, двинулись квадратом к своим землям на Востоке, Севере, Западе и Юге, чтобы приступить к исполнению своей великой задачи.

Двери Храма были затворены и охранялись, Внутри была тьма, ибо Свет еще не воссиял, и потому все части Храма оставались незримыми. Ни один звук не нарушал полную тишину, ибо священное Слово также еще не прозвучало. Семеро не являли еще своего цвета и не оглашали своих вибраций, и лишь совершенно безмолвное общение между ними отмечало продвижение их работы.

Эпохи миновали, пока наконец снаружи Храма не раздалось звучание жизни и младший сын Духа не постучал в дверь Храма.

Немедленно двери отворились, чтобы впустить сына человека, и, оказавшись в Храме, он присоединил свои силы к тому, что происходило внутри. Так, один за другим, появлялись сыны Земли, и по мере того как каждый из них в свою очередь допускался в Храм, свет внутри начинал пылать все ярче, Сыновья человека пересекали Храм с Севера на Юг и с Запада на восток, В центре они представали перед Розой и там находили сердце, знания и силу, необходимые для работы. Они отбрасывали в сторону покров внутреннего святилища и стояли, купаясь в чистом Белом Свете.

Шло время, и Храм становился все прекраснее, так как его архитектура, пропорции, детали и отделка принимали свои формы в растущем свете,

Затем пришел призыв с востока: "откройте двери всем сыновьям Земли, чтобы они могли искать свет и находили Храм Духа.

Снимите покров с внутреннего святилища, чтобы все могли войти в Свет, позвольте воинам Духа, которые столь долго утаивали свои деяния, перенести Храм Жизни на равнины Земли, позвольте Свету воссиять, и пусть зазвучит Слово, пусть начнется процесс превращения.

Это нужно для того, чтобы Храм Света был перенесен на Землю и озарил там сновидение сновидящего. "Тогда пробудится человек на Востоке и, столкнувшись со своим страхом, встретит свои испытания на Западе, Тогда человек будет направлен к поискам уважения на Юге и накоплению силы на Севере. Тогда будет человек искать только истинный свет и изучит тайну оранжево-красного света, вечно сияющего на Востоке",

"Зачем нам допускать все это?" - спросили Семеро, царствующие Три.

"Потому что настало время, готовы Воины, и Дух уже переместился к свету, разоблачая свой сокровенный цвет и испуская созидательные вибрации. Теперь все сыны человека способны искать силу и вступать в сражение за свободу. Не осталось ничего иного, что следовало бы делать", "Да будет так, - ответили Семеро, царствующие Три, - пусть все сыновья Земли вступят в сражение".

Так гласит древнее пророчество, записанное во времена до начала времен со слов оракула иного мира. Работы Карлоса Кастанеды, как и данная книга, представляют собой всего лишь исполнение этого пророчества, поскольку очевидно, что учения Толтеков не принадлежат какой-либо отдельной секте, но являются божественным знанием, правом на которое от рождения обладают каждый мужчина н каждая женщина.

Поскольку основная причина возникновения этой и последующих книг заключается в том, чтобы позволить читателю соприкоснуться с подлинной сущностью учений Толтеков, то для большей ясности эти книги разделены на отдельные тома. Кроме того, чтобы обеспечить читателю методичное знакомство с этим древним учением, данный, первый том состоит из трех частей. Начинающаяся общим обзором, каждая часть постепенно переходит к большим подробностям и более сложным вопросам.

Первая часть этой книги посвящена происхождению и историческому развитию традиции Толтеков. Эти исторические сведения следует рассматривать как необходимый фон, на который затем будут накладываться различные концепции - поскольку многие из них на первый взгляд могут показаться достаточно чуждыми.

Вторая часть имеет дело с глубинами фундаментальных концепций, образующих основу учений. Для того что - бы более тонкие аспекты учений обрели хоть какую-либо ценность, необходимо полностью усвоить эти основные принципы.

Всем учениям Толтеков присуще огромное число аксиоматических выражений, которые можно считать жизненной сущностью этих учений. Такие аксиомы, традиционно именуемые афоризмами, представляют собой всеобщие и вневременные истины. Для более удобного поиска все используемые в этой книге афоризмы выделены в тексте.

Третья часть книги включает подробные указания о первых шагах, предпринимаемых всеми учениками традиции Толтеков. Однако в отношении этих шагов следует сделать одно предупреждение: Путь Воина (традиционное название учений Толтеков) отличается от всех иных известных человеку путей. По этой причине по нему нельзя легкомысленно мчаться - на этот путь следует вступать с надлежащей осторожностью и уважением.

В наши дни, в нашу эпоху, когда обществу предлагаются всевозможные способы, ведущие к так называемому мгновенному просветлению, кое-кто может быть разочарован, когда обнаружит, что я не обещаю одарить читателя формулой "Путь к чудесам для ленивых". Я не имею в виду, что Толтеки не способны творить чудеса, - просто для достижения этого уровня даже Толтекам необходимо пройти продолжительное и трудное обучение. Ускоренные курсы приводят к кратковременности карьеры, к тому же, как известно, недостаточные знания неизбежно становятся опасными знаниями.

Я оказался бы нечестным по отношению к читателям, если бы убеждал их в том, что Путь Воина легок, так как это слишком далеко от истины. Признаться, из всех возможных путей Путь Воина является труднейшим. Лишь немногие люди подготовлены к трудностям, сопутствующим обретению знания, которое необходимо для овладения высшими ступенями этого благородного пути. И все же, учитывая то, что по этому пути продвигаются небольшими шагами, любой взрослый человек способен справиться с достаточно элементарными практиками, невообразимо повышающими качество его жизни.

Путь Воина отчасти похож на подъем по отвесной поверхности скалы -на первый взгляд, это кажется невозможным, но затем мы замечаем трещину, за которую можно ухватиться рукой, или выступ, позволяющий поставить ногу, - и тогда начинаем подниматься, обнаруживая все новые трещины и выступы. Но золотое правило подобного подъема заключается в том, чтобы смотреть вверх лишь для того, чтобы найти очередную трещину, и никогда не оглядываться вниз, избегая приступов страха падения.

Долог путь к вершине скалы, но какое это свершение, какая свобода и какая сила! - И все это начинается с самых простых упражнений. Однако именно в них каждый ученик сталкивается с первой трудностью - с тем, что все выглядит чересчур легким и слишком простым. Аксиомой для Толтеков является факт, что все, что обладает силой, редко - если вообще когда-либо - привлекает внимание, поскольку рациональный разум обычно стремится к академической сложности.

В этом и кроется сложность Пути Воина - не в академической сложности, но, как ни парадоксально, в его очевидной простоте. Многие его учения настолько утонченны, что с легкостью и быстротой упускаются из виду исполненным энтузиазма новичком. Возможно, это утверждение станет более понятным, когда я замечу, что читатель уже сделал свой первый шаг на Пути Воина, если прочел данную книгу вплоть до этих строк.

Что касается происхождения и исторического развития традиции Толтеков, то единственными исчерпывающими письменными свидетельствами о них является история цивилизации Толтеков, которая пышно расцветала в Мексиканской долине с 950 по 1160 гг. н. э. Однако этот период является лишь крошечной долей истории Толтеков и в большинстве случаев искажает ее подлинную картину.

Изложение истории людей, которые чаще всего скрывались за кулисами и, кроме того, прилагали сверх естественные усилия, чтобы стереть из памяти современников свои личные и коллективные истории, представляет собой отнюдь не легкую задачу. Помимо прочего, она усложняется тем фактом, что Толтеки являются видящими, а их знания основаны на том, что именно они видят*. Поскольку эти знания не всегда совпадают с теориями ортодоксальной науки, научное истолкование истории Толтеков, судя по всему, становилось все более иррациональным по мере того, как эта история прослеживалась в глубине времен.

Чтобы постичь не только происхождение Толтеков, но и подлинную природу их учений, следует внимательно следить за тем, чтобы не пытаться поместить Толтеков в какую-либо систему отсчета, отличную от их собственной. В противоположность современным убеждениям человечества, существуют точки отсчета, отличающиеся от той, ко- торой обычно придерживается большая часть западного мира. Чтобы учения Толтеков обрели хоть какое-то значение, самих Толтеков, а также их происхождение и цель необходимо рассматривать в их собственном контексте.

Это не означает, что Толтеки догматично придерживаются только своих собственных особенных доктрин - скорее, они используют множество систем отсчета и перемещаются по ним, преодолевая барьеры времени. Как ни фантастично это может прозвучать, Толтеки используют четыре измерения, и поэтому их невозможно понять в системе отсчета, жестко ограниченной тремя измерениями.

Решение в полном объеме открыть миру подлинную историю Толтеков не было одним из тех решений, которым сопутствует наивная вера в то, что мир с легкостью примет подобное откровение как неопровержимый факт. Толтеки ясно осознают, что человечество, - которое является трехмерным и, следовательно, ограниченным концепциями времени и пространства - инстинктивно отнесется к истории Толтеков скептически. Однако Толтеки являются таковыми именно потому, что они никогда не подвергались влиянию общественного мнения. Девиз Толтеков: истина важнее общественных убеждений, и любой человек, ощущающий потребность согласовывать свое знание с общественным одобрением, является человеком, недостойным истины. В духе этого девиза и без каких-либо попыток оправдания данное описание истории и знаний Толтеков составлено в свободной манере и позволяет читателю самому решать, верить ему в представленные утверждения или нет.

В первую очередь, эта книга предназначена для мыслящих людей всего мира, самостоятельно убедившихся в том, что человечество не может продолжать следовать современному неопределенному пути и что для обеспечения процветания мира необходимы решительные перемены в человеческих взглядах и образе мышления. Во-вторых, это книга для тех, кто ценит истину выше слов, кто убежден, что основанное на опыте знание представляет собой бес- ценный дар жизни, кто признает существование взаимосвязей, взаимозависимости и взаимодействия всего живого.

Важнее же всего, возможно, то, что эта книга для тех, кто вплоть до настоящего времени искал истину, существование которой они ясно ощущают, но которую все еще не смогли обнаружить. Это те подлинно кроткие души, которые не впадают в отчаяние, но терпеливо, по-настоящему скромно ждут. Сохраняя в своих сердцах спокойствие жизни, эти люди знают, что в один прекрасный день у них появится благоприятная возможность.

Поскольку необходимость создания этой книги обрушилась на меня в такое время, когда удостоверение личности, судя по всему, означает больше, чем сам человек, я неустанно размышлял о том, какого рода свидетельства квалификации смогут оказаться приемлемыми для этой цеди. Осознав, что ни мое академическое образование, ни сама карьера никак не связаны с той историей, которую я обязан рассказать, я решил обратить внимание на современную моду к такого рода литературе. То, что я обнаружил, невероятно расстроило меня, поскольку очень скоро мне стало ясно, что в настоящее время доверие обычно сосредоточено на книгах, записанных со слов либо бестелесных существ, либо внеземного разума.

С учетом этого поразительного открытия, мне не терпится заявить, что я не являюсь ни бестелесным, ни внеземным существом, - я живой человек, состоящий, подобно любому другому человеку на этой Земле, из плоти и крови.

Более того, я не считаю себя особо одаренным или в какой бы то ни было степени экстраординарным, за исключением того, что являюсь плодом Традиции Толтеков. И все же меня постоянно поражает то, что, хотя эта традиция является системой учений, настолько же древних, как и само человечество, связанные с ней истории, судя по всему, наполняют большинство людей ощущениями благоговения и страха. Дело в том, что человечество в целом еще не готово принять учения Толтеков, хотя они и являются естественным наследием всех людей Земли. По этой причине мы с незапамятных времен исполняли обязанности хранителей этой традиции и - к счастью или к несчастью - заслужили сомнительный титул "магов".

Может показаться, что неопределенное звание "мага" также может служить свидетельством квалификации, которое я унаследовал благодаря своим предшественникам.

Но, поскольку при слове "магия" в кругах воспитанных людей обычно можно заметить, приподнимающиеся брови, а сами маги чаще всего считаются довольно подозрительными личностями, объявление о своем бестелесном или внеземном статусе стадо бы в определенном смысле более удобной уловкой, поскольку, безусловно, возбудило бы больше доверия и уважения.

Подобный шаг выглядел бы достаточно соблазнительным, если бы не тот факт, что мне никак не удается понять, почему бестелесным или внеземным существам каким-то чудесным образом удается становиться более заслуживающими доверия, чем простым смертным, обладающим обычным мышлением. В конце концов, если уж человек является лжецом, пока пребывает в физическом теле, то почему он внезапно начинает проповедовать истину, переходя в развоплощенное состояние? Аналогичным образом, кто из пребывающих в здравом уме людей станет доверять совершенно неизвестному внеземному существу, которое очевидно превосходит человека по интеллекту? В подобной логике очень мало смысла, и, т. к, эта книга предназначена для здравомыслящих и чувствующих людей, более полезным, возможно, окажется отсутствие смешения и без того туманной проблемы с еще большей неопределенностью.

Поскольку в завершение этого анализа я так и не смог прийти к какому-либо конкретному подкреплению своего права на создание этой книги, я представляю себя как обычное человеческое существо - впрочем, несмотря на эту обычность, я постараюсь быть не очень скучным.

Теперь, без каких-либо дальнейших церемоний, я представлю вам историю моего народа.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ 

НАЧАЛО ВРЕМЕН 

ВОЛКИ… их будут называть Народом Волка. В своих сердцах они вечно будут нести смутные воспоминания об ушедшем мире, оранжево-красном солнце, которое было когда-то человеку домом, которое было когда-то его славой и его честью. Днем они будут бежать мерзостей человеческого безумия, а ночами - взирать на бледный свет луны и выплакивать свою боль о потерянной свободе, о забытых копье, и мече, В каждой частице своего существа они будут вечно лелеять восторг надежды и свободы.

