Сестры. Алексей Синичкин

by Пупышев Игорь
Сестры. Алексей Синичкин

Трудно переоценить роль женщин в российском евангельском движении. Чрезвычайная активность русских аристократок, обратившихся ко Христу, была удивительнейшей чертой петербургского пробуждения. Богу было угодно, чтобы именно женщины взяли на себя заботу об устройстве первых евангельских общин.

Именно Елизавета Ивановна Черткова пригласила в Петербург лорда Редстока. Мы уже рассказывали об этом По природе она была благочестива. Постепенно ей становилось ясно, что новая жизнь во Христе, внутренняя свобода, общение с Духом Святым очень трудно сочетаются с церковными обрядами, к которым она привыкла с детства Ей пришлось преодолеть очень много внутренней борьбы, прежде чем она поняла, что религиозные привязанности являются огромным препятствием для познания воли Божьей, для жизни под руководством Духа Святого. В её доме на Среднем проспекте в Гавани проходили собрания верующих. На своём участке она построила специальный дом для молитвенных собраний.

У Елизаветы Ивановны была родная сестра Александра Ивановна, жена полковника Василия Александровича Пашкова. Во многом благодаря усилиям Александры Ивановны её муж услышал проповедь о Христе и отдал своё сердце Иисусу. С обращением В.А Пашкова петербургская община получила прекрасного проповедника и выдающегося организатора Собрания стали проходить и в его доме на Выборгской стороне.

Собрание сопровождалось пением. Вокруг фисгармонии стояла группа молодых девиц; они свежими голосами пели новопереведенные с английского языка евангельские песни, призывающие ко Христу. Их пение сопровождалось музыкой талантливой певицы и труженицы на ниве Божьей Александры Ивановны Пейкер. Трое из этих молодых девушек были дочери хозяина дома, Пашкова, трое — дочери министра юстиции, графа Палена, и две княжны Голицыны.

У княгини Веры Федоровны Гагариной в жизни не было проблем. Она могла себе позволить всё, что только можно себе пожелать — молодая, красивая, богатая, счастливая в браке. Однако внутренне она была глубоко несчастной. Её душа не могла найти покоя, ища чего-то светлого и вечного. Господь открылся ей, показав, что Христос умер за всё человечество и за неё лично.

Это удивительное обращение произошло в Петербурге. Позже она рассказала своей племяннице, Софье Ливен, о том, как это произошла На одном из собраний, где Вера Фёдоровна присутствовала, лорд Редсток прочел из книги Бытия 3:9 о том, что Бог обращался к Адаму со словами: «Где ты?» Эти слова проникли ей в сердце и не давали ей покоя. Она подумала, что если бы Господь задал ей сегодня такой же вопрос, она не знала, что бы смогла ответить, не знала, где находится ее душа: среди спасенных или погибших. Услышав в конце собрания давно знакомые последние слова Христа на кресте: «Совершилось», внезапно у неё открылись внутренние глаза, свет проник в ее сердце. Не раз читая это место из Слова Божьего или слыша его во время церковных служб, она принимала эти слова как говорящие о конце земных страданий Христовых. Но теперь она поняла, что слова эти говорили другое, что на Голгофском кресте была принесена искупительная жертва за все человечество и что искупление, предсказанное пророками, «совершилось». Свет свыше озарил ее сердце, и она поняла, что это великое спасение включает и ее и что ей ничего не остается делать, как только верою принять его. То, чего она не могла достигнуть ни стараниями, ни добрыми делами, — было совершено Христом и давалось ей даром Перед окончанием собрания лорд Редсток, обратившись к присутствующим, сказал, что он чувствует, что есть среди них кто-то, кто сегодня должен отдаться Христу или же уже отдался, и он просит это лицо встать, что она и сделала. Среди этого, частью еще светского, общества, окруженная знакомыми и родственниками, молодая княгиня безбоязненно засвидетельствовала, сказав, что она сегодня приняла спасение и отдается Христу.

С тех пор она стала одеваться просто и скромно, хотя и красиво и со вкусом. В её доме стали проходить собрания верующих под руководством ВА. Пашкова. Пашков говорил слово, сестры пели. Сохранился песенник, написанный рукой Веры Фёдоровны. Листая его, мы видим тексты песен, которые пелись в собрании: «Я дам тебе покой», «Душа! Торжествуй в Иисусе!», знакомая нам песня «Покров во время бури», «Что за друга мы имеем» и другие Муж ее, хотя и не разделял ее взглядов, однако давал ей полную свободу действий.

