Музыка 2018: идеолог «Рихтерфеста» Евгений Галочкин о музыкальной исламизации, хорошем и плохом Горбунове и главных альбомах года

by Fields
Музыка 2018: идеолог «Рихтерфеста» Евгений Галочкин о музыкальной исламизации, хорошем и плохом Горбунове и главных альбомах года

У меломанов старой школы есть один древний обычай: в декабрьские дни они проводят ревизию услышанного за год, вспоминая важнейшие пластинки и концерты. Почти все музыкальные медиа уже зашейрили свои итоги, и мы решили тоже сделать что-то подобное.

Наши итоги будут локальными и очень персональными — в другие мы не верим. О лучшем, худшем, внезапном и просто замеченном на своем пути расскажут наши друзья — промоутеры, кураторы и другие деятели, которые меняют окружающую нас музыкальную среду к лучшему. Откроет цикл материалов Женя Галочкин — промоутер и идеолог сообщества ТОПОТ; человек, который за 2018 успел посетить ливанский фестиваль Irtijal и спустя полгода после этого сделал свой собственный Рихтерфест, открывший москвичам авангардную экзотику со всего мира.

Чем мы отличаемся от наших родителей?

Трудно подводить музыкальные итоги этого года – он будто бы одновременно был и жутко насыщенным, и дефицитным по количеству действительно ценных альбомов и событий, что уходят в вечность. Для многих он запомнится, например, противостоянием полиции против засилья реперов и группы Ic3peak, для кого-то кавером на «Ах, Какая Женщина» от Жени Горбунова на новогодней вечеринке ВЭУ. (При всей большой любви к Жене, вот серьезно – когда мы все такие пьяные танцуем и подпеваем ему и этой песне, чем мы отличаемся от наших родителей?)


Ближний Восток VS Африка

Я постараюсь много не возюкать словами и выделю парочку важных. Например, исламизацию европейской музыки – заметьте, африканское музло явно опустилось на ступеньку ниже. Будто бы все произошло одновременно – мы устали от традиционных уловок в аранжировках и сочинительстве в целом (даже самых-самых безумных) и обратили внимание на ближневосточный мир с его пестрым музыкальным языком наоборот.

Нада Эль Шазли на Рихтерфесте 2018

Одновременно и арабская музыка сильно преобразилась: появились новые имена в поп-музыке (Nadah El Shazly, Lekfha, Zuli), в экспериментальная музыка все чаще радует громкими коллаборациями (например, совместный проект ливанского “A” Trio и классиков академического авангарда AMM). Больше ближневосточной музыки появилось и в лайн-апах крупных фестивалей – и европейских, и российских (Fields и Рихтерфест, ага ага).


Старость не радость

Кстати, мировые фестивали теперь делают заметную ставку не на корифеев жанра, а, так скажем, на новичков или совсем ноунеймов с парочкой синглов и сочных клипов — посмотрите на грядущий состав, пожалуй, самого представительного феста – Primavera 2019. Хотя это естественный процесс – Деймон Албарн, Orbital, Grimes и прочие резко сдали и постарели.


Смерть рейва и пост-все

По всему миру уже давно схлынуло техно – кажется, и недолгий хаус-период скоро сойдет на нет. Танцевальная музыка будто бы находится в остром периоде сублимации и переваривает саму себя. Показательным примером пусть послужит дебютный альбом «First Grade» миланского проекта под говорящим именем Advanced Audio Research, который просто весь бесится и трясется в приступах пост-рейва, пост-грайма, пост-нойза и всякого прочего поста.

Ну, а еще очень много кто ушли всецело в интернет-радиостанции, которых сейчас больше, чем релизов у Muslimgauze. То есть появились институции, которые успевают перерабатывать этот с каждой минутой все ускоряющийся поток новой музыки. Остается только осторожно выбирать. Каждой станции не скажешь «спасибо», но постараюсь успеть поблагодарить наших ребят из Радио «Морфей», New New World Radio, Радио Syg.Ma за старательный отбор годного.