Выдержка из пророчеств Безымянного

ГЛАВА ПЕРВАЯ.  ПРОИСХОЖДЕНИЕ ВОИНОВ-ТОЛТЕКОВ И ИХ ЗНАНИЙ 

По миру рассыпаны горстки вдумчивых и одиноких учеников, проводящих сваю жизнь в безвестности, вдалеке от молвы мира, и изучающих величайшие проблемы физической и духовной Вселенных. У них есть свои тайные записи, в которых сохраняются плоды научных изысканий долгой цепи затворников, преемниками которых являются эти ученики.

Е. П. БЛАВАТСКАЯ, "РАЗОБЛАЧЕННАЯ ИЗИДА" Для тех из нас, кто предпочитает, чтобы все делалось в общепринятом стиле, я начну этот рассказ в старомодной манере, которая, по моему убеждению, окажется более чем подходящей для подобной истории.

Давным - давно........... восемнадцать миллионов лет назад несколько групп людей, которых сегодня назвали бы жрецами и жрицами древних храмов, пришли в этот мир вместе с человечеством - с таким человечеством, каким мы знаем его сегодня.

Вопросы о том, как все это случилось и откуда появился человек, остаются загадками, выходящими далеко за пределы темы этой книги; можно лишь сказать, что приход человека на эту планету был чем-то вроде полудобровольного изгнания с его родины. Однако планета наложила на появившиеся формы жизни настолько суровые ограничения, что человек оказался полностью поглощенным в той тюрьме, которую мы называем материей.

Это имело настолько серьезные последствия, что человек забыл даже о своем родном мире и о том, кем и чем люди являются на самом деле. Запутавшееся и смущенное человечество обратилось к жрецам и жрицам за духовным руководством - лишь для того, чтобы обнаружить, что те испытали то же вредоносное влияние, что и остальные люди. Это была темная эпоха казавшихся бесконечными дней борьбы и безнадежности.

Все это произошло в те далекие времена, когда человечество пребывало на стадии эволюции, известной ныне как лемурийская раса, и обитало на древнем континенте Шалмали. Погружение в материю и борьба человека с истощающими последствиями этого погружения длились многие миллионы лет. В те дни цивилизация Лемурии породила семь подрас. Четвертая подраса лемурийцев носила название барнишадов, или Божественных Гермафродитов, и из нее возникла раса рмоахалов, первая подраса атлантов. От рмоахалов появились тлаватли, и именно в этой ветви начади вновь рождаться жрецы и жрицы прошлого, которые постепенно восстанавливали часть своих прежних воспоминаний.

По мере того как к ним медленно возвращалась память, жрецы и жрицы снова начинали руководить своими народами и поэтому получили имя "Толтеки", означающее "люди знания".

Восстановив свои воспоминания, Толтеки вновь приняли на себя обязанность как можно быстрее вернуть человечество на его подлинную родину. По этой причине они стали известны также как воины Духа, сражающиеся за свободу.

Таким было начало истории воинов-Толтеков на этой планете в эпоху, когда человечество только начинало измерять время в той форме, в какой оно понимается в наши дни. В процессе воспоминания о своей прошлой подготовке Толтеки начали развивать способность видениям так как они обладали тем, что мы называем сегодня Третьим Глазом. Видящие - Толтеки испытывали временную психическую слепоту лишь в период погружения в материю и вызванной им потери памяти.

Однако, как только некоторые из них начали вспоминать, способность видеть вернулась и позволила им быстро вспо- мнить прошлые знания, которые были подучены во время пребывания в родном мире.

Совокупность этих знаний включала в себя в первую очередь то, что именуется сила воли,(Англ. will-pover. -Прим-ред.) математику, астрономию и астрологию. Толтеки были настолько искусны в использовании силы воли, что не испытывали трудностей с левитацией и поднимали в воздух как самих себя, так и твердые предметы огромного размера и веса, - именно эта способность была использована много позже для строительства таких сооружений, как Великая Пирамида в Египте или Стоунхендж в Англии.

Затем Толтеки начали обучать своих современников земным, но практичным ремеслам, необходимым для физического процветания, например рыбной ловле, охоте, приготовлению пищи, строительству, основам математики и множеству искусств, самым примечательным из которых была скульптура. Впрочем, у Толтеков была одна серьезная проблема, поскольку, несмотря на то, что их знания были всеобъемлющими, они оставались совершенно бесполезными, так как относились к иному миру.

Толтеки плохо понимали сложности жизни на физическом плане -хотя они провели на Земле уже миллионы лет, этот срок практически ничего не означал для них из-за первоначальной потери памяти. Вследствие этого их знания о материи были ограниченными. В то время Толтеки не понимали абстрактного, так как видели вещи именно такими, какими те являются, и потому все для них было очень ясным, но при этом и односторонним.

Из-за такого ограничения Толтеки не могли постичь ни тонкостей двойственности, ни ее предназначения. В результате такие концепции, как взаимосвязь и взаимодействие всего живого, оставались для них непонятными, хотя Толтеки пользовались ими инстинктивно. Со временем это неведение в отношении абстрактного приведет к первому падению Толтеков, ибо оно стало началом самой худшей формы эгоистичности, какую только можно вообразить.

В течение тысячелетий Толтеки превосходно управляли своим народом, и весь их мир, получивший к тому времени название Атлантида, процветал и обладал огромным материальным достатком и властью. Название их мира возникло именно в связи с правлением Толтеков, так как слово атль означает "глава", или "властитель".

У людей Атлантиды был Император, которого называли Белым по той причине, что он обладал величайшими среди Толтеков знаниями и его уподобляли великому белому свету. Император правил народом из столичного города Толтеков под названием Город Золотых Врат.

Поскольку ремесла, которым они научились у Толтеков, были специализированными, люди разделились на кланы, во многом подобные гильдиям, и каждой такой гильдией управляла небольшая группа Толтеков. Эти кланы жили в городах, а каждым городом управлял старший Толтек, статус которого соответствовал положению наместника. В свою очередь, наместниками руководил Император, окруженный группой наиболее знающих и могущественных Толтеков.

Время шло, познания людей увеличивались, и тогда некоторые кланы вместе с их наместниками стали стремиться к большим знаниям и власти. Неудовлетворенные теми знаниями, которыми они обладали, эти люди начали с завистью посматривать в сторону соседей и более развитых Толтеков. Очень скоро алчность заставила некоторых Толтеков начать эксперименты по повышению своих психических способностей в попытке достичь превосходства над остальными людьми. Это стало началом магии и практики черного искусства.

Не обладая подлинным пониманием абстрактного, Толтеки в целом осознавали свои психические способности не глубже, чем утка понимает, как она плавает. По этой причине обратившиеся к магии Толтеки начали развивать все более изощренные и сложные ритуалы, позволяющие им накапливать силу*.

(Воля и сила являются синонимами, обозначающими продукт восприятия. см. гл.гл.4. -Прим. автора.) Хотя они не осознавали, что все эти ритуалы служили лишь одной цели - усилению их воли, - магам все же удалось повысить свою силу до такого уровня, что они начали захватывать и добиваться власти над другими городами и Толтеками. Когда Толтеки начали сражаться за власть с другими Толтеками, в стране начались мятежи и раздоры. Были открыты и очень быстро развивались приемы ведения войны, и, поскольку в этих войнах использовалось не только физическое, но и психическое оружие, они приводили к ужасным разрушениям.

В конце концов, Белый Император и его группа советников - Толтеков были изгнаны из Города Золотых Врат, а на его трон маги возвели одного из своих представителей.

К тому времени Белый Император, его советники и многие наместники достигли достаточного понимания взаимоотношений всего живого и могли предвидеть последствия использования магии. Это привело к началу великого переселения Толтеков, поскольку Белый Император и его последователи отправились к северу, в Египет, и на запад, в Северную и Южную Америку, пытаясь спасти жизнь своих людей от предвиденных ими катастроф. Власть черных Толтеков над силами природы стала настолько огромной, а их понимание взаимосвязей всего сущего оставалось таким ограниченным, что потребовалось совсем немного времени для того, чтобы силы Земли вышли из равновесия и начались естественные катаклизмы.

Первая страшная катастрофа произошла примерно в 800000 году до нашей эры. Землетрясения и мощные приливные волны раскололи основной континент на огромное множество островов различного размера и уничтожили Город Золотых Врат вместе с Черным Императором и его магами. Это предупреждение на какое-то время приостановило практику магии, но прошло относительно недолгое время, и алчность вновь подняла голову. По этой причине около 200000 года до нашей эры второй сильнейший катаклизм оставил от Атлантиды лишь два крупных острова - Дайтию и Руту.

На этот раз о предупреждении помнили совсем недолго. Безнадежное пристрастие Толтеков Руты к черному искусству привело в 75000 году до нашей эры к очередной катастрофе, в результате которой погибли и Рута, и Дайтия, и возник большой остров, получивший название Посейдонис. В 9564 году до нашей эры Посейдонис постигла та же судьба, и его скрыла огромная приливная волна, вызванная сильнейшим извержением вулкана. Атлантида и черные маги окончательно исчезли с лица Земли.

В течение всего периода разрушения их родного континента остатки атлантов переселялись из одних частей мира в другие, в том числе и в те земли, которые возникли в результате сильных катастроф, уничтоживших Атлантиду.

В целом, этим группам людей, которыми руководили наместники и жрецы - Толтеки, пришлось очень тяжело. Некоторым из них, однако, удалось найти земли, где они смогли обосноваться и расцвести. Самыми примечательными из таких цветущих сообществ стали египетские династии, халдеи, перуанцы, аккадцы и тибетцы, а также менее крупные группы, рассыпанные по Европе, Азии и Африке.

Цель этой книги не в том, чтобы представить подробное описание истории всех таких групп, она просто объясняет, почему Толтеки оказались разбросанными по всему миру. Вплоть до сегодняшнего дня Толтеков можно обнаружить повсюду - именно благодаря тому, что хотя бы некоторым из этих групп удалось выжить в суровых условиях последующих столетий.

Со временем самые слабые сообщества потеряли своих правителей и жрецов - Толтеков как в войнах, так и в силу естественных причин. Там, где не осталось потомков видящих, люди начали впадать в варварское невежество. Такая же судьба постигла множество более сильных сообществ, и они тоже пришли в убогое состояние.

Число обладающих подлинными знаниями видящих быстро сокращалось, так как поиски и подготовка подходящих последователей становились все более затруднительными. Кроме того, из-за неизбежного развития рационального разума атавистические способности первых видящих начали отмирать. Развитие рационального мышления было необходимо для того, чтобы достичь большего понимания абстрактного, материи и сил двойственности.

К тому времени, когда Посейдонис прекратил свое существование, в мире осталась всего лишь горстка прирожденных видящих, но и они вымирали. Это означало, что большинство потомков Толтеков, хотя они и обладали богатыми знаниями и оставались лидерами, уже не были видящими.

Отсутствие видения стадо очевидным препятствием. В стремлении вновь обрести способности своих предков, Толтеки использовали знания лекарственных растений и растений силы, помогающих видеть. Наркотики до известной степени помогали, однако Толтеки быстро обнаружили, что ущерб, причиняемый физическому телу и мозгу при постоянном применении этих растений, превышает их преимущества. Впрочем, у Толтеков не было иных средств, обеспечивающих видение, и, несмотря на неудачи и учащающиеся случаи смерти и безумия, они безрассудно продолжали свои эксперименты.

Каким бы темным и ужасным ни было это время, однако, оно поставило Толтеков лицом к лицу с жесткими фактами жизни на физическом плане, а вызванные неизбежным развитием рационального разума последствия привели к тому, что Толтеки несли тяжелые потери. Но это означало также, что, хотя Толтеки и утратили свои атавистические способности, им впервые представилась возможность постичь, что именно изначально представляли собой эти способности и почему они действовали на практике.

Лишь много позже Толтеки смогли ретроспективно оценить, каким благом оказались эти темные времена, так как именно в течение этого периода непрестанной борьбы и неудач они научились вглядываться вглубь себя и обнаружили там качества, о существовании которых даже не подозревали. Не осознавая этого в то время, Толтеки сделали в своем развитии огромный шаг вперед и, помимо прочего, сформулировали один из основных принципов Пути Толтеков: воин живет вызовом.

Время шло, и Толтеки становились все более разборчивыми и более искусными - в использовании наркотиков. Число неудач и смертельных случаев сокращалось, а количество самих видящих увеличивалось. Но к этому времени Толтеки столкнулись с новой проблемой - проблемой настолько тонкой, что они даже не заметили ее, пока не стало слишком поздно.

Толтеки оказались до такой степени одержимыми своим желанием видеть, что видение стало для них более важным, чем само знание. Из-за такой одержимости их прежние знания быстро сменились теми же надменностью и чувством собственной важности, которые стали причиной заката магов Атлантиды. Черное искусство вновь подняло свою уродливую голову, и теперь даже немногочисленные остатки Толтеков стали жертвой магии. Наступила та эпоха, которую Карлос Кастанеда называл в своих книгах эпохой Древних Видящих.

Используя свою вновь обретенную способность видеть, Древние Видящие принялись воскрешать большую часть прежних практик, и им не понадобилось много времени на то, чтобы восстановить ритуалы и заклинания, которые относились к особым знаниям магов Атлантиды.

Эти ритуалы позволили Древним Видящим манипулировать своим осознанием и достигать при этом того, что сегодня называется измененными состояниями восприятия. Применяя эти ритуалы для перехода к различным состояниям осознания. Древние Видящие узнали очень многое не только о самих себе, но и о других формах жизни, как органических* (Формы жизни, обладающие биологическими функциями. - Прим. автора.), так и неорганических** (Формы жизни, не обладающие биологическими функциями. -Прим. автора.) , живущих на этой планете рядом с человеком.

Подобно своим предкам-атлантам. Древние Видящие обладали значительным талантом накопления фактов и информации, но, поскольку их чувство собственной важности было невероятно велико, Древние Видящие использовали эту информацию для достижения власти и манипулирования всем, что имело несчастье привлечь их внимание.