Сестра Веры Фёдоровны — Наталия Фёдоровна Ливен обратилась ко Христу в Англии ещё до своего замужества. Она пошла из любопытства на собрание в дом бывшего министра Блэквуда, и Слово Божье коснулась её сердца. Она верой приняла прощение грехов и искупление через кровь Иисуса Христа. Однако понимание ответственности христианина пришло к ней значительно позже. Муж её был оберцеремонимейстером при императоре Александре II. По вероисповеданию он был лютеранином и не стремился присоединиться к новому евангельскому движению. Наталия Фёдоровна была православная. Когда она сказала мужу, что хочет принять участие в хлебопреломлении, которое будет проводиться в евангельском собрании, то он просил её быть осторожной, поскольку это действие соответствует церковному причастию и может вызвать недовольство властей. Он не ставил никаких других препятствий жене для посещения богослужебных собраний евангельских христиан и предоставил ей свободу выбора Впоследствии он сам посещал собрания и преклонял колени во время молитвы со всеми верующими. В 1881 году он умер из-за сильного потрясения, перенесённого им после покушения на императора Александра II. Он отошёл в вечность в мире с Господом Наталия Фёдоровна впоследствии свидетельствовала, что «проводила его до ворот неба, так прекрасен был его переход». Она осталась одна с пятью детьми. После высылки властями Василия Александровича Пашкова собрания стали проходить в доме Натальи Фёдоровны, номере 43 на Большой Морской улице. Её дочь Софья Ливен вспоминает:

«...Приехал к моей матери генерал-адъютант государя с поручением передать ей его волю, чтобы собрания в ее доме прекратились. Моя мать, всегда заботившаяся о спасении душ ближних, начала говорить генералу о его душе и о необходимости примириться с Богом и подарила ему Евангелие. Потом в ответ на ею поручение сказала: «Спросите у его Императорского Величества, кого мне больше слушаться: Бога или юсу даря?» На этот своеобразный и довольно смелый вопрос не последовало никакого ответа. Собрания продолжались у нас, как и прежде. Моей матери позже передали, будто государь сказал: «Она вдова, оставьте ее в покое».

Княгиня Ливен также предоставила свой дом для жительства Ивана Вениаминовича Каргеля. Именно она пригласила его на постоянное жительство в свой дом, где он поселился со всей семьёй. Каргель возглавил общину евангельских христиан Петербурга Его служение было большим благословением для всех верующих. Он помогал членам общины глубже понять Господа, побуждал их к освящению. Именно благодаря Каргелю у евангельских христиан Петербурга появилось чётко сформулированное вероучение.

Наталия Фёдоровна пригласила к себе жить также Фридриха Вильгельма Бедекера — благословеннейшего проповедника Евангелия в России. Почти двадцать лет своей жизни он посвятил служению среди заключённых по русским тюрьмам и каторгам. Каргель и Бедекер проехали всю Россию от Петербурга до Сахалина, раздавая по тюрьмам Новые Заветы и Евангелия, благовествуя узникам.

В доме Ливен несколько недель проживал Георг Мюллер из английского города Бристоля. Его называли отцом сирот. Наталия Фёдоровна считала, что дом принадлежит не ей, а Господу. В 1893 году в доме Ливен появился студент Петербургского технологического института Иван Степанович Проханов. В своём доме на Морской, 43 Наталия Фёдоровна организовала первую воскресную школу. Среди её учеников был мальчик Коля, будущий известный проповедник Николай Иванович Пейсти.

Отличительной чертой петербургской общины было страстное желание нести евангелие всем людям, причём не только словом, но и делом. Они хотели не только свидетельствовать людям о Христе, но и реально помогать нуждающимся. Господь побуждал христианок помогать бедным женщинам, которые находились на самом низком социальном уровне Петербурга. В разных частях города были открыты швейные мастерские для бедных женщин, чтобы дать им возможность зарабатывать на дому. Это служение возглавили Александра Ивановна Пашкова, её сестра Елизавета Ивановна Черткова и Вера Фёдоровна Гагарина В мастерских бедным женщинам выдавали скроенный материал, а когда те возвращали сшитый заказ, то получали заработную плату и новый заказ. На работу принимали женщин вне зависимости от их репутации. Расплачивались за работу всегда полностью и немедленно. Руководители мастерских посещали женщин по квартирам, где беседовали с ними, а на Рождество и Пасху устраивали праздник с подарками и угощениями для них и их детей. На празднике звучало Слово Божье, пелись христианские гимны, возносились молитвы Господу. Дочери работниц имели возможность учится шить в этих мастерских, а во время учёбы им читали и разъясняли библейские истории, читали духовную литературу. За это служение отвечали сестры Крузе, две сестры Голицыны и дочери Наталии Фёдоровны Ливен. Они образовали специальный комитет, который отвечал за работу в мастерских. Молодые сестры очень ревностно включились в работу комитета. Они считали, что необходимо дать молодым девочкам профессию, так как, согласно Евангелию, очень важно научиться зарабатывать самим, а не жить подаянием и не опускаться на дно развратного общества Некоторые мастерские, на Выборгской стороне и в Гавани, изготовляли тонкое дорогое бельё, и нужны были работницы-белошвейки. Молодых девушек специально обучали этому ремеслу.

Мать сестёр Голицыных, княгиня Голицына, обратилась к Господу во время одного из приездов лорда Редстока Вместе с нею покаялись две её дочери, которые и стали заниматься с девочками в мастерских. Княгиня Голицына отличалась необычайной кротостью и мягкостью характера После смерти мужа она потеряла практически всё своё состояние и терпеливо, по-христиански, переносила постигшее её испытание.

