Соотношение понятий аффекта в общей и судебной психологии

by F00-F99
Соотношение понятий аффекта в общей и судебной психологии

Понятие аффекта, начиная с работ Р. Крафт-Эбинга (конец XIX в.), в контексте судебной психиатрии и судебной психологии рассматривалось в дифференциально-диагностическом плане: различались физиологический (или нормальный) и патологический аффекты. В исследованиях В. Ф. Чижа, А. Я. Боткина, Р. Крафт-Эбинга, Я. М. Калашника анализировалось соотношение физиологического аффекта с некоторыми уголовно-правовыми категориями: наличием преступного умысла, вменяемостью-невменяемостью, смягчающими ответственность и наказание обстоятельствами. Были выделены типичная трехфазность возникновения и развития эмоциональной реакции, характерная для аффекта, психологические феноменологические признаки аффекта, указывалось на значимую роль исследования личностной и патологической "почвы" при его диагностике. Важным явилось выделение разнообразных причин, вызывающих аффекты, среди которых были выявлены психотравмирующие обстоятельства, обусловливающие изменения эмоционального состояния обвиняемых. Все эти работы составляли первое направление исследований аффективных реакций и состояний — судебно-психологическое.

Второе, параллельно развивающееся направление можно обозначить как общепсихологическое. В отечественной психологии оно представлено работами А.Н. Леонтьева, Н.И. Наенко, А.Р. Лурии, В.К. Вилюнаса. Отличающим от судебно-психологических исследований признаком этого направления явилась разработка проблематики, связанной с аффектами, в контексте общепсихологических вопросов определения эмоций (в широком смысле), соотношения аффекта с чувствами, эмоциями (в узком смысле), настроениями и другими сторонами эмоциональной сферы. Использование теорий более широкого плана, в первую очередь теории деятельности — предопределило интерес к исследованию функций аффектов, их роли в регуляции деятельности, психологического строения, структуры аффектов. При этом феноменологические, внешние признаки аффекта, которым придавалось большое значение в плане судебно-психологических исследований, оставались вне поля внимания. Характерно, что общепсихологические исследования практически не оперировали (и не оперируют) понятием "физиологического" аффекта, предпочитая говорить об аффекте без каких-либо дополнительных определений. В этих исследованиях рассматривался более широкий круг аффективных состояний, прежде всего по модальности изучаемого явления: если физиологический аффект традиционно сужен рамками аффектов гнева, ярости и т.п., то аффект в общепсихологическом смысле включает в себя сильные переживания страха, радости, восторга и других эмоций, может приобретать как стенические, так и астенические формы.

Как бы объединяющим эти два направления является анализ аффекта в работе С.Л. Рубинштейна "Основы общей психологии", который описывает классический аффект гнева, ярости и частично соотносит термин "аффект" с понятием "сильное душевное волнение" (по смыслу уголовного закона). В то же время определение Рубинштейна несколько шире, чем дефиниция физиологического аффекта: он указывает, что аффект "может дать не подчиненную сознательному волевому контролю разрядку в действии", "в аффективном действии в той или иной мере может быть нарушен сознательный контроль в выборе действия", т.е. рассматривает соотношение "аффекта" в общепсихологическом понимании и "аффекта как сильного душевного волнения" как общее и частное. Аналогичную мысль приводил в своих лекциях А.Н. Леонтьев: "В момент аффекта поведение может дезорганизоваться".


Прежде всего рассмотрим аффекты как один из трех видов эмоциональных переживаний наряду с эмоциями и чувствами. Основанием для выделения аффектов в общей психологии является, как отмечал А.Н. Леонтьев, их дифференциация с собственно эмоциями "по своей функции, по способу, каким осуществляется регулирование деятельности". Для практики же судебно-психологической экспертизы (СПЭ) основное значение имеют количественные характеристики эмоциональной реакции.

Сопоставление аффектов и эмоций показывает как сходство, так и различие этих понятий. С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев, В.К. Вилюнас отмечают, что аффекты отличаются от эмоций большей силой и относительной кратковременностью, однако Леонтьев подчеркивает, что эти признаки не являются решающими при отграничении аффектов от эмоций: "эмоции вовсе не отличаются от аффектов меньшей силой или меньшими эффектами", есть отличия гораздо более существенные, "чем отличие, которое обычно приводится (по силе, остроте переживания)".

Более существенные — это в первую очередь функциональные различия. И аффекты, и эмоции — ситуационные переживания, в отличие от чувств. Только эмоции отражают оценку возможной или текущей ситуации, а аффекты являются ответной реакцией на уже наступившую ситуацию, чаще всего неожиданную для субъекта, опасную или психотравмирующую. При этом происходит переоценка значимости ситуации.