В течение этого периода истории Толтеков Древние Видящие в значительной мере восстановили те же системы кланов, или гильдий, которые использовались в древней Атлантиде. Эти гильдии становились настолько могущественными, что неизменно достигали власти даже над лидерами целых народов - царями и императорами. Это происходило во всем мире, независимо от того где именно разворачивалась история Толтеков.

В отношении последнего замечания следует отметить, что цивилизация Толтеков в Мексиканской долине, описываемая Карлосом Кастанедой, была лишь одной из множества более поздних цивилизаций. С исторической точки зрения, существовала только одна линия, получившая имя Толтеков, однако, как уже объяснялось ранее, все мировые Цивилизации, как бы они ни назывались, возникли в результате переселения Толтеков из Атлантиды. По этой причине ядром всех цивилизаций были жрецы -видящие, прошедшие обучение в традиции Толтеков. В результате такой общности наследия и традиции и, несмотря на то, что различные цивилизации были разделены огромными промежутками времени, знания Толтеков во всем мире всегда развивались по более или менее схожей схеме.

Древние Видящие правили очень долгое время, в течение которого продолжали накапливать огромное количество информации о манипулировании осознанием, однако они использовали эти знания по большей части для поддержки черного искусства.

Многие ритуалы и магические заклинания, сохранившиеся в мире до наших дней, представляют собой смягченные версии тех методик, которые использовались в то или иное время Древними Видящими.

Магия процветала, и, в зависимости от того, к какой цивилизации они относились, многие Древние Видящие сохранили свое влияние вплоть до пришествия Христа и основания Христианской Церкви - и даже после этого. Именно по причине неразборчивых в средствах действий и вредоносных стремлений этих Древних Видящих Христианская Церковь начала великое гонение язычников.

Однако вопреки всеобщему мнению, гибель Древних Видящих была вызвана не только Христианской Церковью. Даже в отсутствие Христиан Древние Видящие часто оказывались во власти других завоевателей. Это происходило потому, что, хотя Древние Видящие и стали почти настолько же могущественными, что и их предшественники из Атлантиды, у них все еще был один серьезный недостаток, избавиться от которого им не удавалось.

Этот недостаток заключался в том, что Древние видящие не в полной мере овладели силой воли которую атланты использовали с удивительной легкостью. Во многих отношениях это стало благословением, ибо, если бы Древние Видящие овладели волей, повторились бы несчастья Атлантиды, так как они, несомненно, обрушили бы на своих врагов полную силу своих знаний.

Именно эта неспособность управлять волей спасла мир от новых приемов психической войны и, в конце концов, привела к уничтожению Древних Видящих. Несмотря на всю свою мощь, ритуалы Древних Видящих оставались громоздкими и непрактичными. В случаях физического столкновения с врагами, недостаток времени, необходимого для чтения заклинаний и отправления ритуалов, оставлял Древних Видящих настолько же беззащитными, каким был подчиняющийся им народ.

В это тревожное время и в особенности в эпоху гонения язычников со стороны Христианской Церкви некоторые из наиболее проницательных Толтеков порвали со своей древней традицией и начали переосмысление своего положения в мире. Именно с этих Толтеков началась эра, которую Карлос Кастанеда назвал эпохой Новых Видящих.

Новые Видящие сумели ясно увидеть недостатки продолжительных и запутанных ритуалов. Но еще более важным было то, что они смогли понять тщетность попыток управлять и манипулировать другими людьми, так как подобные попытки неизбежно вели к непрерывным раздорам. Этот раскол в традиции Толтеков стал самым важным событием в их истории, поскольку обозначил поворотную точку в их знаниях и стал тем волшебным ключом, который Толтеки искали со времен гибели Атлантиды.

Как уже говорилось. Древние Видящие обладали достаточными знаниями и способностям, чтобы манипулировать осознанием своих жертв, и делали это без каких-либо угрызений совести.

Факт, что осознанием можно манипулировать, является жизненно важным принципом знаний Толтеков, хотя современные люди скептически относятся к этой истине. Несмотря на то, что такие искусства, как телепатия и гипноз, помогли ослабить подробный скептицизм, людям все еще трудно поверить в то, что кто-то способен манипулировать их осознанием без их согласия или понимания происходящего. Однако именно это умели делать Древние Видящие.

Сегодня Толтеки уже не стремятся к развитию бесконечных методик Древних Видящих, ибо, хотя эта техники и остаются мощными средствами, они уже пережили свое предназначение. Однако, несмотря на то, что Толтеки презрительно отвергли этот аспект их наследия, такие методики по-прежнему остаются неотъемлемой частью их знаний в силу самой принадлежности к традиции.

Необходимо отметить еще один важный факт: благодаря особенности их традиции, знания Толтеков никогда не были и не могут быть потеряны. Это всегда было одной из сильных сторон Толтеков, поскольку накопленные знания являлись основным средством, с помощью которого они могли обретать, свою силу. Однако, как мы уже видели, для Древних Видящих это обернулось слабостью, так как именно эта часть традиции Толтеков искушала их вернуться к отвратительным принципам магов-атлантов. В своей самонадеянности и тщеславии Древние Видящие стремились к такой форме силы, которая давала им власть над людьми, и, хотя в определенном смысле преувеличением было бы называть Древних Видящих олицетворениями зла, они достаточно близко подошли к этому.

Одной из самых, серьезных ошибок Древних Видящих стала их неспособность понять необходимость сделать свои знания более рациональными и практичными, чтобы их можно было использовать на физическом плане. Вместо этого, по причине их чувства собственной важности и одержимости властью, их методы манипулирования осознанием стали еще более запутанными и непрактичными. Более того. Древние Видящие были слишком ленивы, чтобы хоть как-нибудь систематизировать свои обильные и быстро разрастающиеся знания. Со временем наступил момент, когда они уже не могли разглядеть за деревьями леса. Чувство собственной важности подрывало их силу, и, несмотря на то, что они имели в своем распоряжении достаточно устрашающие знания, их хаотичность мешала Древним Видящим извлечь из этого какую- либо реальную практическую пользу.

Хотя сегодня мы уже не можем смириться с заблуждениями Древних Видящих, следует отдать должное этому злу, поскольку те открыли несколько по-настоящему поразительных фактов об осознании, - фактов, без которых традиция Толтеков стала бы намного беднее.

Задача, с которой столкнулись Новые Видящие, заключалась в том, чтобы критически пересмотреть свою перегруженную традицию и заново оценить обширные унаследованные знания. На собственном опыте Новые Видящие смогли понять, что Древние Видящие слишком отклонились от правильного пути, однако к тому времени их знания были слишком обильны и настолько хаотичны, что никто из Новых Видящих не мог с уверенностью отделить в них ценное от бесполезного.

Единственным логичным шагом, который они могли предпринять, было принять гипотезу о том, что все достижения их предшественников остаются сомнительными. В результате такого решения им предстояло классифицировать огромное количество доставшихся им знаний. Это стало концом хаоса и началом долгожданной упорядоченности и трезвого подхода.

Новые Видящие отбросили многочисленные теории, которые были сформулированы Древними Видящими и занимали центральное место в их знаниях, и начали искать практические пути использования этих знаний. Постепенно им удалось свести большую часть своего наследия к нескольким основополагающим принципам, допускающим практическое применение.

Первая из этих концепций связана с тем, что Древние Видящие называли Орлом. В своих попытках постичь смысл существования Древние Видящие действительно научились видеть источник всего живого, который в интерпретации рационального разума напоминал нечто вроде черно-белого орла. По этой причине Древние Видящие метафорически называли этот источник Орлом.

Видение Орла было событием, которое стоило огромному количеству Древних Видящих рассудка, жизни, или и того, и другого.

Однако на основании увиденного они сделали вывод о том, что смысл существования заключается в повышении качества осознания. Это было бесценное открытие, и оно легло в основу всего, что знают и делают современные Толтеки.

Древним Видящим удалось увидеть, что именно Орел одаряет всех существ осознанием при рождении и отнимает его в момент смерти, обогащаясь при этом жизненным опытом живых существ.

Древние Видящие поняли это в том смысле, что Орел питается осознанием, и единственным предназначением существования является, таким образом, поддерживание постоянного обновления осознания, позволяющее высвободить все его скрытые потенциальные возможности.

Разумеется, важно понимать, что на самом деле нет ни Орла, ни чего-то подобного, - в этом непостижимом источнике жизни вообще нет ничего зримого. Однако даже видящий подчиняется обусловленности рационального разума, которому по самой его природе свойственно истолковывать объекты, и визуальный образ Орла представляет собой результат такого толкования.

Проявленная Вселенная является бесконечностью вне пределов наших, представлений о времени и пространстве, ибо ее размеры и сложность не могут быть доступно изложены в словах языка или концепциях смертных людей. Это не Бог, так как Бог является, в конечном счете, частью того, что нам известно. Церкви, проповедники религии и даже простые люди постоянно пытаются объяснить нам Бога, и потому Бог становится чем-то вмещающимся в рамки слов, в сферу концептуализации.

Однако за пределами слов, вне описаний и вне концепций лежит неописуемое, непостижимое Не-Существование, которое можно описывать только как Невыразимое. Это было еще одной ошибкой Древних Видящих. В своем невежестве они никогда не прекращали считать, что большая часть того, что составляет проявленную Весленную, явно является непостижимым и непознаваемым в рамках нашей человеческой обусловленности. "Новые Видящие исправили эту ошибку" выявив и обозначив три совершенно различных уровня осознания.

Они назвали первый из этих уровней известным - он состоит из всего, что человеческое существо способно замечать в своем обычном осознании. Второй уровень, именуемый неизвестным, представляет собой чрезвычайно обширную и загадочную область, которая, однако, постепенно и последовательно может стать известной и познается по мере того, как видящий достигает все большего мастерства в видении. Однако третий уровень, непознаваемое, означает тот уровень осознания, который никогда не может быть познан человеком, пока он сохраняет свою "человечность". Войти в непознаваемое означает потерять все присущие человеку свойства, и именно поэтому такое множество Древних Видящих лишилось рассудка.

Целые поколения Древних Видящих собрали огромное количество данных об осознании, но никогда не формулировали их упорядоченным образом. Когда Новые Видящие принялись приводить эти факты в порядок, они открыли ряд других очень важных концепций; все они были сведены в упорядоченную совокупность и составили набор принципов под названием Истины Осознания.

Новые Видящие считали эти принципы первостепенными по отношению ко всем их знаниям, и эти истины вплоть да наших дней составляют фундамент учений Толтеков.

Большая часть Истин Осознания основана на акте, восприятия и на том, как именно он происходит. Новые Видящие обнаружили, что всю тайну восприятия можно достаточно адекватно описать следующими девятью принципами:

1. Вселенная состоит из бесконечного числа знергетических полей, напоминающих нити света.

2. Эти нитеподобные знергетические поля исходят от источника невообразимой протяженности, метафорически именуемого Орлом.

По этой причине энергетические поля называют Эманациями Орла.

3. Человеческие существа тоже состоят из бесконечного числа таких нитеподобных энергетических полей, которые проявляются в форме большого светящегося яйца. Размеры этого яйца по вертикали равны высоте человеческого тела с вытянутыми над головой руками, а по горизонтали оно распространяется на ширину рук, расставленных в стороны. Это яйцо называют коконом человека.

4. В любой момент времени лишь небольшая часть энергетических полей внутри кокона освещена расположенной на его поверхности, ярко сияющей точкой света.

5. Восприятие происходит, когда энергетические поля, освещенные этой точкой света, распространяют свое свечение на соответствующие энергетические поля вне кокона. Эта точка света называется точкой, где собирается восприятие, или, сокращенно, - точкой сборки.

6. Точку сборки можно сместить в любое другое положение на поверхности кокона и даже внутри него. Поскольку точка сборки освещает любые энергетические поля, с которыми приходит во взаимодействие, новые энергетические поля, освещаемые в результате такого смещения, определяют новое восприятие. Именно этот новый уровень восприятия называется видением.

7. Когда точка сборки смещается достаточно далеко, человек воспринимает совершенно новый мир, настолько же, реальный, как и мир обычного восприятия.

8. Во всей Вселенной существует таинственная сила, именуемая намерением. Эта сила обеспечивает восприятие, так как именно намерение, во-первых, настраивает энергетические поля и, во-вторых, является причиной осознания этой настройки.

9. Цель воинов заключается в переживании всех возможных восприятий, доступных человеку. Это называется Полным Осознанием, и оно приводит к иному способу смерти.

Чтобы видеть, Древним Видящим приходилось использовать для смещения точки сборки галлюциногены, но Новые Видящие осознали, что это так же непрактично, как и все ритуалы Древних Видящих. Больше, чем когда-либо, им требовались практичные способы перемещения точки сборки, и чтобы найти эти способы.

Новые Видящие начали изучать точку сборки с помощью видения, хотя вначале им и приходилось использовать для достижения этого состояния растения Силы. Исследования оправдали затраченные усилия, так как Новые Видящие не только нашли необходимые методики, позволяющие им перемещать точку сборки, но и открыли загадку воли.

Древние Видящие знали о существовании таинственной силы, которую их предшественники - атланты использовали с невероятной легкостью. Благодаря наблюдениям они знали также, что эта сила присутствует во всем в проявленной Вселенной. Древние Видящие называли это явление силой, но так никогда и не постигли ее и не смогли освоить ее применение.

Новые Видящие обнаружили, что эта таинственная сила является на самом деле энергией сонастройки, то есть той силой, которая высвобождается, когда энергетические поля внутри кокона начинают настраиваться на энергетические поля вне кокона. Новые Видящие назвали эту силу волей и определили ее как "непрерывный поток энергии, которым видящий может управлять с помощью намерения".