Сестёр Крузе было семеро. Одна из сестёр вела женскую группу по изучению Библии, другие сестры были распространителями Евангелия, а также рисовали картины с текстами из Библии. Верующие с удовольствием вешали эти картины в своих домах.

Вещи, сшитые в этих мастерских, затем продавались на базарах, ежегодно устраиваемых для этой цели в доме на Большой Морской, 43, принадлежащем Ливен. Софья Ливен вспоминала:

«Базар этот помещался в малахитовом зале. Зала эта называлась так из-за малахитовых колонн и камина. Покупателей приходило очень много, частью свои знакомые, частью люди с улицы. С прискорбием нужно сказать, что многих из покупателей помимо продаваемых вещей соблазнял и малахит, который они выковыривали из колонн. Из таких кусочков делались потом ими брошки и всякие украшения, что и прельщало многих. Чтобы не вводить во искушение «любителей малахита», мать наша прекратила эти базары».

Сшитых вещей становилось всё больше, и для продажи было нанято помещение на Вознесенском проспекте, а затем магазин опять перенесли в дом Ливен, но уже на нижний этаж. Продавались детские вещи, постельное бельё и женская одежда. Магазин стал широко известен, и петербургские дамы охотно делали в нём покупки, особенно на праздники. Продавщицы свидетельствовали покупателям о Господи Иисусе, объясняли им Евангелие. Посетители магазина охотно слушали. Были даже такие, которые приходили туда специально, чтобы получить утешение и наставление.

Вся эта работа продолжалась до Первой мировой войны и была большим благословением как для большого количества женщин и девушек, так и для самих организаторов.

Одной из новообращенных была Юлия Денисовна Засецкая, дочь известного партизана Отечественной войны 1812 года Дениса Давыдова Ее личность, как и личность Е.И. Чертковой, отмечена писателем Н.С Лесковым. О ЮД Засецкой он писал:

«...В ней жило такое сострадание к бедствиям чернорабочего народа, что она готова была помочь каждому и много помогала. Она первая замечательным пожертвованием основала в Петербурге первый ночлежный приют и сама им занималась, перенося бездну неприятностей... все, что она делала для других, — это делалось ею не по-купечески, а очень деликатно. Словом, она была очень добрая и хорошо воспитанная женщина и набожная христианка, но только не православная».

А вот как он писал о Е.И. Чертковой:

«Скажу теперь несколько слов о главнейшей из редстокисток, очень благородной и уважаемой женщине, которую в шутку, но не в насмешку называют «старостихой редстоковской церкви»... «Старостиха»... замечательна уж тем, что, несмотря на всю ее прямоту и кипучую деятельность, она стоит совершенно чистой от всяких нареканий... ее даже клевета не чернила Она считалась образцом строгой честности, и никогда никакое подозрение не касалось ее, как жены Цезаря».

Е.И. Черткова стала членом дамского комитета посетительниц тюрем.

С 1875 года Мария Григорьевна Пейкер со своей дочерью Александрой Ивановной положили начало изданию религиозно-нравственного журнала «Русский рабочий», в котором печатались поучительные рассказы, повести и небольшие назидательные духовные статьи, далекие от какой бы то ни было религиозной полемики (догматических споров). Журнал «Русский рабочий» издавался в течение 11 лет (с 1875 по 1885 год включительно). Александра Ивановна Пейкер до своего обращения была солисткой Императорского оперного театра; будучи за границей, обратилась к Господу через проповедь Муди.

Вернувшись в Петербург, она посвятила себя для служения. Её пение и свидетельства о Господе несли утешения больным, усталым и разочарованным жизнью людям и одновременно ободряли в следовании за Господом У Александры Ивановны открылся талант живо и ясно объяснять Слово Божье. Удивительно, но многие братья именно к ней обращались за помощью в изъяснении непонятных мест Библии. Впоследствии она очень много сделала для служения среди калек, больных и несчастных. Господь даровал ей особый дар сострадания к этим людям В свои поздние годы она будет работать в больнице. Призыв Христа стал для неё важнейшим в жизни. Она была счастливейшим человеком, несмотря на то, что намеренно осталась одинокой и незамужней, чтобы служить Тому, Кого любила больше всего.

Мы рассказали лишь только о некоторых женщинах-христианках петербургской общины. Их было очень и очень много. Главное, что объединяло русских аристократок, отдавших свою жизнь Иисусу Христу, это большая активность в служении. Их сила была в бесстрашии и ревности. Мы рассказали о некоторых сторонах огромного служения, которое они несли во имя Господа. Это посещение тюрем, больниц, ночлежных домов. Служение у постелей умирающих бедных людей. Пламенная проповедь в своих поместьях. Размах миссионерской работы первой петербургской евангельской общины до сих пор не исследован. Но сегодня ясно, что огромную роль в этом сыграли русские аристократки, назвавшие себя просто сестрами.

June 18, 2018
by Пупышев Игорь