Слушать микс Галочкина для радио «Морфей»


О лучших пластинках

Обещал не возюкать словами, а и не могу остановиться. Лучше поскорее возьму и выделю сразу несколько важных для себя релизов уходящего года. По абзацу на каждый. В конце списка - топ-1 этого года. Итак:

Mazen Kerbaj «Walls Will Fall: The 49 Trumpets Of Jericho»

Эпичная пьеса Мазена Кербая, сыгранная 49 трубачами в берлинском водостоке. Минималистичный дроун, создаваемый путем естественной реверберацией стен и уникальной акустикой помещения, похожего на лабиринт.

Gooms «V1 (Descent)»

Датские гении, в прошлом записавшие альбом калифорнийского психоделического инди, в этом году неожиданно вернулись с антипоп альбомом, где каждая песня — маленький печальный шедевр, вывернутый наизнанку. Этакий Артур Рассел 2018 года.

Música de Selvagem – Volume Único

Бразильский фри-джазовый ансамбль позвал в студию четырех вокалистов. В итоге получился роскошный и мелодичный альбом с креном в эстрадный поп. Однажды Нене Черри и группа The Thing пыталась сделать нечто подобное, однако, Música de Selvagem обходят их по всем фронтам своей самобытностью.

Factory Floor «Soundtrack for a Film»

Английский дуэт возложил на себя титаническую задачу – озвучить эпохальный фильм «Метрополис» Фритца Ланга. Кажется, лучшего саундтрека к этому фильму не придумаешь — прямая бочка наконец очертила динамику картинки, а монотонные индустриальные шумы и тонкая холодная мелодичность воистину разукрасила этот черно-белый шедевр.

Orquesta Del Tiempo Perdido «Stille»

Португальский оркестр, вышедший на «дочке» Clean Feed» - лейбле Shhpuma – сделал то, чего так давно хотелось услышать от экспериментального джаза – буквально превратил его в звуковой мультфильм. Сюжетные композиции постоянно в движении, внутри — карикатурные диалоги музыкантов, чуть ли не Папай со своим шпинатом управляет всей этой оравой. Больше всего это напоминает еще одного чудака от шутливой музыки – несколько инопланетного Paddy Steer, музыка которого тоже заставит вас улыбаться.

Saif Abu Bakr & The Scorpions «Jazz, Jazz, Jazz»

Берлинский лейбл «Habibi Funk» переиздал одну из самых невероятных пластинок Африканского континента из 1980 года. Самобытный арабский джаз, колоритный фанк, непохожая ни на что эстрада – прямо из сердца жаркого Судана.

Сильно примечательные образцы:

Mythologen «Church Music»

Peter Evans & Weasel Walter «Poisonous»

Yayaya «Yayaya»

Billy Ray De La Haye «Globetrotters»

Joakim presents Cray76 «Play Harder»

Artis «Ceacilia»

Ну, и Топ-1: DJ Subzero - Master of the Royal Secret
.

Со всех мыслимых сторон удивительный альбом, который я даже не искал. Его в личных сообщениях Соулсика отправил мне сам автор - анонимный чувак из Бразилии. Мол послушай. Здесь прекрасно и ужасно абсолютно все - от названия релиза, его обложки до содержания. Тяжело как-то охарактеризовать эту музыку - уже на первом треке приходится разводить руками в сторону. Непонятно, то ли это такая изящная шутка от Дмитрия Мазурова, то ли эта музыка создана хаотичным ребенком, который плевал на все музыкальные правила. Это даже не weird, не треш, не бастард, и не бэдтрип. Конечно, это что-то электронное, не подчиняющееся даже самой примитивной композиции, постоянно спотыкающееся и развлекающее само себя. Попробуйте сами! Сложное и необычное веселье вам гарантировано.