Новые Видящие узнали также, что воля является той силой, которая заставляет людей вести себя в соответствии с их восприятием. Таким образом, эта сила определяет наше восприятие мира. Именно воля фиксирует точку сборки там, где она расположена. В этом отношении важно осознавать, что, хотя и существует определенная область, в пределах, которых всегда находится точка сборки, ее точное положение определяется привычными и повторяющимися действиями. Очевидно, что у каждого человека есть свои собственные привычки, поэтому нет двух людей, у которых точки сборки находились бы в совершенно одинаковом положении.

Точка сборки человека обычно расположена на поверхности кокона, примерно напротив точки между лопатками. В своем развитии обычный ребенок сначала находит наиболее подходящее место для своей точки сборки, а затем фиксирует ее повторяющимися действиями. Такое повторение сначала происходит под влиянием поощрения со стороны старших, а затем - с помощью привычного внутреннего диалога. Сегодня Толтекам известно, что человек способен поддерживать свою точку зрения на мир только посредством непрерывного подтверждения этих взглядов с помощью внутреннего диалога с самим собой. Это означает, что мир всегда выглядит именно таким, каким он является в постоянных утверждениях человека, обращенных к самому себе.

Однако наиболее важный аспект знаний Толтеков заключается в том, что, как только внутренний диалог остановлен, точка сборки может перемещаться свободно. Остановка внутреннего диалога позволяет человеку достаточно спонтанно испытывать измененные состояния восприятия. Это и представляет собой тот волшебный ключ, который так страстно искали Древние Видящие. Если бы они осознали, что единственное подлинное значение их ритуалов кроется в способности смещать точку сборки, они тоже обнаружили бы этот ключевой элемент и разгадали бы тайну воли, или силы.

Как только это открытие было сделано, знания Толтеков преобразились и Новые Видящие нашли свой путь, исправляющий ошибки их предшественников.

Для перемещения точки сборки Новые Видящие определили три основные методики, основанные на девяти Истинах Осознания.

Первая техника называется Искусством Сталкинга, вторая Искусством Сновидения, а третья - Овладением Намерением. Эти три методики привели к развитию трех различных сфер деятельности, в которых каждый ученик, если только он стремится стать Толтеком, должен достичь полного мастерства, - это Искусство Сталкинига, Овладение Осознанием и Овладение Намерением. В этой схеме Искусство Сновидения входит в Овладение Осознанием и используется исключительно как средство, благодаря которому точку сборки можно перемещать для достижения измененных состояний восприятия.

Эти три сферы деятельности традиционно определяются как три проблемы, с которыми приходится столкнуться и которые необходимо разрешить воинам, идущим по Пути Силы, Искусство Сталкинига называется проблемой сердца. Оно описывает то чувство ошеломленности, которое испытывают воины, когда начинают осознавать, во- первых, что мир выглядит таким, каким мы его видим, только из-за особенностей нашего восприятия и, во- вторых, что в ином восприятии этого мира наши представления о нем, казавшиеся такими нерушимыми, совершенно изменяются.

Овладение Осознанием называется проблемой разума. Это та поразительная бесконечность, которую воины начинают ощущать, когда постигают непостижимую загадочность и протяженность человеческого осознания.

Овладение Намерением представляет собой проблему духа человека. Это окончательный парадокс, который заключается в способности человека совершать действия - физические, эмоциональные и мысленные, - выходящие за рамки обычного человеческого понимания.

В отношении процесса обучения важнейшим открытием Новых Видящих стало то, что уже было обнаружено ранее Древними Видящими - то, что у человека есть два типа осознания, которые называют правой и лево и сторонами человека. Правая сторона означает мыслящую, логическую, рациональную сторону человеческого разума. С правой стороны все знания протекают линейно и последовательно. Левая сторона, напротив, представляет собой чувствующую, иррациональную сторону человеческого разума, которая функционирует совершенно независимо от логического, иди линейного, течения последовательных шаблонов мышления. Лучший способ понять правую сторону как противоположность левой - рассмотреть пример проявления обеих.

Представим себе мать, которой сообщают по телефону о том, что с ее сыном что-то случилось. С правой стороной матери будет происходить примерно следующее:

Телефон звонит, и мать поднимает трубку, не ожидая никаких неприятностей. Когда ей сообщают о несчастном случае, она сначала испытывает шок и испуг, а затем беспокойство о здоровье сына. В ее разуме последовательно проносятся многочисленные вопросы: "Он ранен? Где он? Что случилось? Он в больнице?" Это несколько упрощенная, но все же типичная логическая реакция, во время которой одни мысли сменяются другими. Но если бы мать могла замечать свою левую часть, ее восприятие стало бы совершенно иным, например таким:

Этим утром, когда ее сын еще не ушел, мать испытывала чувство беспокойства о его безопасности и, хотя для ее волнения не было никаких логических оснований, она не могла избавиться от него. Затем, поздним утром, она испытала неожиданное чувство тревоги. В это мгновение она почувствовала присутствие своего сына и могла ощутить, что он испытывает сильную боль. Мать не задержалась на мыслях об этом, но инстинктивно направилась к телефону, раздумывая, как ей найти сына или кого-то, кто мог бы успокоить ее. Прежде чем она подошла к телефону, он зазвонил, и, подняв трубку, мать ощутила холодные мурашки, которые поползли по ее спине, поскольку уже знала, что услышит о том, что с ее сыном произошел несчастный случай. Однако, только начиная разговаривать по телефону, мать каким-то образом уже знала, что он не пострадал и просто испытал шок.

Эти два примера ясно показывают разницу между правой и левой сторонами. Правая означает рациональную реакцию на твердые доказательства, которые выстраиваются в последовательность логических мыслей; левая представляет собой иррациональное ощущение, не имеющее ничего общего ни с логикой, ни с исходными четкими фактами. Эти иррациональные чувства будут подкреплены необходимыми подтверждениями немного позже. При попытках понять эти концепции следует учитывать, что понятия "правая" и "левая сторона" относятся к светящемуся кокону человека и не означают правое и левое полушария мозга и соответствующие им функции.

Древние Видящие называли левую сторону повышенным осознанием, и, поскольку отсутствие логического мышления усиливает ясность, они переводили своих учеников в это состояние, чтобы те достигали необходимого для изучения магии уровня сосредоточенности. Единственный недостаток такого метода обучения заключается в том, что ученики с огромным трудом запоминают положения, преподаваемые им в состоянии повышенного осознания.

Подобный недостаток памяти становится серьезным препятствием, поскольку, прежде чем ученик сможет применить полученные знания, ему приходится усиленно вспоминать их. Такая борьба часто растягивается на целые годы, и в результате к тому времени, когда ученик вспоминает обучение, он вследствие продолжительных усилий бывает полностью поглощен им.

У современных Толтеков иные представления, так, как теперь нам известно, что человек всегда обучается одновременно на обоих уровнях. Однако обучение и запоминание того, чему мы обучаемся, как и все остальное, требует затрат энергии. Это приводит к новой проблеме: у подавляющего большинства людей просто не хватает энергии на осознание того, что они усваивают как левой, так и правой сторонами.

Иногда энергия человека находится на таком низком уровне, что он не способен припомнить даже то, что усвоил правой частью, не говоря уже о левой. Особенность нашего осознания такова, что правая сторона всегда превосходит левую. Вся доступная энергия используется в первую очередь для осознания, а затем - для воспоминания о знаниях правой стороны, но к левой стороне направляется только избыточная энергия.

В используемой в наши дни схеме обучения учеников очень редко переводят в повышенное осознание - по той простой причине, что необходимое для вспоминания время оказывается слишком драгоценным. С самого первого дня подготовки ученику даются указания, позволяющие ему достигать естественного и непреднамеренного перехода в состояние повышенного осознания.

Хотя в самом начале подобные переходы неизбежно являются краткими, очень скоро ученик начинает достигать мастерства в этом искусстве. Соответственно, по мере того как ученик обретает способность более глубокого погружения в повышенное осознание, получаемые им указания становятся все более полными.

У такого нового метода есть два огромных преимущества: во-первых, ученик с самого начала учится управлять собственным осознанием и, во-вторых, он не тратит время на продолжительное вспоминание.

Это очень краткое изложение нового подхода и схемы обучения, которые были разработаны Новыми Видящими на основе знаний, унаследованных ими от своей традиции. Деятельность Новых Видящих только начала набирать силу, когда Христианская Церковь принялась за продолжительное гонение язычества.

Несмотря на все несчастья, принесенные этим преследованием, оно все же предоставило Новым Видящим беспримерную возможность отточить свои вновь обретенные способности и превратить их в поразительно точные орудия. Ошибки и небрежности к следовании методикам приводили к пыткам и смерти от рук преследователей. Те воины, которые не успевали учиться или просто оказывались недостаточно умелыми в своих новых искусствах, очень быстро погибали. Это был самый бескомпромиссный период в истории Толтеков, так как, хотя им и удалось довести свои знания до совершенства, гонения во многих частях мира оказались настолько опустошительными, что повсюду Толтекам приходилось принимать чрезвычайно важные решения.

В попытках выжить в течение последующих столетий, Толтеки всего мира в тот или иной момент принимали решение рассеяться.

Вследствие этого руководители отделяли свои группы друг от друга. Это был серьезный шаг, и он не только привел к образованию различных линий, но и впервые в истории Толтеков вызвал изолированное развитие их знаний.

Это решение и его результаты стали известными как "Доктрина Независимого Развития". Распространившиеся последствия этого шага были настолько далеко идущими, что в наши дни все группы Толтеков пребывают в одиноком затворничестве и хорошо скрыты от глаз общественности. Между группами нет никакой связи, за исключением телепатического мысленного общения руководителей Толтеков. Однако даже такая мысленная связь имеет настолько тонкий характер, что ни одни руководитель группы не способен установить личность или местоположение другого.

Для понимания исторического развития традиции Толтеков в целом необходимо осознать еще один аспект знаний Толтеков.

Новый метод обучения, применяемый и в наши дни, имеет еще одно важное преимущество - он допускает особые указания для определенных "новых" типов людей, которые начали сейчас воплощаться. Этот факт упоминается здесь только как интересная подробность, так как он не относится к большинству учеников.

Так называемый новый тип встречается пока очень редко. К нему относятся Толтеки, прошедшие в предыдущих воплощениях совершенно особую подготовку, качество силы, которой они владеют, чрезвычайно отличается от общеизвестного. Эти Толтеки получили звание Воинов Третьего Внимания.

Чтобы избежать серьезной путаницы в будущем, особо отметим, что, хотя все Толтеки могут показаться похожими друг на друга, это не совсем так. В соответствии с уровнем подготовки и мастерства Толтеков можно разделить на три различные категории.

Эти три категории существования Толтеков называются дворами* (Англ. courts. court - двор (короля и т. и.), двор, корт, н, наконец, суд).

Первый, внешний двор, охватывает тех, кого именуют Воинами Первого Внимания, во второй, внутренний двор, входят Воины Второго Внимания, а третий двор - так сказать. Святая Святых - образуют Воины Третьего Внимания.

Эти три двора не следует путать с тем, что называют тремя стадиями развития воина: охотник, воин и человек знания, хотя, строго говоря, эти три стадии действительно часто совпадают с границами дворов. Таким образом, продвигаясь по трем стадиям, ученик становится сначала Толтеком Первого Внимания, потом поднимается на уровень Второго Внимания и, наконец, достигает Третьего Внимания.

Разумеется, такая подготовка обычно не может быть осуществлена в течение одной жизни. Поэтому Толтеки всего мира проходит очередные дворы постепенно, хотя всегда встречаются редкие личности, двигающиеся вперед быстрее, чем остальные.

Такие люди неизменно становятся руководителями даже среди Толтеков. К примеру. Древние Видящие были по большей части Воинами Первого Внимания, но среди них встречались руководители Второго Внимания, определяющие направление действий целых групп. Новые Видящие были, в Целом, Воинами Второго Внимания, но у них, в свою очередь, были руководители, которые начали овладевать Третьим Вниманием.

Три уровня мастерства, или дворы, проще понять, если рассмотреть все три стадии подготовки ученика в целом.

Каждый ученик начинает обучение и обычном осознании, которое называется Первым Вниманием, поскольку соответствующие ему учения доступны каждому. Это, если можно так выразиться, уровень среднего человека с улицы, и он связан с теорией и практическими приложениями тех основных принципов, которые относятся к получению знаний о личной силе.

Такая подготовка покрывает все аспекты традиции Толтеков, известные как учения для правой стороны, и обычно она усваивается с относительной легкостью, поскольку нацелена на рациональный разум. Этот раздел учения называется Путем Охотника. Способность овладения указаниями, даваемыми в этом разделе, а также умение перемещать точку сборки позволяют ученику добиться звания Воина Первого Внимания.

Параллельно с этим разделом преподается та часть учения, которая связана с сознанием с точки зрения повышенного осознания или, точнее, со Вторым Вниманием. В этом разделе учеником постоянно манипулируют, добиваясь смещения его точки сборки к левостороннему осознанию, а когда он переходит в это состояние, его заставляют переоценивать все, чему он научился в обычном осознании.

Именно в этой сфере деятельности ученику преподаются принципы стилкинга, сновидения и намерения. Такая подготовка составляет те знания, которые именуются путем Воина; она готовит ученика к более развитому уровню деятельности.

Овладение Путем Охотника и Путем Воина означает уровень знаний, соответствующий званию Воина Второго Внимания.

Если помимо овладения этими сферами деятельности воин способен видеть без посторонней помощи, он считается Толтеком - это понятие, как мы помним, означает видящего, или человека знания.

С этого момента воину уже не нужны указания как таковые, поскольку перед силой его внутреннего зрения открывается все.

Однако присуждение статуса Толтека на этой стадии развития воина не является в строгом смысле правильным, хотя и широко использовалось Новыми Видящими в прошлом. Согласно традиции, такой статус присуждается лишь тогда, когда видящий принимает на себя ответственность за руководство своими людьми.

