Бессмысленная мера: рестораторы высказались о запрете на работу после 23:00

19 октября вице-губернатор Санкт-Петербурга Евгений Елин предложил ограничить работу петербургских ресторанов и баров до 23:00.

Сделают это в целях борьбы с распространением коронавирусной инфекции в городе. Как отнеслись рестораторы к инициативе городских властей?

Михаил Фейгельман

Совладелец ресторанов «Карл и Фридрих» и «Русская рыбалка» на Крестовском острове Михаил Фейгельман объяснил, что ему эта ограничительная мера принесет небольшие убытки, поскольку в его ресторанах гости находятся примерно до часа ночи. Убытки ресторатор оценил примерно в 10%.

«Я вообще не понимаю, от чего эта мера может защитить. Получается, что люди, которые сидят в ресторане дольше, создают большую опасность. Я понимаю, если речь идет о ночных клубах, где люди танцуют, потеют, громко разговаривают. Рестораны-то тут при чем?» — задается вопросом Михаил Фейгельман.

Арам Мнацаканов

С ним согласился другой крупный ресторатор — известный телеведущий и основатель ресторанной группы «Пробка» Арам Мнацаканов. Он назвал эту меру «формализмом».

«Я отношусь у этому отрицательно, потому что не считают, что это может как-то повлиять на эпидемиологическую обстановку. Грубо говоря, это формализм просто. Видимо, властям надо показать, что ведется какая-то работа и что-то делается. Мне кажется, что это бессмысленно. Эта мера никого не затронет. Что решит этот час?» — пояснил ресторатор.

По его словам, урон от этой меры больше будет психологический, а не финансовый.

«Я вообще являюсь большим COVID-диссидентом, и считаю, что всё это, прошу прощения, большая «шляпа». У меня нет никаких положительных эмоций от этого», — добавил Арам Мнацаканов.

Алексей Фурсов

Совладелец сети ресторанов «Евразия» Алексей Фурсов пояснил, что по его ресторанам эта мера вообще не ударит, поскольку 90% из них работает до 23:00.

Однако он назвал ограничения на работу после 23:00 «излишними», поскольку эта мера нанесет большой урон тем, кто работает в ночное время, а на эпидемиологической обстановке положительно никак не отразится.

Алексей Фурсов добавил, что петербургские власти все ограничительные меры берут у Европы.

«Эта мера введена в странах Европы. Они ее там подсмотрели и решили ввести у нас. С нами, естественно, это никто не обсуждал», — уточнил Алексей Фурсов.

Леонид Гарбар

Президент Федерации рестораторов и отельеров Северо-Запада Леонид Гарбар объяснил, что действия властей можно понять.

«Я прекрасно понимаю. Заболеваемость растет, риски надо снижать. Один из способов — ограничить интенсивное общение. Однако если брать в учет молодежь, то интенсивное общение происходит все-таки в барах и клубах вечерами. Может быть, эта мера и даст какие-то плоды», — отметил Леонид Гарбар.

Он пояснил, что в Санкт-Петербурге небольшое количество ресторанов работает после 23:00.

Ресторанам это не очень выгодно, поскольку сотрудникам тяжело возвращаться домой после закрытия метро, поскольку живут они, как правило, далеко от места работы.

Надежда Любина

Однако на работу части рестораторов ограничительная мера все-таки повлияет достаточно серьезно. Совладелец сети петербургских пивных «Толстый фраер» Надежда Любина оценила потери в 15-20%.

Объясняется это тем, что два заведения сети находятся на Думской улице и на улице Белинского, где основная активность наблюдается поздним вечером.

«Потери составят ближе к 20%. 15% точно. Мы к этим запретам относимся философски. Это просто надо пережить. Какие-то форматы [ресторанного бизнеса] остаются на своем уровне, а где-то идут полные провалы», — пояснила Надежда Любина.

Вводимые петербургскими властями ограничения начали немного смущать инвесторов, которые реже стали заходить в ресторанный бизнес.

Однако те, кто уже давно работает, старается их не замечать. Похоже, с рынка уйдут мелкие игроки, и произойдет его передел в пользу более крупных заведений.

«Идет захват рынка существующими игроками. Появляется много предложений, мест для размещения заведений, да еще и по дешевке. А для инвесторов привлекательная формула о том, что люди всегда хотят есть, сузилась до сектора стритфуда и фастфуда. Ресторан сейчас в целом открывать рискованно, потому что представьте себе ситуацию: ты открываешь ресторан, а завтра объявляют карантин», — объяснил президент Федерации рестораторов и отельеров Северо-Запада Леонид Гарбар.

Совладелец ресторанов «Карл и Фридрих» и «Русская рыбалка» Михаил Фейгельман констатировал, что сейчас уже вообще никто не инвестирует в рестораны.

«Я вижу только то, что ресторанному бизнесу все хуже и хуже. И никакого восстановления после прошлого локдауна пока что не произошло. Потерянные за тот период времени деньги мы компенсировать не смогли. И сейчас появилась еще одна проблема — мы не можем набрать персонал. Люди сейчас не хотят идти работать в наш бизнес именно по той причине, что все ждут, что нас закроют», — пояснил Михаил Фейгельман.

Совладелец сети «Евразия» Алексей Фурсов добавил, что сейчас весь бизнес оказался непривлекательным для инвестиций.

«Если бы я исторически не занимался ресторанным бизнесом, то я бы сейчас им заниматься не стал», — уточнил ресторатор.

АБН