А.Н. Леонтьев отмечает, что эмоции воспринимаются человеком как состояния своего Я, а аффекты являются состояниями, возникающими помимо его воли: "Аффекты всегда выступают не как то, что является моим, а как то, что происходит со мной". Это вызывает определенное отношение субъекта к аффекту. Могут возникать разнообразные аффективно-эмоциональные сплавы, когда аффект становится источником эмоций: положительный аффект способен вызвать отрицательные эмоциональные переживания, а его преодоление — положительные. Аффекты, по Леонтьеву, могут стать и объектом самоуправления: изживания, преодоления, отвлечения, замещения. Я.Рейковский различает "состояние сильного эмоционального возбуждения — аффекта (страх, гнев, радость), при котором еще сохраняются ориентация и контроль, и состояние крайнего возбуждения, описываемое такими словами, как "паника", "ужас", "бешенство", "экстаз", "полное отчаяние", когда ориентация и контроль практически невозможны".


Обычно подчеркивают "мобилизующую" и "дезорганизующую" функции аффектов. Но с точки зрения места аффекта в общей структуре деятельности основной его функцией является "следообразование". По словам А.Н. Леонтьева "это функция особого рода, которая выражается в том, что аффект накапливается, складывается, фиксируется в виде аффективного знака объектов и ситуаций, при этом фиксируется очень быстро (не нужно повторений)". Эти следы традиционно, вслед за К.Юнгом, называют "аффективными комплексами", которые можно выявлять экспериментальным путем. Таким образом, хотя аффекты возникают постфактум (по отношению к ситуациям), они опережают последующий опыт через повышение бдительности к возможному повторению ситуации и оберегают от возможного попадания в эти ситуации.

С предыдущей функцией тесно связаны еще два свойства аффектов, выделяемые А.Н. Леонтьевым: их способность к кумуляции и канализации. При каждом повторении аффектогенной ситуации соответствующий аффект увеличивается, но в определенных ситуациях его следы могут "изживаться" — спонтанно или под воздействием терапевтических процедур.


Аффекты в общей психологии рассматриваются как "личностные" образования, не обязательно связанные с биологическими инстинктами и потребностями. Они могут быть вызваны биологическими отношениями, но, по мнению Леонтьева, "неверно положение, что только в этих отношениях аффекты и существуют". Поэтому их нельзя рассматривать только как биологический тип регуляции, протекающий вне рамок личностного уровня регуляции.

К аффектам можно отнести эмоциональные состояния разной модальности, внезапно "овладевающие" субъектом в определенных ситуациях. Это могут быть и отрицательно окрашенные острые эмоциональные переживания (гнев, ярость, страх и др.), и положительно окрашенные (восторг, сильная радость и пр.). Круг состояний чрезвычайно широк. А.Н. Леонтьев иллюстрирует закономерности аффективных явлений через разнообразные примеры: встречу невооруженного охотника с медведем, поведение солдат перед битвой под Бородино в изложении Л.Н. Толстого, стартовый аффект у спортсмена-парашютиста, дезорганизацию поведения в состоянии сильной радости, убийство из-за унижения мужского достоинства в стереотипных представлениях данного социального окружения. При проведении СПЭ интерес представляет более узкий диапазон аффектов — в основном отрицательно окрашенных, вызванных противоправными или аморальными действиями других людей.

Выделяют "стеническую" (приводящую к агрессии) и "астеническую" (обусловливающую страх, бегство, оцепенение) формы аффектов. Очевидно, что для СПЭ обвиняемых имеют юридическое значение только первые из них, тогда как "астенические" аффекты учитываются при оценке беспомощного состояния потерпевших.

Обязательным компонентом аффектов, рассматриваемых в общей психологии, является внезапность их возникновения. Многие отрицательно окрашенные стенические аффекты носят взрывной характер и могут ограничивать сознательный волевой контроль действий.

Однако аффективный взрыв не является обязательным признаком всех аффектов. Надо сказать, что некоторые специалисты неоправданно идентифицируют понятия "внезапность" и "взрывной характер" эмоциональной реакции. Субъективная внезапность означает неожиданный для самого человека переход эмоционального процесса на качественно иной уровень и не обязательно сопровождается эмоциональным взрывом. В свою очередь, взрывной характер эмоционального возбуждения человека не означает, что для него это возбуждение наступает субъективно внезапно, оно может быть следствием "самовзвинчивания" или "самопопустительства".

Таким образом, аффекты (как понятия общепсихологические, а не экспертные) — это внезапно возникающие интенсивные и относительно кратковременные эмоциональные переживания различной модальности, наступающие вследствие определенных аффектогенных ситуаций, они обладают количественными и качественными отличиями от собственно эмоций и в зависимости от интенсивности могут ограничивать свободу "волеизъявления" человека при совершении конкретных действий.

Судебно-психологическое понятие аффекта

Аффект как сильное душевное волнение — судебно-психологическое понятие, охватывающее ряд юридически значимых эмоциональных реакций и состояний, ограничивающих способность обвиняемого к полноценному осознанию окружающей действительности и своих действий, к произвольной волевой регуляции своего поведения в момент совершения инкриминируемого ему деяния. Является квалифицирующим признаком ст. 107, ст. 113 УК РФ. Промежуточными экспертными понятиями, т.е. разновидностями аффекта выделяют следующие категории.