Достигнув в своем развитии этого уровня, воин становится самостоятельным мастером, и потому следующий раздел его подготовки не подразумевает указаний в обычном смысле этого слова. Эти указания представляют собой скорее руководство, помогающее ему как волшебному созданию Вселенной распространить свою полную силу и ответственность.

Знания, соответствующие этому разделу, связаны в первую очередь с измененными состояниями восприятия и их применением, а также с иными мирами, обитателями этих миров и их взаимодействием с человеком. В этот период своей подготовки воина направляют к исполнению его подлинных функций в роли одного из четырех различных типов мужчин и женщин в группе Толтеков; (Группа - технический термин для обозначения воинов, действующих на физическом плане под руководством нагваля. - Прим. автора.) кроме того, он получает указания о предназначении и судьбе его группы (Англ. unit.) воинов и более крупной группы(Англ. group.) к которой они относятся. (Осознание человечества делится на семь различных качеств осознания, также именуемых группами. Группы воинов представляют собой подразделения этих более крупных групп. - Прим, автора.) Тогда как начальная подготовка воина в основном связана с развитием личности, данная стадия подготовки подразумевает принцип групповых усилий. Она основана на разумном сотрудничестве в процессе руководства всей расой и ответственности человека по отношению к другим формам жизни, с которыми он делит эту планету. Овладение этим разделом знаний представляет собой именно то, что составляет Путь Толтека. Это вершина развития Толтеков, но, если она достигнута, она приводит воина к тому, что именуется Последним Выбором.

Последний Выбор воина означает выбор одного из двух путей, по которым может пойти Толтек, достигший этого уровня в развитии своей силы. Один путь называется путем Свободы, а второй - Путем Великого Приключения. Второе направление представляет собой величайшее искушение для воинов, ибо это блистательный и соблазнительный путь, предлагающий тем, кто предпочел его, ослепительное могущество, которое можно описать только как нечто опьяняющее, хотя этот путь и не ведет воинов к свободе.

Последователи Пути Великого Приключения развивают полный потенциал Второго Внимания, который позволяет воинам заручаться поддержкой неорганических существ, преображать человеческое тело и даже до такой степени замедлять процесс старения, что они достигают относительного бессмертия.

С другой стороны, те воины, которые предпочли отказаться от такой силы, продолжают свои поиски, не поддаваясь одержимости чарами Второго Внимания. Со временем эти воины обнаруживают, что перешли к уровню осознания, именуемому Третьим Вниманием.

Эти воины идут по Пути Свободы, н их называют Воинами Третьего Внимания.

Воины Третьего Внимания всегда остаются в группе, к которой они принадлежат, и продолжают исследовательскую работу, содержание каковой нелегко передать словами, так как она подразумевает перенос шаблонов мышления и манипулирование осознанием и восприятием за пределами обычного человеческого понимания.

Такой род деятельности наиболее точно описывается как ориентированный исключительно на группу, однако, не совсем в обычном понимании этого слова. Достаточно будет сказать, что, хотя все Воины Третьего Внимания долго, очень долго трудились над пониманием того, что их сила не дает им права вторгаться в те ситуации, в которые нет необходимости вмешиваться, они все же с неизменной готовностью приступают к любым задачам, которые периодически ставят перед ними Те, кого Толтеки называют Хранителями Расы.

Как уже упоминалось, в наши дни эволюция мира достигла решающего перекрестка. Эволюция Толтеков столкнулась с таким же кризисом, поскольку испытание, предстоящее миру, совпадает с проблемами, которые возникли перед Толтеками. Сегодня Воины Третьего Внимания признают тот факт, что, если эволюция Толтеков будет протекать согласно Всеобщему Закону и они опять займут свое истинное положение в обществе, им придется расстаться с Доктриной Независимого Развития. Если Толтекам как единому Целому предстоит исполнить свое подлинное предназначение в определении судьбы планеты, то Толтеки всего мира вновь должны объединиться и воссоединить свои силы и знания.

Аналогичным образом, чтобы достичь процветания и спокойствия в мире, человечеству необходимо расстаться с сектантством, расизмом и сепаратизмом и выработать всеобщий курс, который объединит все народы мира и их знания в единый фонд общечеловеческой цели.

Это не означает, что должно возникнуть одно мировое правительство или даже единая мировая религия; скорее, человечество должно стремиться постичь взаимоотношения и взаимосвязи всего живого и любого истинного знания. В конечном счете, существуют только одно человечество и лишь одна истина. Источником изолированности и разделенности, неправильного понимания и ненависти является лишь то, что человек пока не способен признать факт, что существует не только та единственная система отсчета, которой он так догматично придерживается.

Если бы человек мог приостановиться и задуматься о том, что мир, возможно, совсем не таков, каким человек заставляет себя его видеть, он пришел бы к осознанию того, что многообразие религиозных верований или различия в политических идеологиях еще не означают, что одни правы, а другие ошибаются - скорее, все они представляют собой какую-то грань всеобъемлющей истины.

Как только это положение становится ясным, не так трудно увидеть, что для понимания всей истины необходимо постичь все ее грани - и тогда концепция всеобщего братства не покажется столь уж идеалистической и недостижимой.

Толтеки всегда знали, что понимание зависит от используемой системы отсчета. Если такая система изменяется, то же происходит и с нашим восприятием мира и, следовательно, с пониманием истины. В конце концов, единственная истина, достойная внимания и стремления, заключается в том, что любое восприятие порождается подвижностью точки сборки, - подвижностью, которая необходима для достижения полного осознания. Это совершенно особое знание является тем даром, которое Толтеки несут человечеству, и надежды человека на будущее процветание и спокойствие в мире зависят от умения распорядиться этим знанием.

Как показывает жизнь, в мире невозможно установить подобное спокойствие с помощью политических соглашений, основанных на пустых обещаниях. Продолжительного мира можно достичь только в том случае, если он признается всеми и опирается на всеобщее понимание взаимоотношений и взаимосвязей всего живого.

Конечно, подобный принцип далеко не нов, поскольку человечество извечно мечтает о всеобщем братстве. Однако до тех пор, пока человек догматично придерживается представления, что физический план реальности является единственной существующей системой отсчета, он будет продолжать сражаться за то, чтобы его братья приняли его точку зрения, его убеждения и его идеологию как единственно правильные.

Ярким примером тому является Христианская Церковь. Хотя был только один Христос, который принес миру благую весть, сегодня существует столько разнообразных направлений Христианской Церкви, заявляющих, что именно они обладают подлинной истиной, что голова идет кругом. Не лучше выглядят в этом отношении и другие мировые религии, особенно движения "Нью-Эйдж" и школы эзотерической мысли. Любого, кто приступает к поискам истины в наши дни, неизбежно атакуют самые фантастические утверждения, оглашаемые сонмами движений и личностей, совершенно бессовестно извлекающих выгоду из полного смятения человека, пытающегося определить чему следовать.

Учитывая то, что произошло с религиозными институтами человечества, нет ничего удивительного в том, что ученые всего мира в той или иной степени отдалились от убеждений, на которых было основано их этико-религиозное мышление. Однако Толтеки могут оказать бесценную помощь и науке. Знания Толтеков о человеческой психике, ее отражении во Вселенной и природе не являются чем-то таким, что основано на случайных допущениях и суевериях. Эти знания могли бы получить методичное и научное подтверждение, если бы только ортодоксальная наука захотела сделать это.

То же справедливо и в отношении медицины, хотя и в этом случае вполне попятно, что ортодоксальная медицина наверняка возмущенно фыркнет, сочтя это одним из очередных надувательств, которые, к сожалению, временами действительно возникают, прикрываясь названием нетрадиционной медицины. Это совсем не означает, что нетрадиционная медицина является вздором - просто в мире существует печально много невежественных людей, воображающих себя целителями.

Если человечество захочет признать взаимоотношения всего живого хотя бы в качестве рабочей гипотезы, образование также автоматически претерпит большие изменения - совершенно необходимые, если только мы хотим обеспечить грядущее поколение знаниями, которые позволят им удовлетворить текущие и будущие потребности мира.

Для достижения всего этого мир в целом должен сегодня обратить свое полное внимание к той крошечной сироте мира, которая называется Южной Африкой. Эта загадочная страна, в которой сосуществует смешанные народы, смешанные убеждения, противоборствующие политические идеологии и социально-экономические разногласия, долго скиталась в потемках человеческих неудач и отчаяния, но именно в этой темноте она начала искать надежду, вызванную всеобщим примирением и взаимозависимостью всего живого.

В этой стране возникнет совершенно новый строй человеческого общества, основанный на мягкости и терпимости, исходящих от тех людей, которым наконец-то удалось постичь важность каждой личности как отдельной единицы, необходимой для благополучия целого. К 2000 году мир будет обращаться за советами по всем вопросам гуманистического характера именно к Южной Африке.

Из-за продолжительного и грубого сепаратизма Южная Африка лицом к лицу столкнулась со значением братства и мировой доброй волн. Именно к этому результату в течение всех последних десятилетий прикладывали все свои усилия Хранители Расы. По той же причине именно в этой стране Толтеки начнут движение к воссоединению и возобновлению своего давно оставленного руководства над мировым мышлением.

Эти строки завершают рассказ об историческом развитии знания Толтеков в течение долгих эпох вплоть до нашего времени, и, я надеюсь, что теперь у читателя есть определенные представления о тех обстоятельствах, на фоне которых следует рассматривать деятельность Толтеков, стремящихся двигаться по Пути Знания.

Если бы возникла необходимость описать Путь Толтеков в нескольких словах - хотя, разумеется, подобное описание, вряд ли может оказаться точным, - то можно было бы сказать, что в конечном итоге это Путь Силы, а также Путь Свободы, Это Путь Силы, во-первых, потому, что на этом пути мы учимся обретать силу, позволяющую нам осознавать скрытые в каждом из нас потенциальные возможности, а во-вторых, по той причине, что мы учимся использовать этот скрытый потенциал, чтобы открыть в себе невероятные силы осознания и восприятия. Как только человек постигает тайны восприятия и овладевает ими, наши силы и способности вносить в мир спокойствие и процветание полностью раскрываются и становятся готовыми к применению.

Но это и Путь Свободы, поскольку на этом пути мы учимся тому, что у нас есть выбор. По своему собственному выбору мы можем остаться жертвами судьбы, упорно придерживающимися одного - единственного взгляда на мир. С другой стороны, мы способны расширить свое осознание, вместить в него все возможные формы восприятия, доступные человеку, и соединиться таким образом со своей судьбой. Соединяясь со своей судьбой, мы в каком-то смысле возвышаемся над ней и так обретаем определенную степень свободы.

Толтеки учат тому, что каждый из нас обладает способностью и правом сделать свою команду командой Орла, так как это является тем, что мы называем даром Орла человеку. Однако очень редкие люди по-настоящему осознают, что единственным, что требуется от нас для того, чтобы принять этот воистину бесценный дар, являются знания и энергия, позволяющие перемещать точку сборки* В этом отношении те из нас, кто посвятил свои силы хранителям Расы и помогают духовному росту всего живого на этой планете, готовы приступить к обучению человечества с полной отдачей сил.

Толтеки стремятся представить все свои знания в распоряжение мира, чтобы человечество могло, наконец, воспользоваться плодами принадлежащего ему по праву наследия. Очень долгое время Толтекам приходилось исполнять роль стражей этого наследия, и потому им довелось нести тяжелое бремя исключительной ответственности за свои народы. В прошлом это было необходимо, но сегодня ситуация изменилась. Человечество достигло зрелого возраста, и поэтому настало время принять на себя общую ответственность за мирное и успешное продвижение эволюции всего живого на нашей прекрасной планете.

Таким образом, Толтеки сыграют свою роль в объяснении человечеству того, что именно подразумевает его наследие, и тогда человеку откроются древние тайны. Настоящая книга представляет собой лишь первый шаг в этом направлении. Воистину, наступил час силы человечества. Это то время, когда человечество должно уловить мимолетный миг шанса - возможности, которую человек не может упустить, если только он действительно хочет стать самим собой, волшебным созданием Вселенной, которым он является по божественному праву от рождения.

Все это происходит согласно Божественному Закону, и потому пусть исполнится древнее пророчество.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ ПРИНЦИПЫ

ЛИСА Воин признает существование высших сил, которые направляют его и другие существа. Эти силы диктуют обстоятельства как жизни, так и смерти.

ГЛАВА ВТОРАЯ.  СВОЙСТВА СЛОВ 

Чтобы поведать истину, нужны двое - рассказчик и слушатель.

ГЕНРИ ДЭВИД ТОРО Как я уже говорил во введении к этой книге, учения Толтеков невозможно понять во всей полноте, если не рассматривать их в особом контексте, в их собственной системе отсчета. В понятиях Толтеков подобная система отсчета называется взглядом на мир и зависит от положения точки сборки человека, которую при определенных обстоятельствах можно заставить перемещаться, что приводит к иному взгляду на мир.

Обычно точка сборки жестко зафиксирована, и поэтому каждый человек имеет только одну точку отсчета, в соответствии с которой естественным образом определяются любые полученные им знания и опыт. По этой причине для перехода к подлинному учению совершенно необходимо ввести и определить некоторые фундаментальные принципы.

Первый принцип, который следует описать, связан со словами и их использованием. Способ нашего видения мира в Целом и знания о нем в частности зависят от того, как мы понимаем и используем слова. Следует подчеркнуть, что слова, независимо от того, насколько тщательно они выбираются, всегда скрывают истину. Этому факту никогда не придается особое значение - человек вновь и вновь спотыкается о слова, так как еще не видит в них те символы, которые они собой представляют, и потому слышит и читает слова в контексте своей социальной обусловленности.

ОШИБКА ЧЕЛОВЕКА В ТОМ, ЧТО ОН ВСЕГДА ИЩЕТ ОБЪЯСНЕНИЙ, ПОДДЕРЖИВАЮЩИХ ЕГО ОБРАЗ МЫШЛЕНИЯ, ЕГО ВЗГЛЯД НА МИР.

