Посмертие в скандинавском язычестве

Подписывайтесь на канал в Telegram, посвящённый германскому язычеству: https://t.me/asatru_community

Автор: Традис


Компиляция и так всем известных свидетельств о перерождениях в скандинавской традиции. Может, кто-нибудь что-нибудь добавит.

Всё сказанное касается воззрений людей конца эпохи викингов о посмертной участи. Или — представлений книжников 12–14 вв. о воззрениях предков. Но в любых поисках отталкиваться от чего-то надо.

На старосеверном - endrborinn - (от endr - раньше, ранее , в сложн. вновь, снова; воз-; пере-; обратно и borinn - рожденный (скорее — выношенный)). Т.е. перерожденный, возрожденный. Второй вариант мне нравится даже больше.

Имеющиеся упоминания о возрождении людей в Сандинавской Традиции.

  1. Упоминания в Эдде

а) "Песнь о Хельги, сыне Хьёрварда”:

"Говорят, что Хельги и Свава вновь родились."

б) "Вторая Песнь о Хельги убийце Хундинга”: 

"В древнее время верили, что люди рождаются вновь, но теперь это считают бабьими сказками. Говорят, что Хельги и Сигрун родились вновь. Он звался тогда      Хельги Хаддингьяскати, а она — Кара, дочь Хальвдана, как об этом рассказывается в Песни о Каре. Она была валькирией.”

Обе песни считаются объединением отрывков разной датировки.

Интересно, что Хельги в "промежуток смерти" находится в Валгалле у Всеотца, откуда, следовательно, можно уйти. Кажется, возвращения Хельги и его возлюбленной происходили вне кровного родства.

2. Свидетельства оппонентов

Отрицание конунгом Олавом ("Cага об Олаве Святом" ("Книга Плоского острова")) возможности одной души иметь два тела и того, что он ранее был конунгом Олавом, прозванным Альв Гейрстадира (784-824), носит явно назидательный христианский характер. А с несуществующими взглядами не борются.

(По легенде, мать смогла родить второго Олава благополучно только после того, как из кургана Гейрстадаальва достали пояс, кольцо и меч. Пояс и помог роженице.)

Здесь принадлежность к роду имеет место (Инглинги).

3. Случай, когда потомок носит знак-напоминание о ране предка и получает его имя. (Посмертный сын Торда, тоже Торд, имеет шрам на руке, там же где отец получил рану — “Сага о Тормоде-Пугале”; не читала, ссылаюсь по ссылке “Our Troth”).

4. Обычай чередования имен в роду (дед-внук или другой почитаемый старший родич)

  • Вестфольдские/Норвежские конунги (пока шло прямое наследование от отца к сыну, 600-е–930гг.): Олаф (Дровосек) — Хальфдан — Эйнстейн — Хальфдан — Гудрёд — Олаф — Хальфдан — Харальд (Прекрасноволосый).
  • Конунги Дании (883-1074): Горм (Старый) — Харальд — Свейн — Харальд — Кнут (Могучий) — ХардаКнут — Свейн (внук Свейна по женской линии, возможны политические мотивы).

Имен в честь живых в перечнях нет (правда, в сагах встечается формулировка "дал ребёнку своё имя", но, кажется, это относится ко взятым на воспитание). В сагах эта тенденция тоже прослеживается, но без занудства.

Был ли этот обычай указанием на воплощение члена рода, надеждой на покровительство сильного предка, желанием приобщиться к его Удаче (живой глава рода мог, например, завещать удачу свою и своих родичей одному человеку (“Сага о людях из Лаксдаля”, Хаскульд — Олаву Павлину))? Возможно, всего понемногу.

Когда, без ведома того же конунга Олава, сын его получил при крещении неродовое имя Магнус, отца успокоили тем, что это имя носил величайший из людей.

5. Воплощение/появление умерших в виде животных

Пример такого появления (посмертного оборотничества?) — Храпп в "Саге о людях из Лаксдаля". Перерождение в животных – история Торольва Скрюченой Ноги (корова полизала пепел от сожжения Торольва, и родила теленка, ставшего причиной смерти Тородда сына Торбранда, "Сага о людях с Песчаного берега").

Однако, это скорее способ исполнения проклятия, чем действительное перерождение. В некоторых случаях происходит даже что-то вроде посмертной деградации/распада. Так Торгуна из той же саги - сперва драугр, затем - тюлень, затем торчащий из пола хвост).

С доступными фольклорными свидетельствами дело обстоит никак. В известных мне источниках (которых не вагон, впрочем) мотив перерождения не прослеживается, только оборотничество. Для сравнения, в индийских, китайских и т.д. сказках, легендах, суевериях упоминается "кто кем стал/был" постоянно.


Каковы альтернативы перерождению?

Павшие и принесенные в жертву Богу повешенных попадают к Одину. Как всегда — всё неоднозначно. В "Утрате сыновей" (один утонул, другой умер от болезни) Эгиль Скаллагримсон (скальд, почитавший Одина) говорит, что его сын поднят в хоф в мире Богов, и винит в своем горе именно брата Вилли. Есть, правда, интерпретация песни как Сильного Слова – чтоб сталось по сказанному.