От Берлина до Бейрута — главные лайвы

К сожалению, в этом году я пропустил достаточно много важных концертов и фестивалей. Однако в сердце больше всего запало 2 важных мероприятия – совместная четырехчасовая импровизация The Necks и “A” Trio на фестивале The Long Now в Берлине и фестиваль экспериментальной музыки Irtijal в Бейруте. Два трио играли в огромном зале с высоченными потолками и левитирующей акустикой. По его периметру, будто в госпиталях для беженцев, были расставлены раскладушки, на которых мирно дремали слушатели. И было от чего подремать – импровизация этого на один раз образовавшегося секстета одурманивала, вводила в транс, то поднимая тебя на гребень волны, то резко бросая вниз в джазовые водовороты.

Спустя пару дней я уже был в Бейруте, лично жал руки всему составу “A” Trio, которые еще и являются организаторами фестиваля Irtijal, что с арабского переводится как «импровизация». Вот это, пожалуй, было круче всего! Невероятный опыт знакомства с арабским миром, его жизнелюбием и гостеприимством. И с его музыкой, конечно! Оказалось, что в Ливане до сих пор моден пост-рок (при том невероятного качества), экспериментальная и шумовая сцена местами уделывает европейскую так сильно, что хочется плакать, техно в закрытых клубах в горной местности звучит ��ще утопичнее, чем обычно, а пение муэдзина в мечети – это самое красивое, что можно услышать в пространстве целого города.


Тем временем в России (спойлер: снова Горбунов)

Из русской музыки, что навыпускалось в этом году, я скорее выделю оба проекта Жени Горбунова — альбомы «Plenum» (самый русский релиз года) дуэта с Андреем Ли Interchain и «Командировка» — собственного, сольного проекта Интурист. Так называемая «русская новая волна» меня не подхватила, видимо, потому что я слишком сноб.

В импровизационной музыке, которой я занимаюсь как издатель и промоутер, за последний год появилась новая звездочка – абсолютно одуревший квартет Сольвычегодск. Соединяя в себе самобытное бесовство, нонсенс и гротеск, громкую подачу со сцены, стильный мерч и оформление всех промо-материалов, а также тотальную импровизацию (ребята никогда не репетировали), группа становится похожа на спелое яблочко, которое сорвать с ветки зимой не так уж и легко. К тому же Сольвычегодск первые (наверное, во всем мире) придумали джазовый баттл, когда на одной сцене импровизациями сражаются две группы.

Группа Бром в этом году отпраздновала 10 лет творческого жара, выпустив альбом на австрийском лейбле Trost Records, в каталоге которого можно отыскать релизы таких столпов экспериментального джаза от Джона МакФи до Питера Брецмана. Это очень и очень важное событие для российской импровизационной сцены в целом. Можно сказать, я жил и занимался ТОПОТом исключительно для этого. Не менее приятным бонусом является сопроводительный текст для пластинки авторства культового саксофониста Матса Густафссона. Я бы назвал его манифестом исчерпаемости музыкальных рамок и природе заимствования как таковой. В начале следующего года Бром отправляются в свой первый европейский тур. Перефразируя Армстронга скажу, что это маленький шаг для одной группы, но огромный — для всей московской околоджазовой сцены.


Утрата года

В этом году от нас ушло много прекрасных людей. Но вот гибель Тагира Вагапова до сих пор не дает мне покоя. Я знал его еще со времен ЖЖ – мы обменивались колкими комментариями, я всегда пристально следил за его ласт.фм и всецело поражался его наслушанности и такой страстной любви к музыке. Когда его не стало, во мне что-то сорвалось. Я ясно понял – ушла частичка нас, сумасшедших меломанов, круглосуточно готовых сидеть на discogs, спорить и навязывать свой вкус всем подряд. Нам будет не хватать твоей одержимости, Тагир!

Weird Radio — серия подкастов Тагира Вагапова


Без говна

Загадываю желание! Чтобы следующий год принес нам глыбу музыкальных впечатлений (куда больше, чем этот). Чтобы те альбомы, которые я очень жду – а это одной строкой пластинки от La La Lars, Karkhana & Nadah El Shazly, Maurice Louca, Kap Bambino, Nacka Forum, Mythologen – не оказались говном и не звучали, как предыдущие. Чтобы Новый год не зря писался с большой буквы «Н», а нес за собой только все самое свежее. Ура!.

December 26, 2018
by Fields