Что касается использования слов и попытки увидеть в них то, чем они в действительности являются, то следует осознавать, что существует три типа плохих привычек, в которых человек индульгирует опять и опять.

Когда человек сталкивается с чем-то выходящим за рамки привычного, он всегда прибегает к одному из трех типов плохих привычек:

ФАНАТИК ИГНОРИРУЕТ СЛУЧИВШЕЕСЯ И ДЕЛАЕТ ВИД, БУДТО НИЧЕГО НЕ ПРОИЗОШЛО.

ВЕРУЮЩИЙ ЧЕЛОВЕК ПРИНИМАЕТ СЛУЧИВШЕЕСЯ ЗА ЧИСТУЮ МОНЕТУ, СЧИТАЯ, ЧТО ОН ПОНИМАЕТ ПРОИСХОДЯЩЕЕ.

ГЛУПЕЦ ОЗАДАЧЕН СЛУЧИВШИМСЯ И НЕ ЗНАЕТ, ПРИНЯТЬ ЕГО ИЛИ ОТБРОСИТЬ, И ПОТОМУ ОН СТАНОВИТСЯ ОДЕРЖИМЫМ СВОИМИ ВОПРОСАМИ.

Если читатель хочет понять и оценить учения Толтеков, ему следует старательно избегать этих дурных привычек и занимать позицию воина.

КОГДА ВОИН СТАЛКИВАЕТСЯ С ЧЕМ-ТО НЕОБЫЧНЫМ, ОН ВЕДЕТ СЕБЯ ТАК, СЛОВНО НИЧЕГО НЕ ПРОИЗОШЛО, ПОТОМУ ЧТО ОН НЕ ВЕРИТ НИ ВО ЧТО ВО ИМЯ САМОЙ ВЕРЫ. ХОТЯ ВОИН ПРИНИМАЕТ ВСЕ ЗА ЧИСТУЮ МОНЕТУ, ОН НЕ ОБРАЩАЕТ НА ЭТО ВНИМАНИЯ, ТАК КАК ЗНАЕТ, ЧТО МИР ЯВЛЯЕТСЯ СОВСЕМ НЕ ТАКИМ, КАКИМ ВЫГЛЯДИТ. ПО ЭТОЙ ПРИЧИНЕ ВОИН ВЕДЕТ СЕБЯ ТАК, СЛОВНО КОНТРОЛИРУЕТ СИТУАЦИЮ, ДА ЖЕ ЕСЛИ НА САМОМ ДЕЛЕ ОН СОВЕРШЕННО ОЗАДАЧЕН, ПОСКОЛЬКУ БЛАГОДАРЯ ТАКОМУ ПОВЕДЕНИЮ ОН ИЗБЕГАЕТ ЗАМЕШАТЕЛЬСТВА, ВЫЗВАННОГО ОДЕРЖИМОСТЬЮ.

Давайте посмотрим, как это происходит, использовав в качестве примера историю Толтеков, описанную в начале книги. Фанатики считают эту историю фантастической и не придают ей никакого значения. С другой стороны, верующие люди могут принимать этот рассказ за чистую монету и считать его истинной правдой. Однако приходить в замешательство в отношении того, какие части этой истории выглядят правдоподобными, а какие неприемлемыми, значило бы становиться одержимым такими вопросами, ответы на которые лишь приводят к появлению еще большего числа вопросов. Задавать вопросы, на которые не существует ответа, -достаточно неплодотворное и глупое занятие.

В противоположность первым двум, воину присущ совершенно иной образ мышления, так как он очень хорошо знаком со свойством слов вводить в заблуждение и с тем фактом, что они всегда скрывают истину. По этой причине воин читает и слушает слова, принимая их за чистую монету, но ни на мгновение не начинает верить, что сами по себе слова являются той истиной, которую он ищет. Воин знает, что слова несут в себе истину точно так же, как чашка вмещает воду. Очевидно, у чашки и воды, к��торой она наполнена, нет ничего общего; точно так же нельзя сравнивать буквальное значение слов и ту истину, которую они несут в себе.

Рассмотрим пример понятия энергетического поля. Вероятно, нет никакой возможности понять этот термин в его буквальном значении, и все же нам приходится принимать его за чистую монету, так как это позволяет обогатиться знаниями.

Понятие "энергетическое поле" вызывает у рационального разума представление о каком-либо излучении, будь то свет, цвет, звук, магнитные свойства, электричество, осознание или любая другая форма излучения. Кроме того, подобное поле явно является трехмерным, хотя ничто в самом понятии не позволяет однозначно определить, какую именно форму принимает это поле. Является ли оно круглым, продолговатым, нитеподобным или сферическим? Понятие не объясняет ни то, откуда возникло это поле, ни то, какое воздействие оно оказывает. Нам не известно, распространяется ли оно линейно, пульсирует ли, изменяется или колеблется. Иными словами, мы не знаем предназначения этой энергии, и потому не можем сказать, какую роль она может играть для нас. Более того, нам не известно, не будет ли это энергетическое поле восприниматься иначе при наблюдении в рамках иной системы отсчета.

Очевидно, понятие "энергетическое поле" оказывает большую помощь в формулировании наших знаний, однако само по себе оно является совершенно неподходящим, если описывает то, что видящий способен постичь в одно мгновение. Действительно, видящий может написать целую диссертацию о том нечто, которое он увидел во всей его полноте за один миг восприятия. Вслед за этим он может написать другую диссертацию в попытках обосновать то, что он видел, затем еще одну о его значении, а потом много других - о возможных целях, приложениях и происхождении увиденного и так далее. После того как читатель таких диссертаций старательно прорвется сквозь все эти бесконечные описания, он по-прежнему не сможет ясно понять, что же на самом деде представляет собой энергетическое поле - по той простой причине, что он никогда его не видел и не замечал его воздействия.

Если бы воину приходилось прибегать к такому обучению, он, подобно любому человеку с улицы, безнадежно заблудился бы в лабиринте ничего не значащих слов. С другой стороны, если он видит и использует слова как символы увиденного, он начинает понимать, что слова представляют собой лишь трамплины к подлинному знанию, ключи позволяющие войти в настоящий новый мир восприятия.

Именно по этой причине воин принимает все за чистую монету, но ничему не верит. Это означает, что воин не придает значения буквальному значению слов, понимая, что они лишь скрывают истину, но при этом придает значение самим, словам, так как прекрасно знает, что при правильном использовании они приведут его к тому знанию, которое скрывают.

Поэтому говорят также, что воин никогда не верит во имя самой веры, так как знает, что мир не, таков, каким он выглядит. Таким образом, вчитываясь или вслушиваясь в слова, воин понимает, что он усваивает слова, в которые необходимо вникать или, строго говоря, придавать им звучание.

Такой процесс озвучивания известен как работа со звуком.

Работа со звуком представляет собой скорее деятельность сердца, чем работу разума. Она подразумевает умение распознавать и доверять тому странному ощущению, которое точнее всего описывается как вслушивание во что- то, что звучит правильно.

Восприимчивость к такому ощущению приводит к невероятному потоку знаний - знаний, которыми воин часто обладает, даже не подозревая об этом! Однако в такой момент всегда вмешивается разум, отрицающий это ощущение как воображаемое. Для таких мгновений существует хороший способ различения, который справедливо именуется обоюдоострым мечом. Различение подобного рода способно либо помочь воину достичь ясности, либо разрушить ново обретенные знания.

По этой причине воин ведет себя так, словно контролирует ситуацию, хотя на самом деле может быть совершенно озадачена поскольку признание ощущения знания и возникающее затем доверие к такому поднимающемуся от сердца знанию несет в себе наибольшую угрозу для рационального разума, который считает это покушением на его власть. Вследствие этого воин испытывает страх перед собственной иррациональностью и погружением в трясину фантазий. Единственный способ преодоления подобного страха заключается в том, чтобы действовать так, словно он контролирует ситуацию, поскольку, как бы парадоксально это ни звучало, метод "действовать так, словно" является самым лучшим способом успокоения рационального разума.

Следует подчеркнуть, что так называемое воображение представляет собой способность разума формировать образы - хотя это нечто большее, намного большее. Глубокая истина заключается в том, что простая картинка стоит миллиона слов! Архитектор может описать все, что он собирается построить, парой чертежей, еще проще сделать это, демонстрируя трехмерную модель. Сегодня такие модели с огромной легкостью выполняются с помощью компьютерной графики, но, благодаря способности разума формировать мысленные образы, их можно творить ничуть не хуже, намного быстрее и с большей гибкостью!

Разумеется, модель - не то же самое, что законченное сооружение в физическом мире, не менее справедливо и то, что мысленный образ знания еще не является обоснованным опытом на физическом плане, однако в обоих случаях именно воображение ведет к их материализации. Если бы Белл счел возникший у него мысленный образ телефона чистой фантазией, он никогда не смог бы создать реальный телефон! Подобным же образом, если бы видящие сочли то, что они видят как сдвиг точки сборки, чистой фантазией, современные воины по-прежнему не могли бы сдвигать свою точку сборки, а Толтеки, как и все остальные, оставались бы ограниченными единственной системой отсчета.

ВАЖНЫМ ПРИНЦИПОМ ВОИНА ЯВЛЯЕТСЯ ТО, ЧТО ОН ДОЛЖЕН ВЕРИТЬ, ТАК КАК ВЕРА ЯВЛЯЕТСЯ НЕОБХОДИМЫМ УСЛОВИЕМ ЕГО СУЩЕСТВОВАНИЯ.

Тот факт, что слова представляют собой лишь символическую форму, обеспечивающую более глубокое понимание, представляет собой одну из самых трудных концепций для любого человека.

В попытках сделать человеческий взгляд на мир более утонченным, лингвисты в течение долгих столетий определяли и переопределяли слова языка, добиваясь того, чтобы каждое слово, которым человек пользуется сегодня, имело фиксированные значения в рамках предписанного ему контекста. В результате слова обрели большую важность" чем то знание, которое они изначально должны были передавать.

Сегодня образованность человека оценивается по тому, как он говорит, а не по реальному содержанию сказанного. Слова стали более важными, чем само знание, а теория заняла привилегированное положение в жизни человека. Поразительно видеть ту власть слов и влияние человеческой речи, которые свойственны современному взгляду человека на Мир. Говорят, что после любого изреченного слова Вселенная уже никогда не становится прежней, если это так, то еще более справедливо было бы сказать, что с каждым произнесенным словом человеческий взгляд на мир становится все более жестким.

Когда бы человек ни столкнулся с чем-то новым, таким, что недоступно его рациональному разуму, он немедленно принимается описывать это и объяснять его словами. К тому времени, когда он завершает свои объяснения, случившееся занимает прочное и надежное положение в его взгляде на мир - в этом сила и ловушка слов.

Воин не может избежать использования слов но он способен избежать их ловушки. Он добивается этого, во- первых, сводя использование слов к необходимому минимуму, а во-вторых, - тщательно выбирая используемые слова. Воин знает, что все объяснения и описания относительны и связаны с выбранной им системой отсчета, но, поскольку все системы отсчета изменяются, воин не придает особого значения объяснениям как таковым. Для воина объяснение представляет собой нечто совершенно противоположное тому, что предполагает это слово, происходящее от слова ясность. Чтобы рассмотреть какое-либо слово более внимательно, это слово в буквальном смысле вырывают из его плоскости, из его подлинного контекста. В тот момент, когда понятие извлекается из контекста, собранная о нем ин- формация неизбежно становится неполной, в большинстве случаев - совершенно неточной.

Единственным эффективным способом обхода этой ловушки слов является практика того, что именуется неделанием*.(выбор действия, противоположного тому направлению, которое используется обычно, или просто отличного от него. Эта практика более полно описывается в главе 9. -Прим, автора.). Слова можно использовать без опаски, если отказаться воспринимать их в буквальном значении и не забывать о том, что слова представляют собой лишь символы того знания, которое они скрывают.

На самом деле, единственная ценность слов заключается в том, что они заставляют нас думать шире и глубже, чем прежде. Слова являются инструментами, с помощью которых мы можем помогать другим исследовать неизвестное, и в этом отношении они по праву могут считаться чрезвычайно важными - хотя на этом их значимость и заканчивается. Более того, очень важно помнить, что способность слов раскрывать знание зависит только от опытности слушателя в использовании слов и связана с его пониманием их ценности.

Каким же должен быть подход человека к использованию слов?

Все вышесказанное достаточно подробно отвечает на этот вопрос, но следующее утверждение сделает его еще более понятным.

ВОИН НИКОГДА НЕ СОВЕРШАЕТ ОДНОЙ ГЛУПОЙ ОШИБКИ: ОН НЕ СЧИТАЕТ, ЧТО МИР ЯВЛЯЕТСЯ ИМЕННО ТАКИМ, КАКИМ ЕГО ОПИСЫВАЮТ СЛОВА.

ВОИН ЖИВЕТ ВЫЗОВОМ, И ДЛЯ НЕГО СЛОВА ЯВЛЯЮТСЯ ЛИШЬ ЕЩЕ ОДНИМ ВЫЗОВОМ, НЕ БОЛЬШЕ И НЕ МЕНЬШЕ.

Чтобы распознать вызов, кроющийся в словах, воин должен безупречно вслушиваться в их звучание, в их контекст и, важнее всего, - в то, что они подразумевают. Подлинное содержание слов заключается в том, что они подразумевают, а не в том абсолютном значении, которое они несут по определению. В целом, воин способен видеть подлинное знание, скрытое в используемых человеком словах, - и не столько в самих словах, сколько в том, что они подразумевают. Чаще всего наиболее глубокое содержание можно извлечь из тех слов, которые говорящий не использовал, то есть из тех вопросов, которых он сознательно или неосознанно избежал.