В чертоги Фрейи попадают павшие войны и уважаемые женщины (слова Торгред, дочери Эгиля, про уход к Фрейе,”Сага об Эгиле”))

Один правит не только в Асгарде. Есть у него престол в особом царстве – Валгалле. Что значит «Палаты убитых в бою» (эйнхериев). Сияют они золотом, вечное счастье суждено их обитателям. Окружает Валгаллу река, отделяющая живых от мертвых, вход в палаты — через особые ворота. А перед воротами — роща, которая называется Гласир. Все листья на деревьях в ней из красного золота, блестит и сияет она так, что глазам больно смотреть. Это — прекраснейший из лесов у богов и людей.

Пристально следит Один за ходом любой битвы. Все, кто со славой пал в бою — его приемные сыновья. И все попадают в Валгаллу.

Если понадобится Одину помощь, по 800 воинов выйдут из каждой двери Валгаллы, а дверей там — 540. Большой владыка Один — вон какое великое множество воинов ему повинуется.

Всякий день, как только прокукарекает петух Золотой гребень, пробуждаются эйнхерии от сна, облекаются в доспехи и выходят на поле. Там бьются и поражают друг друга насмерть. В этом их забава, потому что после все оживают и вместе, весело, мирно возвращаются в палаты.

Пир эйнхериев. В палатах ждут воинов накрытые столы. И всем вдоволь достается еды и питья; каждое утро искусный повар варит в огромном котле дичину — мясо вепря, а к вечеру вепрь снова цел. И допьяну напиваются эйнхерии чудесного меда, который течет сам из вымени козы Хейдрун прямо в большой жбан. Непростая та коза, непростой тот мед: стоит коза в Валгалле и щиплет иглы с ветвей Мирового дерева Иггдрасиль. Вечную жизнь и вечную молодость дает мед воинам.

Есть версия, что к Тору уходили рабы. В “Песне о Харбарде”: 

“У Одина ярлы, у Тора рабы”

Основание слабое — фраза сказана в перебранке, могла быть презрительной характеристикой бондов, действительно больше почитавших Защитника, мог иметься в виду и обычай приносить в жертву Богу Войны пленных вождей. Жертвы-невойны (в т.ч. преступники), кажется, отходили Тору

“До сих пор можно видеть тот круг, где людей присуждали в жертву богам. В этом круге стоит камень Тора, о который предназначенным в жертву разбивали головы”. (“Сага о людях с Песчаного Берега”).

Умершие могли превратиться в духов-покровителей, почитаемых предков (к Торгред Невесте Хёрди, её сестре Ирпе обращались в капище, не у кургана).

Могли жить в горе по соседству - Торольв Бородач с Мостра, его сын Торстейн (“Сага о людях с Песчаного берега”).

Утонувшие попадали в сети Ран и на пир к Эгиру (снова с исключениями: Торстейн, сын Торольва утонул).

Но чаще всего – мыслились как пребывающие в кургане — терпимые к живым (Торлейв Ярлов Скальд) или не очень(Соти и др.,к грабителям могил особо).

Еще один пример совмещения участи — Гуннар с Конца Склона (“Сага о Ньяле”). Его видят радостным в освещенном кургане, он произносит вису, торопя месть, но сын его говорит о нём как об ушедшем в Валгаллу (Гуннар умер в бою).

Помещенный в могилу корабль считается средством передвижения в иные миры, однако в “Книге о занятии земли” Асмунд остается в кургане с кораблем и требует от прохожего убрать похороненного с ним на носу судна раба ("Тот убил себя, потому что не захотел жить после Асмунда"). Зато погребальный корабль Торгрима Гисли закрепляет специально, что б тот не сдвинулся с места (“Сага о Гисли”).

Умершие насильственной смертью, от мора, связанные земными интересами (имущество, месть), вызванные волшбой (посланные - sending) могли стать немёртвыми-драугами. Причем и курганные жители, и активные драуги (тоже обычно имевших могилу-пристанище) были вполне материальными, их можно было упокоить окончательно, отрубив голову и приложив её к ляжкам либо сжигая (отправить в Хель?).

Вынесенные (лишние в семье) дети могли превратиться в утбурдов (опасную нечисть).

В царство Хель (где есть и убранные палаты, и пиры, и малоприятные дома со змеями) попадали, по-видимому, все остальные. Опять же, значение слова hell — “могила”, что легко позволяло совмещать — в кургане и в Хель одновременно.

Т.е. допускались различные варианты посмертной участи или даже прохождение нескольких из них. Перерождения (не обязательно, но чаще всего в одном роду) тоже входили в этот список. Однако, возрождался, судя по всему, не каждый. Критерии отбора не зафиксированы, формальной логикой и построением схем Северный Путь в те годы не страдал. Так что есть простор для размышлений (и — ожиданий ).

Гимле — царство на небесах, где будут жить хорошие и праведные люди после Рагнарёка. Чертоги сделаны там из красного золота. Добрые напитки достаются тем, кто вкушают блаженство в этих чертогах.


Наш канал в Telegram: @asatru_community