  • Физиологический как общепсихологический аффект, возникающий непосредственно в ответ на единичное психотравмирующее воздействие.
  • Кумулятивный как общепсихологический аффект, возникающий вследствие накопления эмоционального напряжения в условиях длительной психотравмирующей ситуации, на фоне продолжительного стресса, сопровождающегося внутриличностным конфликтом и состояниями фрустрации вследствие неудачных стратегий совладающего (копинг-) поведения.
  • Выраженное эмоциональное напряжение, оказывающее существенное влияние на сознание и поведение. Обычно состояние эмоциональной напряженности характеризуется менее выраженными по сравнению с общепсихологическими аффектами нарушениями осознания и регуляции поведения. Однако в практике судебно-психологической и психолого-психиатрической экспертиз встречаются случаи, когда накопленное в условиях длительной психотравмирующей ситуации эмоциональное напряжение обвиняемого субъективно внезапно переходит на качественно новый уровень и на высоте своего развития сопровождается частичным сужением сознания и, соответственно, ограничением возможности осознанно и произвольно регулировать свои действия. Данное состояние встречается гораздо реже, чем эмоциональные реакции взрывного характера, но если оно характеризуется всеми вышеописанными признаками, его также необходимо соотносить с экспертным понятием аффекта (внезапно возникшего сильного душевного волнения). В его структуре существует, отмечал в своей докторской диссертации М.М. Коченов, "момент "срыва", наступающий неожиданно для субъекта переживания", который "является высшей точкой развития эмоциональной психической напряженности". При этом "состояние эмоциональной психической напряженности развивается более плавно, чем аффект, но на "вершине" этого состояния происходят изменения сознания, мотивации поведения, сравнимые по качеству с изменениями при аффекте".

Все перечисленные состояния наступают субъективно внезапно, на высоте развития ограничивают способность обвиняемого к осознанию значения своих действий и осуществлению их произвольной регуляции. Отличия же, в первую очередь, заключаются в удельном весе эмоциональной напряженности.

Дифференциальная диагностика

Прежде всего необходимо дифференцировать нормальные и  патологические аффекты. Многими специалистами отмечается, что состояния уголовно-релевантного аффекта, имеющего значение для квалификации ст. 107 или 113 УК РФ, и патологического аффекта обладают рядом как общих, так и отличительных признаков.

Оба состояния возникают по внешнему психотравмирующему поводу, носят кратковременный характер и отличаются четкой трехфазностью динамики. Основным критерием отграничения патологического аффекта от "нормального" является установление на второй фазе эмоциональной реакции психогенно обусловленного глубокого помрачнения сознания, которому свойственны полная дезориентация, продуктивная психотическая симптоматика, психомоторное возбуждение. Психотическая симптоматика отличается незавершенностью, малой выраженностью, определяется кратковременными нарушениями перцептивной деятельности в виде иллюзорных восприятий или аффективных функциональных галлюцинаций, психосенсорными расстройствами, состояниями острого страха и растерянности, нестойкими бредовыми переживаниями. Для третьей фазы патологического аффекта характерны терминальный сон или тяжелая прострация с явлениями оглушенности, абсолютной безучастности к происходящему, полная амнезия в отношении собственных действий, обстановки правонарушения, действий потерпевшего. При этом могут оставаться воспоминания о первой (непсихотической) фазе, отрывочные воспоминания о психотических переживаниях.

Патологический аффект относится к категории "временного психического расстройства", определяющего неспособность подэкспертного осознавать фактический характер и последствия своих действий, контролировать их в момент совершения общественно опасного деяния. 

	Подэкспертный Д.. 22 лет. обвиняемый по ч. 1 ст. 105 УК РФ в убийстве отчима. В ходе следствия Д. показывал, что он ночью по просьбе отчима купил две бутылки водки, приготовил закуску, которую вместе с ножом принес к отчиму в комнату. В ходе разговора отчим стал оскорблять его мать и девушку, угрожал расправиться с матерью, поджечь квартиру, когда они будут спать. Пояснял, что при повторных оскорблениях отчимом матери почувствовал себя униженным, подавленным, испугался, что возникнет драка, в голове промелькнула мысль: "все — надо уходить", но "тут все как сорвало". Свои последующие действия помнил смутно, фрагментарно. Так, "в руке оказался нож" и он ударил отчима. Далее помнил, что какое-то время сидел около отчима, "оказавшегося на полу", разговаривал "то ли с ним, то ли с самим собой", "местами помнил", как выходил на лестничную клетку, а "утром проснулся в постели".
	Комиссия пришла к заключению, что Д. обнаруживает органическое эмоционально-лабильное расстройство в связи со смешанными заболеваниями (последствия органического поражения головного мозга сложного генеза — ранняя патология, повторные травмы головы) и в период, относящийся к инкриминируемому ему деянию, у Д. имело место временное психическое расстройство в виде патологического аффекта, развившегося на органически неполноценной почве, что лишало его способности сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Источник: Сафуанов Ф. С. Судебно-психологическая экспертиза.

June 22, 2018
by F00-F99