Упражняясь в чтении между строк и вслушивании в невысказанные сообщения человеческой речи, воин начинает видеть.

Следует пояснить, что видение по сути своей не означает чего-то зрительного; скорее, это прямой поток знания, возникающий между говорящим и слушающим и даже между объектом и наблюдателем. Видящие объясняют его в терминах настройки энергетических полей, что вполне правильно с технической точки зрения;

однако видение, начинается с признания воином того, что слова были изобретены только в качестве инструментов общения. Изначально слова были достаточно безвредны, затем они превратились в средства определения приемлемого для обоих собеседников взгляда на мир и, наконец, стали теми орудиями, с помощью которых один человек может добиваться власти над другими, даже над целым народом. Однако ни одного видящего невозможно подавить властью слов, и его чрезвычайно трудно удержать в плену жесткой системы отсчета или взгляда на мир.

Все видящие начинают свой путь одинаково. Поставив перед собой цель, разрушить фиксированность своего восприятия, проходящие обучение видящие начинают задавать себе вопросы обо всем вокруг. Эти вопросы не связаны с тем, истинно данное явление или нет, -видящие пытаются понять, что именно они еще не заметили, В этом заключается единственная разница между ученым и видящим, однако результаты их исследований оказываются совершенно различными.

Ученый пытается доказать любое положение в соответствии с жесткой системой отсчета и потому приходит к таким результатам, которые показывают правильность или неправильность, истинность или ложность таких положений. Видящий признающий изменяющуюся, подвижную Вселенную, в которой понятие абсолютного значения бессмысленно, пытается найти только применение сил Вселенной, не беспокоясь о том, чтобы объяснять их. Видящий знает, что объяснения достоверны только в пределах выбранной системы отсчета и потому не оказывают никакого влияния на те силы, которые он стремится использовать.

Прекрасным примером тому является использование воображения.

Ни один ортодоксальный ученый никогда не допустит, чтобы его обвинили в "выдумках". С другой стороны, видящий совершенно не беспокоится о своей репутации и потому стремится только к наилучшему использованию этого самого волшебного свойства человеческого разума.

"Ученый-интеллектуал" будет долгие дни и ночи биться, пытаясь доказать иди опровергнуть свои теории. И наоборот, видящего совершенно не волнуют такие доказательства, поскольку единственным необходимым для него доказательством является действенность его теории. В настоящее время ни ученые, ни видящие, не могут доказать существования точки сборки, однако, работая с ней, перемещая ее, видящий может делать то, на что не способен ученый. Для видящего само использование точки сборки является достаточным доказательством того, что она реальна, ощутима и ею можно манипулировать. С научной точки зрения, причудой воображения видящего вполне можно было бы счесть саму точку сборки, но не результаты ее использования!

Принципиальная разница между ученым и видящим заключается в их отношении к человеку и миру. Для большинства ученых все неизвестное может быть объяснено на определенной стадии в понятиях жесткой системы отсчета с использованием слов, формул и теорий. В целом, ученые рассматривают человека и мир как нечто фиксированное в рамках системы абсолютных ценностей, даже если эта система понимается ими не до конца. По этой причине человек и мир являются для ученого лишь интеллектуальным упражнением.

В противоположность этому, для видящего человек и мир являются самым поразительным сочетанием постоянно изменяющихся перестановок - удивительным чудом упорядоченности в рамках того, что можно описать только как хаос. И человек, и мир являются для видящего восхитительными загадками, которые, как ему известно, он никогда не сможет в полной мере постичь, поскольку любое понимание основано на жесткой системе отсчета, а калейдоскопические перемещения и перестановки, вызванные непрерывным движением, изменением и текучестью, не подчиняются логическому пониманию.

Ученый видит в словах надежду на возможность свести человека и Вселенную к понятной интеллектуальной формуле. Видящий обнаруживает в словах или, точнее, в том, что они подразумевают, возможность выразить свое восхищение поразительной загадочностью и глубиной человека и Вселенной. Различие ученого и видящего, проявляющееся в результатах их подходов, просто ошеломляет. Ученый ведет человечество к стерильной жизни и всевозрастающей скуке, видящий напоминает человеку о его бескрайнем наследии волшебного существа, живущего в удивительной и непознаваемой Вселенной.

Из-за своего страха перед неведомым человек непреднамеренно, хотя и по собственной воле, променял это восхищение на скуку, приключение на безопасность - и слова являются прекрасным тому свидетельством. Человеку намного более свойственно придерживаться абсолютного и понятного содержания слов, чем рисковать неизвестностью, задаваясь вопросами об обоснованности их буквального значения.

Воин, который является, во-первых, свободным существом, а во-вторых, путешественником и первооткрывателем, всегда ищет скрытый вызов и загадку, которые таятся за буквальным значением слов.

В глубине своего сердца он ощущает, чувствует и просто знает, что любое слово несет в себе ключ к разгадке. По этой причине воин уделяет словам самое пристальное внимание, вновь и вновь мысленно повторяет их и обдумывает со всех сторон, пытаясь выявить все возможные смыслы, которые в них заключены. Для воина принять слово в его буквальном значении означает немедленно оказаться в ловушке невежества и скуки - а это является для него бессмыслицей и нелепой тратой времени и энергии.

Все вышесказанное связано со взглядом Толтеков на использование слов. Однако не только Толтеки понимали слова таким образом. Ниже приведена подборка цитат из произведений лучших писателей и поэтов мира, которая показывает, как каждый из этих мастеров использует слова в своем особом стиле. Выбраны те писатели, которые используют слова в манере, наиболее напоминающей точку зрения Толтеков. В этом отношении приведенные отрывки помогут читателю лучше познакомиться с тем, как следует подходить к словам, если стремиться к выражению скрытой в них истины.

В качестве упражнения в образном обучении и способности читать между строк читателю предлагается попытаться выявить в этом разделе два различных основных подхода, используемых писателями. Эти два подхода будут подробно определены и описаны позже; сейчас достаточно будет сказать, что все люди естественным образом делятся на два особых типа, которые в традиции Толтеков называются сновидящими и сталкерами.

Сновидяшим свойствен достаточно серьезный подход, особо подчеркивающий доброе, прекрасное и загадочное. С другой стороны, сталкеры более общительны, иногда даже болтливы, и уделяют большое внимание истинности, парадоксальности и юмору, временами доходящему до достаточно язвительной сатиры. Писатели обоих типов требуют от своих читателей разумного и внимательного подхода, поскольку ни одно из использованных здесь произведений не может восприниматься в буквальном смысле, и каждое слово, каждая фраза содержат глубокий подтекст.

Иоганн Вольфганг фон Гете дал превосходный совет в отношении использования слов, когда сказал:

"Поступок - все: репутация - ничто".

В этом простом утверждении автор утверждает, что независимо от того, насколько выразительными могут быть слова человека, они остаются просто словами, если не подкрепляются реальными действиями. Гете утверждает также, что "Теория, мой друг, суха, но вечно зеленеет древо жизни".

Ральф Уолдо Эмерсон сказал:

"Хорошую книгу создает хороший читатель", явно подчеркивая важность опытности читателя в использовании слов. В другом месте он утверждает:

"беседуй с разумом возвышенно простым - и литература станет подобной поиску нужных слов".

В этой фразе Эмерсон показывает, что он прекрасно осознает, что содержание слов человека является более важным, чем сами слова. Уильям Блейк эхом повторяет это в стихах:

Чтобы видеть Мир в Песчинке, Небеса - в Диком Цветке, Сожми Бесконечность в ладони и Вечность - в часе.*

(To see a Worldа in a Grain of Sand, And Heaven in a Wild Flower, Hold infinity in the palm of yor hand, And Eternity in an hour.) Эти слова являют собой прекрасный пример разума возвышенно простого, но они содержат и нечто большее. В первых двух строки описывается принцип, гласящий, что мир является не таким, каким он выглядит. Толтеки учат, что мелочи жизни, которые так часто упускаются из виду как нечто незначительное, важны не меньше всего остального. Поэтому для воина песчинка представляет собой нечто бесконечно большее, чем просто песчинку, а дикий цветок открывает ему богатейшие знания.

Подобным же образом, две последние строки отрывка из стихов Блейка - не просто поэтические слова, а утверждения, обладающие огромной ценностью. Выражение "зажать Бесконечность в ладони" представляет собой аллюзию на богоподобный потенциал человека. Человек в его истинной сущности является бесконечным существом, сжимающим в собственной ладони развитие своей судьбы, то есть свои потенциальные возможности. Последняя строка, "и Вечность - в часе"* представляет собой научный закон, не менее справедливый, чем все законы, которые признает современная ортодоксальная паука. Одной короткой фразой Блейк описывает закон, который Толтеки называют сжатием времени.

Альберт Эйнштейн математически доказал, что время является особым измерением, но Толтеки поняли и используют это с давних времен. Однако наука еще не постигла всех тонкостей, подразумеваемых этим законом. Говоря простыми словами, время - обратно пропорционально осознанию. Математически это можно описать таким уравнением:

Если t - время, затраченное на выполнение задачи, a a- - задействованный уровень осознания, то: c т = - ∞ , где с - постоянная (время).

а

Таким образам, если, а стремится к бесконечности, то t стремится к нулю:

c 0 = - ∞ .

бесконечность

На практике этот закон означает, что чем выше уровень осознания, тем меньшее время необходимо для понимания какого-либо принципа или выполнения задачи. Именно это имеется в виду, когда говорят, что воин сжимает время.

В продолжение анализа слов, Генри Дэвид Торо объясняет:

"Чтобы поведать истину, нужны двое, - рассказчик и слушатель".

Это четкое утверждение указывает на важность не только разумного использования слов, но и их точного понимания.

Словно намеренно подчеркивая то, что слова всегда скрывают истину, Оскар Уайльд сказал: "Истина редко бывает чиста - и никогда не, бывает проста".

А Джонатан Свифт добавил, что правильное использование слов является верным признаком безупречного сталкера. Он говорит:

"Надлежащие слова в надлежащем месте - вот подлинный признак стиля".

Будто подтверждая точку зрения Свифта, Стивен Спендер написал следующие строфы - великолепные слова, в которых использована техника настоящего сталкера.

Я непрестанно думаю о тех, кто был воистину велик, - О людях, кто всю жизнь свою за жизнь сражался, Кто нес в сердцах своих огонь любви.

Рожденные от солнца, они недолго путешествовали к солнцу, Оставив живительный воздух отмеченный их честью.

(I think continually of those who were truly great - The names of those who in their lives fought for life, Who wore at their hearts the fire's centre Born of the sun they travelled a short while towards the sun, And left the vivid air signed with their honour. )

В этих строках Спендер говорит очень многое о происхождении человека, принципе возрождения и деятельности Толтеков в течение столетий. Подлинное содержание этих стихов, впрочем, выходит за пределы темы этой книги; они включены в нее лишь для того, чтобы продемонстрировать, как техника сталкинга применяется с помощью слов.

Как и все во Вселенной, сами по себе слова не являются ни хорошими, ни плохими - они лишь отражают наше намерение.

При этом слова способны выражать замешательство, скуку и опустошение - или же, напротив, красоту, загадочность и невыразимую истину. Странный парадокс слов заключается в том, что любой язык был рожден разумом человека, однако его корни кроются в человеческом сердце. Это свойственно всем парадоксам: если человеку предстоит ответить на загадку Сфинкса, он использует и разум, и сердце, чтобы миновать смертельную ловушку чудовища. По этому поводу Бернард Шоу сказал:

"Человек, который прислушивается к рассудку, теряется: Рассудок порабощает все, умы, недостаточно сильные, чтобы совладать с ним".

Словно предвидев, что это утверждение может вызвать вопросы.

Шоу проясняет его в другом произведении:

"Рассудительный человек приспосабливается к миру, безрассудный настойчиво пытается приспособить мир к себе. Поэтому любой прогресс зависит от безрассудных людей".

Мы вновь встречаемся с виртуозной демонстрацией сталкинга, позволяющей ощутить фрагмент мудрости. Продолжая в той же манере, неподражаемый Шоу делает вывод:

" Человек со здравым смыслом и хорошим вкусом - это человек без какой-либо оригинальности и моральной смелости".

В приведенной фразе Шоу остроумно указывает на ослабляющие последствия социальной обусловленности и заурядность, порождаемую рассудительностью. В своей собственной скромной манере Блез Паскаль добавляет:

"У сердца есть свои соображения, о которых не ведает рассудок"

Откликаясь на это утверждение о ценности присущего сердцу знания, Эмерсон советует человеку:

"привяжи свою повозку к звездам".

Затем, заставляя нас почувствовать, что любое подлинное знание кроется в сердце, он говорит:

"Хотя мы путешествуем по миру в поисках прекрасного, необходимо нести его с собой, иначе нам никогда не найти его".

В следующем коротком отрывке Блейк развивает этот принцип, подчеркивая тщетность накопления внешних вещей в попытках найти счастье и, соответственно, знание:

"Тот, кто пытается привлечь к себе Радость, Уничтожает окрыленную жизнь; Но тот, кто целует Радость, пролетающую мимо, Пребывает в рассвете Вечности".* (He who bends to himself a joy Dont the winged life destroy;

But he who kisses the joy as it files Lives in Ethernity's sunrise.)

Так или иначе, но когда дело касается использования слов, подход воина четко описывается словами Уолта Уитмена:

"Смотри же, я не даю уроков и не занимаюсь мелкой благотворительностью - когда я даю, я отдаю себя".

В этом смысле воин использует тот же критерий для оценки потенциала, вложенного в чужие слова. Как однажды очень метко выразился один ученик:

"Некоторые люди так искрение ошибаются!" Оскар Уайльд выразил эту идею такими словами:

"Немного искренности - опасно, много искренности - совершенно смертельно".

