Лёша Vne Zakona
@fairfaks
2 Followers
0 Following
120 posts

​​Энн Тайлер - ‍Катушка синих ниток

Уитшенки всегда удивляли своей сплоченностью и едва уловимой особостью. Это была семья, которой все по-хорошему завидовали. Но, как и у каждой семьи, у них была и тайная, скрытая от глаз реальность, которую они и сами-то толком не осознавали. Эбби, Ред и четверо взрослых детей в своем багаже имеют не только чудесные воспоминания о радости, смехе, семейных праздниках, но и разочарования, ревность, тщательно оберегаемые секреты. В романе Энн Тайлер, одной из лучших современных писательниц, разворачивается история трех поколений одной семьи – трогательная, но совсем не сентиментальная, драматичная, но ироничная, очень глубокая, но простая.

Джо Р. Лансдейл - ‍Заключенный 489

"А островок, что мог бы стать курортом..."

​​Франц Кафка - ‍Процесс

Проснувшись в день своего тридцатилетия, Йозеф, при невыясненых обстоятельствах, оказывается внутри бюрократической судебной машины. Будто в страшном психоделическом сне, Иозеф блуждает внутри этой машины, пытаясь хоть что-нибудь изменить в своём деле, своём Процессе. Весь образ мысли и существования К. неотвратимо, хотя и незаметно, изменяется. Неуверенный в себе и в происходящем, будто бы и не очевидно, но с неумолимостью рока К. погружается в странный кошмар безысходности, навязываемый Процессом. Порядок вещей, логика Процесса скрыты от понимания Йозефа, от него ничего не зависит, и ему остаётся лишь один очевидный вариант, — безропотно подчиниться судьбе...

Алекс Лесли, Настя Рыбка - Евротрэш. Соблазнение богатых для бедных

Алекс Лесли

​​Эллери Квин - ‍Трагедия «Y»

В семье Хэттер несчастья идут одно за другим: покончил жизнь самоубийством отец, совершена неудачная попытка отравления его слепоглухонемой падчерицы Луизы.

​​Даниэль Кельман - ‍Измеряя мир

Роман «Измеряя мир» увлекательно, интеллигентно и с тонким юмором рассказывает о двух гениях эпохи Просвещения, Карле Фридрихе Гауссе и Александре фон Гумбольдте, как о типичных представителях национального немецкого характера во всех его проявлениях. Два этих выдающихся человека были очень разными во всех отношениях. И если Гумбольдт объехал почти весь земной шар, то Гаусс почти никогда не покидал родной дом, однако это не помешало каждому из них на свой манер всесторонне изучить и гениально «измерить» этот несовершенный мир.

​​Джеральд Даррелл - ‍Зоопарк в моем багаже

После войны я одну за другой снаряжал экспедиции в разные концы света за дикими животными для зоологических садов. Из многолетнего горького опыта я знал, что самая тяжёлая, самая грустная часть такой экспедиции — её конец, когда после нескольких месяцев неусыпных забот и ухода за животными надо с ними разлучаться. Если вы заменяете им мать, отца, добываете пищу и оберегаете от опасностей, достаточно и половины года, чтобы между вами возникла настоящая дружба. Животное не боится вас и, что ещё важнее, ведёт себя при вас совсем естественно. И вот, когда дружба только-только начинает приносить плоды, когда появляется исключительная возможность изучать повадки и нрав животного, надо расставаться.

Лев Абрамович Кассиль - Великое противостояние

… И вдруг я заметила, что по другой стороне моста медленно ползет красивая приземистая зеленоватая, похожая на большого жука-бронзовку машина. Перед у нее был узкий, сверкающий, пологие крылья плотно прижаты к бокам, вытянутые фары словно вросли в туловище машины. Машина медленно ползла по мосту. В ней сидело двое. Когда машина поравнялась со мной под большим фонарем моста, мне почудилось, что люди в машине смотрят на меня. Машина медленно прошла дальше, но вдруг повернула круто, быстро скользнула на другую сторону моста и пошла мне навстречу. У меня заколотилось сердце. Бесшумно подкатив, машина остановилась недалеко от фонаря. Сидевшие в ней бесцеремонно разглядывали меня.

​​Сергей Носов - ‍Тайная жизнь петербургских памятников

Необычная книга о «тайной жизни» памятников, несомненно, спровоцирует петербургского читателя на дополнительные прогулки по городу, а не петербургского – на посещение Петербурга. Написана она другом и доброжелателем памятников писателем Сергеем Носовым. Сравнить ее можно разве что с увлекательными книгами о животных, в среде которых подолгу живет исследователь.

Фазиль Искандер - ‍Кролики и удавы

В одной далекой-далекой южной стране жили удавы и кролики.