Я надеюсь, что размышления над приведенными примерами позволят читателю лучше осознать, что воин должен подходить к словам как к любому другому вызову в его жизни. Принимать слова за чистую монету или использовать их легкомысленно является полной глупостью. Христос сказал:

"Не то, что входит в уста, оскверняет человека;

но то, что исходит из уст, оскверняет человека)".

Воин с огромным вниманием относится, во-первых, к своей собственной речи и, во-вторых, к словам других. Следует всегда помнить, что человек представляет собой то, что открывается в его словах - с учетом, что слушающий умеет слушать и не оказывается на крючке буквального значения слов.

Все вышесказанное представляло собой попытку показать как глупость, так и власть слов, их лживость и истинность и, в особенности, их юмор. Слова становятся могущественным оружием в руках воина, который видит в них не только вызов, но и возлагаемую ими ответственность.

В целом, человек не очень ценит слова. Сегодня люди всего мира требуют, помимо множества других вещей, свободы слова. Но в то же время они часто отказываются принимать на себя ответственность, налагаемую словами. Поэтому нам остается лишь рассмеяться вместе с Оскаром Уайльдом, который сказал:

" Демократия представляет собой всего лишь колотушки, достающиеся людям от людей во имя людей".

Говорить довольно легко, а еще легче говорить с огромной убежденностью. Люди настолько увлекаются собственными или чужими словами, что могут даже позволить себе погибнуть за отдельные высказывания. Однако как подметил Уильям Теккерей:

"Трудна не, смерть во имя веры, мистер Гарри, - у любого народа есть примеры таких людей. Жить во имя веры - вот что трудно".

Человек произносит нечто, что звучит очень хорошо, и сам начинает верить в это - такова власть изреченного слова; по сути своей, оно является обязательством. В этом отношении воин придерживается совета Гете:

"Гений взрастает в тишине и формирует характер в бурном течении жизни".

Безмолвие, внутреннее и внешнее, представляет собой дверь к подлинному знанию, а виртуозное владение словами, умение как высказаться, так и выслушать, - врата к свободе. Безмолвие и слова являются двумя сторонами одной монеты - общения, - и неизреченное слово часто содержит намного больше, чем произнесенное.

Наконец, следует осознавать, что, используя слова, воин в действительности ищет знания. Получение этих знаний, однако, требует мастерства:

МАСТЕРСТВО ВОИНА ЗАКЛЮЧАЕТСЯ В ЕГО УМЕНИИ ПРИМИРЯТЬ СТРАХ И ВОСХИЩЕНИЕ.

Единственный способ, благодаря которому воин может выработать такое мастерство, заключается в развитии чувства юмора. Автором, который в совершенстве постиг это, был Оскар Уайльд, который отмечал:

"Все мы сидим в сточной канаве, но некоторые при этом смотрят на звезды".

Это наблюдение Уайльда прекрасно описывает юмор, безрассудство, несгибаемое намерение и позицию воина. Говорят, что слезы очищают душу, и если это так, то одного лишь такого очищения недостаточно для жизни воина. Жизненно важной для благополучия воина является способность смеяться, поскольку смех приносит ему временное облегчение от напряжения той битвы, в которой он сражается день ото дня. Гете прекрасно понимал, что значит быть воином, так как писал:

"Ты должен либо покорять и властвовать, либо терпеть поражение и служить, страдать или ликовать, быть наковальней или молотом".

Если уж говорить о безрассудстве, Бернард Шоу, очень остроумный человек, способный посмеяться и над самим собой, писал:

"Я никогда не сопротивляюсь искушению, поскольку обнаружил, то, что для меня вредно, совсем не искушает меня".

Безрассудство наших собственных действий становится для нас неистощимым источником смеха. Эдгар Аллан По выразил принцип безрассудства весьма красноречиво:

"Все, что мы видим и чем кажемся, всего лишь сон во сне".

В этих двух кратких строках По очень выразительно подводит итог отношению Толтеков к обычному человеческому восприятию мира. Люди видят и воспринимают мир в соответствии со своей системой отсчета, однако, если точка сборки достаточно сильно смещается, в ней собирается совершенно новый и иной мир, настолько же реальный, как и тот мир, который человек воспринимает в обычном состоянии. По сравнению с этим все стремления повседневной жизни выглядят полной нелепостью.

Величайший писатель Уильям Шекспир выразил безрассудство таким образом:

"Окончен праздник. В этом представленье Актерами, сказал я, были духи. И в воздухе, и в воздухе прозрачном, Свершив свои труд, растаяли они. - Вот так, подобно призракам без плоти, Когда-нибудь растают, словно дым, И тучами увенчанные горы, И горделивые дворцы и храмы, И даже весь - о да, весь шар земной. И как от этих бестелесных масок, От них не сохранится и следа. Мы созданы из вещества того же, Что наши сны. И сном окружена вся наша маленькая жизнь " Фрэнк Герберт добавляет к словам Шекспира едкое замечание:

"Я думаю о том, какая радость быть живым, и размышляю, удастся ли мне, когда-нибудь сделать прыжок внутрь, к самому центру этой плоти и познать себя таким, каким я однажды был.

Какое бы мое действие ни помогло обнаружить его, оно кроется в неясном будущем. Но я способен на все, что в силах человека. Любое мое действие может привести к этому".

Это - самое подходящее описание отношения воина. Оно указывает на то, как он видит самого себя и задачу своей жизни, то есть на его попытку разгадать тайну своего собственного бытия. На более спокойной ноте почти благоговейного почтения Херберт, подобно воину, заключает:

"Не существует границы между богами и людьми;

одни мягко и незаметно сливаются с другими".

В конечном счете, никому, возможно, не удалось выразить позицию воина лучше, чем Герману Гессе, который написал:

Своим телом и духом я познал, что мне необходимо было грешить, что мне нужно было вожделение, что мне непременно следовало жаждать обладания и испытать и отвращение, и глубины отчаяния - чтобы научиться не противиться им, чтобы полюбить мир и не сравнивать его более, с какими-то желаемыми и воображаемыми мирами, с фантастическими образами совершенства, но просто оставить его таким, каков он есть, любить его и радоваться тому, что я живу в нем. Камень есть камень, но это и животное, и Бог, и Будда. Я уважаю и люблю его не за то, что он был одним и станет когда-нибудь чем-то другим, но за то, что он уже есть все и всегда будет всем. Я люблю его только за то, что это камень, за то, что сейчас и теперь он кажется мне, камнем".

Таково отношение воина, такова безупречность его духа. Таков его вызов. Слова, изреченные и начертанные, - лишь часть этого вызова.

ТИГР

Никто не может оказаться в ловушке без своего согласия.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ ПРОСВЕТ, ВЕДУЩИЙ К СВОБОДЕ

ЕДИНСТВЕННОЕ ПОРАЖЕНИЕ В ЖИЗНИ - ОТКАЗ ОТ СРАЖЕНИЯ.

Того, кто задумывается о жизни обычных людей нашего времени, неизменно поражает то тягостно скучное и банальное существование, которое им в определенном смысле просто приходится влачить. Средний человек рождается, подрастает, идет в школу, возможно даже в колледж или университет, находит себе работу и супруга, заводит семью, копит деньги на машину, дом и мебель, отправляется в ежегодный отпуск, стареет и, в конце концов, умирает. Остается лишь удивляться тому, что человеку удается не сойти с ума и даже находить удовлетворение в таких суровых условиях постоянной скуки. Однако именно так живет сегодня большая часть человечества.

В определенный момент своей жизни хотя бы некоторые люди задаются вопросом: "Неужели это все, чем можно жить?" Однако они редко находят выход из такого затруднения. Как ни печально, но, оказавшись неспособными найти разумное и практическое решение, они чувствуют, что им придется смириться со своей судьбой и полагаться лишь на то, что у них есть.

ДЛЯ ОБЫЧНОГО ЧЕЛОВЕКА ЖИЗНЬ ЯВЛЯЕТСЯ НЕЯСНЫМ И МОНОТОННЫМ ЗАНЯТИЕМ - СУЩЕСТВОВАНИЕМ, НЕ ЛИШЕННЫМ ОПРЕДЕЛЕННЫХ УДОВОЛЬСТВИЙ, В ТЕЧЕНИЕ КОТОРОГО, ОДНАКО, ЧЕЛОВЕК ВЯЛО ПЕРЕХОДИТ ОТ ОДНОЙ ФОРМЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ К ДРУГОЙ ЛИШЬ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ОБНАРУЖИТЬ, ЧТО СЧАСТЬЕ, КОТОРОЕ ОН ИЩЕТ, ПОСТОЯННО УСКОЛЬЗАЕТ ОТ НЕГО.

ЧЕЛОВЕКА НАЧИНАЮТ ПЕРЕПОЛНЯТЬ ЧУВСТВА ОПУСТОШЕННОСТИ И ПРИТУПЛЁННОЕ СТРЕМЛЕНИЕ ЗАПОЛНИТЬ ЭТУ ПУСТОТУ, НО ОН НЕ ЗНАЕТ, ЧЕГО ИМЕННО ХОЧЕТ, И НАХОДИТ ТОЛЬКО ОШЕЛОМЛЯЮЩЕЕ ОЩУЩЕНИЕ ТЩЕТНОСТИ, ИСТЯЗАЮЩЕЕ ЕГО СЕРДЦЕ. ОЧЕНЬ СКОРО ОН ПОНИМАЕТ, ЧТО ВСЯ ЖИЗНЬ ПРОСКОЛЬЗНУЛА СКВОЗЬ ЕГО ПАЛЬЦЫ, И БЫЛА РАСТРАЧЕНА НА БЕССМЫСЛЕННЫЕ БАНАЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ МЕЛОЧНОСТИ.

Все мы начинаем жизнь обычными мужчинами и женщинами, но это совсем не означает, что у нас нет возможности по собственному выбору придавать смысл своей жизни. Мы можем чувствовать себя жертвами судьбы, но, хотя ни один человек действительно не может ее избежать, все мы способны подняться выше судьбы, если только сделаем такой выбор. В определенное мгновение жизни каждому из нас представляется возможность самим решить, чего мы хотим от жизни.

ПРОБЛЕМА ЗАКЛЮЧАЕТСЯ В ТОМ, ЧТО ВСЕ МЫ РОЖДАЕМСЯ ГЛУПЦАМИ, - ТАКОВО НАШЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ.

В своей глупости мы чрезвычайно гордимся тем, что являемся людьми. В результате мы требуем для себя определенных привилегий и прав, а затем поднимаем большой шум и очень расстраиваемся, когда наши требования оказываются неудовлетворенными.

Однако присмотритесь к человеку внимательнее. Посмотрите, что он делает с этой планетой, со своими собратьями и с другими созданиями, которые живут на земле рядом с ним. Посмотрите на его потаенные чувства и скрытые мысли. Люди могут очень много говорить об этике и нравственности, но тщательно скрывают свои мысли и чувства, которые нередко оказываются настолько низкими и отвратительными, что вызывают психическое осквернение - еще более разрушительное, чем загрязнение физическое.

ЧЕЛОВЕК СЧИТАЕТ, ЧТО ОН ВЫШЕ ЖИВОТНОГО, НО В БОЛЬШИНСТВЕ СЛУЧАЕВ ОН ВЛАЧИТ ХУДШЕЕ СУЩЕСТВОВАНИЕ, ЧЕМ ЛЮБЫЕ ЖИВОТНЫЕ.

Если мы живем такой жизнью, то, что удивительного в том, что рано или поздно мы начинаем чувствовать себя жертвами? Чаше всего мы живем именно так, потому что боимся, что иная жизнь окажется безумием.

К СОЖАЛЕНИЮ, ВСЕ МЫ УЖЕ БЕЗУМНЫ. Присмотритесь к такому человеку внимательнее и сравните его положение со своим. Способны ли вы отклониться от того, что с детства считали правильным, - от того, что вам преподали как правильное? Способны ли вы на это? Нет.

ИЗ-ЗА СВОЕЙ СОЦИАЛЬНОЙ ОБУСЛОВЛЕННОСТИ ЛЮДИ ПРЕБЫВАЮТ В ПСИХИЧЕСКИХ ОКОВАХ. УДЕРЖИВАТЬ ЧЕЛОВЕКА В ФИЗИЧЕСКИХ ОКОВАХ ОЗНАЧАЕТ РАБСТВО; СОДЕРЖАТЬ ЕГО В ПСИХИЧЕСКОЙ ЗАВИСИМОСТИ ОЗНАЧАЕТ ЗАНИМАТЬСЯ ОТВРАТИТЕЛЬНОЙ ЧЕРНОЙ МАГИЕЙ.

ОДНАКО, ПОСКОЛЬКУ ОТ ЭТОГО ЗЛА СТРАДАЕТ ВСЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО, ВСЕ МЫ ВНОСИМ В НЕГО СВОЮ ЛЕПТУ. ЧЕЛОВЕК УКРЕПЛЯЕТ ЭТУ УЖАСНУЮ ПРАКТИКУ, НАВЯЗЫВАЯ ТАКУЮ ЖИЗНЬ СОБСТВЕННЫМ ДЕТЯМ.

ИМЕННО ПО ЭТОЙ ПРИЧИНЕ ДЕЙСТВИЯ ЛЮБОГО ЧЕЛОВЕКА НЕПРЕРЫВНО ОПРЕДЕЛЯЮТСЯ ОТУПЛЯЮЩЕЙ ПОСРЕДСТВЕННОСТЬЮ, ПОРОЖДЕННОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬЮ.

Разумеется, мы умеем рационально обосновывать свое поведение, чтобы чувствовать себя лучше в отношении своих поступков. К примеру, будучи родителями, мы постоянно убеждаем себя, что действуем исключительно во благо своих детей. В конце концов, наши родительские обязанности и заключаются в том, чтобы указывать своим детям правильное направление. К несчастью, слишком часто мы продолжаем считать себя хорошими родителями, когда навязываем детям свою волю, свои мысли и убеждения. А затем, когда мы успешно завершаем это промывание мозгов и поведен